Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

"Осень" Али Смит -- впечатления от чтения

А вы знаете такую художницу Полину Боти [Pauline Boty]? Единственная женщина в вихре британского поп-арта, она прожила удручающе короткую жизнь. Всего двадцать восемь лет. Во время беременности при осмотре обнаружили злокачественную опухоль вилочковой железы, предписали аборт и как можно более раннее начало лучевой терапии. Полина отказалась. Предпочла выносить и родить ребёнка. Умерла, когда дочери было пять месяцев, вместо анальгетиков использовала коноплю. Помогало. Младенец лежал в ногах умирающей. Полина рисовала до последнего дня. Муж её погиб в 1978 году при странных обстоятельствах, его забрали из холла отеля в полицию за пьянство -- исходящего рвотой, в обмороке -- и он умер в КПЗ ночью. Экспертиза показала: был трезв. Дочь Кэти, переименованная в Боти, чтобы всегда хранить имя матери, умерла от передозировки в девяностые. Было ей двадцать девять.



Тридцать лет работы Полин Боти стояли пылились в сарае у брата. Когда куратор выставки их нашёл, то не выдержал и расплакался от избытка чувств. Уимблдонская Бардо -- так художницу называли друзья за сходство с Брижит Бардо -- выбирала очень неожиданные сюжеты. Пугающие. Если бы взрослый человек, например, старик, пересказал сюжет картины ребёнку, особенно девочке, иные родители препятствовали бы их дальнейшему общению из соображений приличия.



Полин Боти. Это мужской мир [It’s A Mans World I & II” (1965)]. Но эту картину Дэниэл не рассказывал.

Но девочка может выдержать только три дня, а потом прийти снова. Старик ничего не заметит. Или притворится, что не заметил.

-- Все эти книги, которые я так и не прочла, -- говорит мама. Милддлмарч, Моби Дик, Война и мир. Не то чтобы я собиралась дотянуть до таких преклонных лет, как мистер Глюк. Ему уже сто десять.
-- Сколько? -- говорит Зои.
-- Она вечно путает его возраст. Всего-навсего сто один, -- говорит Элизавет.


В новом, 2017 года романе шотландской писательницы Али Смит [Ali Smith], как всегда, намешано очень много всего. Здесь и материалы дела Профьюмо, подзабытого "шпионского скандала века", и кафкианские сцены получения паспорта, и видения коматозного сна, и дебаты вокруг Брекзита, странным образом рифмующиеся с диккенсовской "Повестью о двух городах". Помните: это было самое прекрасное время, это было самое ужасное время... Это было худшее из всех времён, это было худшее из всех времён. В очередной раз, -- так начинается "Осень"

С Смит никогда не угадаешь, глумится она или говорит серьёзно, даёт ли надежду, что старик, ровесник и символ кончившегося, но длящегося двадцатого века, сядет вдруг в постели и потребует завтрак, чтение вслух, переговорить с внучкой (которая совсем не внучка, но если вам сто с лишним, какая уже разница?) -- или смеётся горько над этой надеждой. Я знаю одно: "Осень" прекрасна. И с трепетом жду "Зимы".

Предыдущие посты об Али Смит в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/257728.html
https://fem-books.livejournal.com/623667.html
https://fem-books.livejournal.com/393241.html
Tags: 20 век, 2016, 2018, 21 век, Великобритания, Шотландия, английский язык, детство, мир искусства, музыка, новинка, роман, старость
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments