Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Норвегия: Турборг Недреос

Турборг Недреос [Torborg Nedreaas] родилась в семье чиновника в 1906 году. После развода родителей она осталась с отцом, который препятствовал её встречам с "грешной изменницей" матерью. Во время войны отец потерял работу и впоследствии занимался игрой на бирже -- без особого успеха, надо сказать. Мать, профессиональная музыкантша, работала экономкой. Здесь надо заметить, что Недреос на четверть еврейка. Её дед, хотя и был крещён, и своих детей крестил, поддерживал общение с еврейскими родичами в Норвегии и Германии.



Несмотря на материальные трудности, Турборг удалось получить музыкальное образование, и с семнадцати лет она обучала детей музыке в родном Бергене. В двадцать четыре года вышла замуж, родила двух сыновей -- а через восемь лет произошёл развод. Турборг Недреос с детьми осталась практически без средств к существованию. Помогла Синкен Хопп, создательница Юна, софуса и волшебного мелка -- устроила работать на радио. Особым преимуществом Недреос было то, что онна в совершенстве владела бергенским диалектом, на котором велись передачи. Правда, драматургический дебют оказался неудавным. Пьесу "Магдалина" раскритиковали, разбранили. А дальше уже издать ничего не получалось. Началась война.

В 1941 году Турборг Недреос с матерью и сыновьями переселилась в деревню Лейрвик, где ребёнком часто проводила лето. Переезд был вынужденный: подальше от облав и депортаций в Бергене. Опыт военных лет отразился в первом романе, мощно озаглавленном "Топор стоит за шкафом". В победное лето 1945 года, когда Норвегию захлестнула война батальной прозы, воспевающей героизм и доблесть, подчёркнуто антигероичный "Топор" произвёл самое неожиданное впечатление. Он был посвящён так называемым "немецким девицам", tyskertøs -- женщинам, которых оккупанты принуждали к сожительству. Турборг никогда не боялась идти против всех. Когда официальная комиссия, исследовав вопрос "немецких девиц" и их детей, предложила депортировать их из страны, против комиссии выступили только Недреос и её товарищ по перу Тарьей Весос. С возмущением писали они -- неужели Норвегия от нацистов научилась решать проблемы посредством депортации?

Недреос была убеждённой коммунисткой, выступала против строительства в Норвегии баз НАТО. Это обеспечило ей переводы и публикации в Советском Союзе. Но ни "Топор за шкафом", ни "От лунного света ничего не растёт", жуткого реализма повесть о подпольных абортах, так и не вышли по-русски. Да и более известная "Музыка голубого колодца" [Musikk fra en blå brønn] в СССР издавалась лишь однажды, в 1981 году, под одной обложкой с "Братьями Львиное сердце" Астрид Линдгрен. Была такая серия "Библиотека юношества". Впрочем, автобиографическая эта повесть подойдёт не только для молодёжи, но и для старшего поколения: всем будет о чём поразмыслить. А начинается с того, как маленькая Хердис нарушила мамин запрет, подошла слишком близко к старому колодцу, упала, но выбралась. Тематика запрета и его нарушения -- в творчестве Недреос сквозная. Её, например, часто критиковали за то, что она изображает женщин чрезмерно зависимыми от сексуального влечения. А во влечении ли дело? Почему мать отвергает отца и выходит замуж за обаятельного, культурного, красноречивого, но -- алкоголика? Потому что любое человеческое общение, хоть бы и пьяная болтовня, ценнее, чем бесконечные выговоры "почему у девочки платье неглажено, почему мои носки не заштопаны".

А вот с Хердис дело обстояло гораздо хуже. Когда утром в страстную пятницу им сообщили, что жизни отца больше не угрожает опасность, она уселась за пианино и начала играть. Если б ещё то были её обычные уроки -- гаммы или сонаты! Но что только вздумал играть этот ребёнок в день страданий: "Бог знает, кто теперь тебя целует..." Один из тех легкомысленных вальсов, которые последнее время вошли в моду. Бабушка Хауге очень рассердилась, и это понятно -- ведь человек остаётся человеком даже в Страстную пятницу. А Хердис нагрубила ей и даже затопала ногами на свою старую бабушку.
-- Я скоро уже сдохну ото всех этих несчастий!


Вот это "человек остаётся человеком", что все знают о себе и иногда не хотят понимать в других, наверное, назову писательским кредо Недреос. Непременно буду искать продолжение повести: "В следующее новолуние", также выходившее по русски, но теперь доступное разве что в букинистических лавках.
Tags: 20 век, Норвегия, аборт, взросление, война, детство, норвежский язык, повесть, развод, русский язык, экранизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments