freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Jenny Jochens "Women in Old Norse Society"


Йенни Йохенс родилась Копенгагене, Дания, закончила Копенгагенский университет, затем изучала историю средневековья в Париже, а когда ее мужу предложили работу в Университете Джонса Хопкинса, перебралась вместе с ним и четырьмя маленькими детьми в Балтимор, США. Однако, собственную работу и там не забросила, начала преподавать в Университете Тоусона. Ее две основные работы - "Women in Old Norse Society" и "Old Norse Images of Women".
Во второй книге Йохенс пишет об образах женщин в древнескандинавской мифологии и литературе, а первая посвящена повседневной жизни обычных женщин.
В основном Йохенс концентрируется на Исландии и, в меньшей степени, на Норвегии. В качестве источников она использует саги - "родовые саги", "королевские саги" и "саги о недавних событиях" - и своды законов. Все эти тексты относятся к переходному периоду между язычеством и христианством, когда новая религия только утверждалась на Севере. К первоисточникам Йохенс относится критично, не все они в равной степени историчны (ее подход подробно описан в приложении к книге). Много внимания исследовательница уделяет тому, чтобы отделить более ранние, языческие реалии от позднейших христианских влияний, проследить процесс христианизации и то, как она повлияла на жизнь жещин. Впрочем, между языческим и христианским периодами есть и много общего.
Больше всего в этой книге Йохенс пишет о брачно-семейной сфере, которая как раз сильно была затронута приходом христианства. Церковь продвигала свою повестку по поводу брака, основными принципами которой были: моногамия, верность, согласие и нерасторжимость. Далеко не всё из этого удавалось успешно внедрить.
Моногамия и верность, по крайней мере, со стороны мужчин приживались совсем плохо. Даже священники изменяли законным женам - пока им было позволено жениться. А целибат среди духовенства внедрялся через большое сопротивление, и уже после того, как Ватикан провозгласил его обязательным, священники и даже епископы имели внебрачные связи и внебрачных детей. Что уж говорить о мирянах... Законный брак с несколькими женщинами в Скандинавии был скорее исключением, разве что короли могли себе такое позволить, но вот наложницы, сексуальная эксплуатация рабынь и служанок, эпизодические связи во время частых путешествий мужчин - всё это было обычным делом, и христианство мало что изменило.

По части разводов церкви тоже пришлось пойти на значительные уступки. Брак, "пока смерть не разлучит" супругов, был христианским идеалом, но в древнескандинавском и общегерманском обычном праве развод был довольно прост.
Автоматический развод в Исландии был доступен при следующих обстоятельствах:

* если супруги были слишком бедны, чтобы содержать своих детей
В таком случае обязанность заботиться на детях по закону падала на других родственников, и тот, кто был ответственным за детей в таком случае, легко мог инициировать развод супругов. Проблему содержания уже имеющихся детей это не решало, однако предотвращало появление новых, по крайней мере.
* если один из супругов имел бедных родственников, о которых обязан был заботиться, а второй не хотел тратить на них свои средства, более богатый из супругов немедленно мог получить развод
Опять же, это было связано с законами о бедности. Таким образом, муж или жена могли защитить свои имущественные интересы.
* если муж хотел вывести имущество жены из страны против ее воли, она могла немедленно получить развод
Обратное, кстати, не предусматривалось - всё-таки женщины редко путешествовали заграницу.

* насилие одного из супругов против другого (примеры насилия встречаются в сагах)
Формально закон был гендерно нейтральным. По факту, скорее, женщины чаще были жертвами насилия (впрочем, в сагах встречаются разные примеры), и это правило защищало больше их. Впрочем, были различные трактоки того, насколько же сильными должны быть нанесенные повреждения, чтобы это могло служить основанием для развода.

* степень родства между супругами, препятствующая браку
Тут христианская церковь ввела дополнительные ограничения, включив кровное родство аж до седьмого колена (потом снизили до 5-го и 4-го), свойство (родство по браку) и духовное родство (кумовство). Понятно, что если о родстве было заранее известно, то брак просто не заключили бы, но если такое обстоятельство выяснялось позже, это тоже было поводом для развода.

* если муж не спал с женой три года "по пренебрежению" - без уважительных причин
Видимо, случаи длительной отлучки супруга сюда не входили.

Что любопытно, супружеской измены в списке главных причин развода нет. Мужская измена в принципе не считалась чем-то существенным, а что касается женской, то формально в Исландии муж имел право просто убить любовника жены (однако, не факт, что на деле это всегда так и происходило).

В языческие времена для развода вообще не требовалось участие вышестоящих властей. Недовольная сторона должна была совершить три действия: 1) призвать свидетелей, 2) объявить о причине развода и 3) заявить о своем намерении развестись.

Женщины обладали полным правом на инициативу при разводе, видимо, за счет того, что в браке сохраняли имущественные права. Даже в худшем случае, если муж разводился с женой по причине какой-то ее вины, она сохраняла право на свое приданое. Если же виновником был муж, то жена могла претендовать также и на уплаченный мужем выкуп за невесту. Собственно, из этих двух частей - выкупа, предоставленного семьей жениха, и приданого, предоставленного семьей невесты - и состояло изначально имущество новой "ячейки общества".
Даже в христианские времена был возможен развод по такой причине как "не сошлись характерами", правда, в этом случае только с согласия епископа. Тут уже епископ, выслушав обе стороны, мог на свое усмотрение решать - развести пару, позволить жить отдельно, не расторгая брак, или же предложить пожить раздельно временно.

В общем, тут христианство тоже изменило немного, разве что в некоторых случаях необходимым стало участие епископа. Однако, разводы всё равно практиковались и в христианский период, возможно, лишь несколько реже.

Что касается согласия на брак, тут церковь наиболее преуспела, хотя не полностью и не сразу. Традиционно у германцев и скандинавов брак был экономической сделкой, и заключение брака во многом напоминало совершение крупной покупки, такой как корабль или земля. Хотя мужчины традиционно сами выбирали жен, но согласие женщины значения не имело. Даже присутствие невесты не было обязательным, всё решали мужчины-родственники. Жену даже можно было передавать в наследство вместе с остальным хозяйством - такие случаи описаны в сагах, причем, не как нечто маргинальное, а как нормальное явление. Христианское духовенство начало продвигать идею согласия обеих сторон, то есть, и невесты тоже. Даже то, что она хотя бы формально должна была сказать "да" - это уже было радикальное (по тем временам и для того общества) изменение. Не факт, конечно, что всем женщинам сразу стал доступен свободный брачный выбор, однако, понемногу идея всё-таки пошла в массы, и постепенно закрепилась. По крайней мере, с точки зрения церковного права важно было именно согласие невесты. Светский закон пытался уравновесить это новшество - в исландских законах оговаривалось, что если женщина выходит замуж без согласия семьи, то тем самым исключается из очереди наследования. (Вероятно, и приданого она тоже лишалась, так как оно было чем-то вроде "аванса" из ее части наследства.) Конечно, для тех женщин, кому было что терять, это было существенным сдерживающим фактором, да и для их потенциальных мужей, видимо, тоже (невеста без приданого - невыгодно же, какая бы там ни была любовь, а кушать хочется всегда).

Что было плюсом для скандинавских женщин - принято было каждой супружеской паре иметь свое хозяйство, расширенные семьи были скорее исключением, так что молодой жене как правило не приходилось уживаться со свекровью, братьями и сестрами мужа и прочей родней.

Вот в чем христианская церковь серьезно поменяла нравы, так это в том, что касается инфантицида. В языческие времена выносить новорожденных в безлюдное место на верную смерть (а случаи спасения брошенных младенцев были редчайшими) было обычным делом. Таким образом избавлялись, в первую очередь, от младенцев со врожденными аномалиями, незаконнорожденных, детей рабынь, а иногда и от законных, если они считались "лишними ртами" (вероятно, в последнем случае - чаще от девочек, чем от мальчиков, кроме первого периода колонизации Исландии, когда сильный гендерный дисбаланс повысил ценность дочерей). Отец (или хозяин, в случае рабыни) решал, будет ребенок жить или нет. Младенца приносили ему, и он мог поднять его или отказаться - во втором случае от ребенка избавлялись. Мнение матери в этом вопросе не имело значения. (То же самое право имел римский pater familias или древнегреческий глава семьи, явление это было повсеместным с древнейших времен.) Церковь же последовательно продвигала необходимость сохранять жизнь всем рожденным детям. Сперва - хотя бы здоровым, для детей с явными патологиями, так и быть, допускали исключение, затем, всё более настойчиво - всем без исключений. В Исландии, кстати, этот принцип прижился гораздо легче, чем в Норвегии, Йохенс даже предполагает почему.
В общем, под влиянием христианства от инфантицида если и не избавились полностью, то существенно сократили его масштабы. По крайней мере, это стало наказуемым.

Интересно, что в более ранних законах ответственность за детоубийство возлагали на отца, а в более поздних - уже на мать. (И относительно нарушений сексуальной морали женщин церковь наказывала строже, хотя чисто формально считалось, что супружеская измена или добрачный секс недопустимы для обоих полов.)

Искоренение инфантицида во многом изменило жизнь женщин. С одной стороны, для новорожденных девочек шансы на выживание повысились, а матерям не приходилось сталкиваться с ужасной ситуацией, когда после всех тягот беременности и мук родов у них отнимают детей на верную гибель. С другой стороны, повысилось давление на женщин по поводу установления отцовства внебрачных детей. Определить отца было критически важно - он должен был нести материальную ответственность за чадо, даже незаконнорожденное, до 16 лет, несмотря на то, что по части прав на наследство такие дети были ущемлены (не наследовали вообще или наследовали в последнюю очередь, после законных). Расходы на детей, а также на приданое дочерям, должны были разделяться между родителями в установленной пропорции - 2/3 должен был обеспечить отец, 1/3 - мать. Если отец неизвестен, то к кому предъявлять финансовые претензии? Всё ложилось на родню женщины... Поэтому из женщин выпытывали информацию об отце, иногда - буквально. Да, беременную женщину официально позволялось пытать, правда, не нанося синяков и порезов (уж не знаю как, но наверняка были способы). Если же женщина никак не признавалась, кто отец, то ей приходилось платить штраф, а ребенок оказывался в положении раба. Правда, Йохенс не указывает, чьим же рабом или рабыней был ребенок... Можно найти наводку, например, в "Саге об Эгиле", в эпизоде, где главный герой судится по поводу наследства своей жены Асгерд, чья законнорожденность под большим вопросом, его противник заявляет:
"Я требую, чтобы судьи присудили все наследство Бьёрна мне, а Асгерд как рабыню — конунгу, потому что она родилась в то время, когда ее отец и мать были изгнанниками, лишенными всех прав."
В Исландии, однако, конунгов не было, пока остров не перешел под власть норвежского короля, так что всё-таки не вполне понятно...


Также Йохенс пишет о досуге (его у женщин было, впрочем, мало, куда меньше, чем у мужчин) и о гендерном разделении труда.
Огромную экономическую значимость в Исландии имело производство домотканного полотна и одежды - традиционно женская сфера деятельности. Несколько веков это были основные экспортные продукты Исландии, так что полотно даже выполняло функции денег вместо серебра. С серебром было туго с тех пор, как исландцы перестали активно заниматься набегами, а это было для них затруднительно в связи с нехваткой корабельного леса на острове. Изначально завезенное поселенцами, хоть и в немалых количествах, серебро закончилось через какое-то время, ведь многое приходилось закупать с континента, и не только из предметов роскоши, но и из товаров первой необходимости.

Что касается правового положения женщин, то фактически они не были правовыми субъектами в древнескандинавском обществе. Политическая и гражданская деятельность для них были недоступны. Женщина не могла даже судиться от своего собственного имени, и в суде за преступление жены отвечал муж или другой мужчина-родственник. Тем более не могла женщина участвовать в тинге и альтинге, хотя женщины часто присутствовали, это не запрещалось, но для них это было скорее социальное мероприятие, особенно для незамужних. Подавляющее большинство женщин находилось под опекой родственников-мужчин, за редкими исключениями богатых вдов, обычно пожилого возраста.
Tags: 20 век, Скандинавия, английский язык, брак, бытописание, впечатления от чтения, гендер, история, история женскими глазами, развод, религия, семья, средневековье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments