freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Первый феминистский самиздат в Японии


Женщины из журнала "Сэйто"
Перевод статьи "The Banned 1910s Magazine That Started a Feminist Movement in Japan" от Rina Gonzalez Gallego
Поздним вечером, весной 1912 года, жительница Токио Кадзуко Модзуме услышала, как у задней калитки дома ее отца лает собака. Кадзуко вышла на шум и обнаружила у калитки трех человек – полицейского и двоих в гражданской одежде. Они не сказали, что им надо, и только спросили, здесь ли издается "Сэйто", женский литературный журнал, который Кадзуко основала с четырьмя своими подругами.
Она провела мужчин в дом, в комнату, которая служила редакцией. Они осмотрелись и обнаружили один экземпляр последнего номера. Забрав его, посетители наконец сообщили молодой женщине о цели своего визита. Они пришли конфисковать журнал как "возмущающий спокойствие и нарушающий общественный порядок".
Молодые женщины, создавшие этот журнал годом раньше,знали, что делают нечто беспрецедентное. Там публиковались литературные произведения разных жанров, написанные женщинами. В Японии до 1911 года женщины не публиковали ничего, кроме лирических стихотворений о цветах. Название журнала "Сэйто" переводилось как "Синие чулки", в честь группы англичанок, которые в 18-ом веке собирались для обсуждения политических и социальных вопросов.
Однако "Сэйто" на задумывался как радикальное или политическое издание. "Мы не создавали этот журнал, чтобы разбудить социальное сознание женщин или внести вклад в феминистское движение, – вспоминала основательница Харуко Хирацука. – Все, чего мы хотели, это создать литературный журнал для женской аудитории". Большая часть произведений, публикуемых в "Сэйто", была написана в жанре "личная исповедь".
Но даже такие личные исповеди оказались чем-то революционным в обществе, где никаких других ролей, кроме роли жены и матери, для женщин не предусматривалось. Создательницы журнала "Сэйто" выходили за пределы этих ролей. Они влюблялись, пили алкоголь и публично писали о чем хотели. Это было настолько радикально, что привлекло внимание компетентных органов. Полиция пришла на дом к Кадзуко Модзуме из-за того, что в искомом выпуске содержалась история, как замужняя женщина назначает свидание любовнику. Один спорный вопрос вел к другому, и вскоре на страницах "Сэйто" уже обсуждались равноправие, аборты и требования общества к женской добродетели. Не имея изначально такого намерения, создательницы журнала "Сэйто" стали одними из первых японских феминисток.
Идея основания журнала родилась не у Харуко. Сначала ей и в голову не приходило быть писательницей или редакторкой. Первым эту идею озвучил ее наставник, Око Икута. Харуко в это время в основном читала, учила английский и занималась медитацией. Ей было 26 лет, она жила в родительском доме, и проблема "прокормиться" перед ней не стояла. Последний раз до этого она виделась с Икутой на собрании писателей. Там Харуко с еще одним писателем решили романтически покончить с собой, ушли ночью в горы и попытались там замерзнуть. Родители пришли в ужас, но продолжали надеяться, что дочь остепенится. Харуко принадлежала к первому поколению японских женщин, которым стали доступны старшие классы средней школы и университет. Но в то время, как женщинам стало в большей степени доступно образование, общество стремилось наложить все больше ограничений на их поведение.
"Многие из этих молодых женщин начали интересоваться интеллектуальными вопросами и хотеть чего-то большего чем быть женой и матерью," – отмечает Джен Бардсли, профессор-японист Университета Северной Каролины и автор книги "Синие чулки Японии". Дома Харуко делила комнату с Йосико Ясумоти, подругой своей старшей сестры. Когда Харуко вслух задумалась, "а не создать ли нам литературный журнал?", Йоcико просто вцепилась в эту идею. "Ей совсем не хотелось возвращаться домой в Cикоку, – пишет Харуко в своей автобиографии. – Она искала себе дело и нашла его".
Подруги начали планировать журнал и литературный кружок, который будет его выпускать. Они привлекли к его созданию еще трех женщин, включая Модзуме, которая предложила свой дом в качестве редакции. По призыву Око Икута основательницы начали собирать материал для первого выпуска у немногих женщин-писательниц и даже жен писателей. Первый выпуск начинался со стихотворения известной поэтессы Акико Ёсано.
Придет день, когда сдвинутся горы.
Говорю же, а люди не верят!
Слишком долго спали горы.
В долгом сне своем
Зажглись они огнем от солнца и сдвинулись.
Однако, не верят в это все же.
Люди! Кто-нибудь, да поверьте вы!
И женщины очнутся от сна и двинутся в путь.
Харуко Хирацука (псевдоним - Райтё) сама написала манифест к открытию журнала, которые стал первым в Японии публичным призывом к женскому равноправию. "В самых своих смелых мечтах я не представляла, какое брожение начнет это воззвание в умах молодых женщин моего поколения," – напишет она позже. За одну ночь она написала длинный хаотичный текст, пылкий и страстный, который заканчивается следующим призывом: "Даже если я упаду по дороге, даже если я буду тонуть в океане, как потерпевший крушение моряк, последним усилием я подниму вверх парализованные руки и последним дыханием крикну – "Женщины! Вперед! Вперед!"
Редакторы "Сэйто" поместили в местную газету небольшую рекламу. Стоил один выпуск 25 сен, чуть больше, чем другие журналы подобного формата. Никто не ждал особого успеха, и все очень удивились, когда журнал быстро раскупили. В первых выпусках было много эссе, повестей и стихов. "Тогда было модно писать в жанре "исповедь", от первого лица," – говорит профессорка Бардсли. Вскоре у "Сэйто" образовался круг почитательниц, в основном молодых женщин. Стали охапками приходить письма, а некоторые читательницы даже приходили за советом в редакцию.
Одной из таких регулярных корреспонденток стала Котики Отакэ, дочь известного художника. Необычно высокая и громогласная для японки, Котики одевалась по мужски, но в своих письмах она предстает как наивный подросток. В своем первом письме в "Сэйто" она писала: "Я написала много глупостей, но я такой человек, что просто не могу быть нечестной самой с собой. Так что я пошлю это письмо… А когда приеду в Токио, то приду к вам и принесу свои извинения тем же детским, топорным способом, каким я делаю все остальное." "Она была абсолютно раскованна," – писала Харуко о Котики Отакэ.
Эскапады Котики Отакэ создавали вокруг "Сэйто" скандал за скандалом. СМИ заинтересовались странными женщинами, выпускающими литературный журнал. С этим сталкиваются феминистки всех стран – идеи и работа не так интересуют прессу и публику, как подробности личной жизни. Например, Отакэ совершила вылазку в кафе где собиралась токийская богема, и там бармен научил ее смешивать коктейли. Отакэ написала об этом восторженный очерк, и все решили, что женщины "Сэйто" только и делают, что напиваются в барах.
Еще больший скандал спровоцировал визит в квартал красный фонарей Ёсивара. Небольшая группа женщин, в том числе Харуко и Котики Отакэ, провела ночь элитном борделе в компании куртизанки по имени Эйдзан. Основательницы "Сэйто" не знали, как живут женщины других классов, и хотели сделать журналистское расследование. Но СМИ преподнесли это широкой читательской аудитории совершенно иначе. "Некоторые участницы общества "Сэйто" совершили необдуманный и вызывающий поступок, побывав в Ёсиваре, – писала одна газета. – Они так распустились, что даже мужчинам было бы стыдно".
Журналисты популярных газет были не единственными, кто счел что Харуко и Котики зашли слишком далеко. До этого количество подписчиц стабильно росло, но после визита в Ёсивару, многие учительницы государственных школ (а это была самая массовая профессия у образованных японских женщин) отменили свою подписку из страха потерять работу. Отец Кадзуко Модзуме заставил ее уйти из редакционного совета (она продолжала писать под псевдонимом). Ёсико Ясумоти писала Харуко: "На ранних стадиях "Сэйто" был искренним, уважаемым и заслуживающим доверия журналом, но растерял эти качества… Из-за твоего необдуманного поведения все эти женщины стяжали плохую репутацию, потому что нарушили все принятые нормы поведения и делали то, чего женщины раньше не делали никогда."
В 1913 году "Сэйто" оказался на перепутье. Попытки этих женщин осознать себя закономерно привели их к тому, чтобы от личных переживаний перейти к общественным вопросам. В первый год издания "Сэйто" иногда обсуждал вопросы, связанные с положением женщин в обществе, но это не было главной темой. Отдельный выпуск был целиком посвящен пьесе Генрика Ибсена "Кукольный дом", которая тогда шла в Токио. А в 1912 году журналом впервые заинтересовались цензоры и компетентные органы за публикацию следующего текста: "Все мои мысли о счастье первой ночи, когда твои алые губы прикоснулись к моим… я хочу быть всецело захваченной искренней человеческой любовью".
Все чаще и чаще писательницы поднимали вопросы о правах женщин, в первую очередь - о праве контролировать собственное тело. В 1913 году, в специальном выпуске, целиком посвященном женскому равноправию, вышла статья радикальной феминистки Хидеко Фукуды под названием "Решение женского вопроса". В этой статье она призывала не только к равноправию мужчин и женщин, но и к установлению равенства между классами и социальными слоями. "Настоящее освобождение женщин возможно только при освобождении трудящихся классов. Даже если женщины получат избирательные права, а также доступ в суды, университеты и государственные учреждения, это в первую очередь пойдет на пользу женщинам из влиятельных классов; большинство женщин все равно будет исключено из этих структур. Таким образом, классовая борьба между мужчинами перейдет в классовую борьбу между женщинами".
Этот выпуск правительство запретило распространять как "нарушающий общественный порядок". То же самое произошло два месяца спустя с выпуском, где была опубликована статья, критикующая браки по сватовству. В следующем году состоялись бурные дебаты относительно того, что же такое женская добродетель, когда одна из участниц рассказала, что потеряла девственность в объятиях своего начальника, который принудил ее к интиму угрозой уволить. Люди на полном серьезе обсуждали, является ли это "согласие" аналогичным согласию на брак по сватовству.
Цензоры забраковали один из выпусков 1914-го года, где содержалось литературное произведение о том, как женщина ушла от мужа, а 1915 году – произведение, где героиня не жалела о сделанном аборте. Эта история называлась "Моему любовнику от женщины, заключенной в тюрьме", и там героиня говорит вещи поистине революционные. "Пока эмбрион не созрел, он не более, чем часть тела матери. Поэтому мать может решать его судьбу исходя из его и своих интересов." Эту историю правительственные цензоры называли "вредной для общественной морали".
Создательницы "Сэйто" мало того, что провоцировали общество своими текстами, они еще и жили как хотели. Они уходили от мужей и имели любовников. Они беременели вне брака и делали аборты. Харуко Хирацука вступила в близкие отношения с мужчиной намного моложе, съехала от родителей и отказалась от их финансовой поддержки. Бурные годы издания необычного журнала привели ее к эмоциональному выгоранию. В 1915 году она передала место редактора Ито Ноэ, которая оказалась еще более радикальной. Но финансово журнал было тяжело удержать на плаву, а когда Япония в 1916 году вступила в Первую мировую войну, людям стало не до подписки. В 1916 году, не предупредив читателей, "Сэйто" закрылся. На два десятилетия его создательницы исчезли из общественной жизни. Но после второй мировой, когда американские оккупанты начали насаждать женское равноправие (привет, Беата Сирота – примечание переводчицы), о "синих чулках" вспомнили, и они по праву заняли место пионерок феминистского движения в Японии. Сегодня, любая, кто изучает историю японского феминизма на западный лад, начинает с них.
* * *
Примечание переводчицы:
Харуко жутко напомнила мне Марину Цветаеву. Та же экзальтированность, те же демонстративные попытки самоубийства, та же зависимость от состоятельных и либеральных родителей и то же замужество за мужчиной младше себя. Но вообще я была удивлена, что правительство Японии их не преследовало. Оно же было достаточно тоталитарным и инакомыслящих не любило. (Кому интересно, прекрасный фильм Акиро Куросавы "Не жалеем о нашей молодости" как раз на тему).
FV: От себя добавлю еще ссылку на другую статью на близкую тему, которую раньше постила в сообщество:
Tags: 20 век, Азия, Япония, журнал, история феминизма, статья, феминизм, феминистка
Subscribe

Posts from This Сommunity “история феминизма” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments