Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Четверг, стихотворение: Гюнвор Хофму

* * *

Нет больше будней!
Ягодки красные
В деревьях высоких —
Ах, как их много!
Нет больше рутины,
Нет будней жестоких,
Не будет их долго.
Лишь только морскою
Могу дышать солью,
И только огонь
Расскажет мне, кто я.


(Перевод Софьи Капустиной)

Стихотворение обнаружено в книге В. Йорт "Преимущества и недостатки существования", и там, конечно, указано, что это стихи Гюнвора Хофму из сборника «Я хочу домой, к людям» (1946). На самом деле Гюнвор Хофму (или Хофмо, я не знаю, как правильнее) [Gunvor Hofmo] -- конечно, женщина, уроженка Осло из пролетарской семьи, многие близкие которой были известными коммунистами и антифашистами. Первая газета, в которой Гюнвор напечатала свои стихи, была коммунистическая. Её дядя по отцу во время войны был заключённым концентрационного лагеря Заксенхаузен за организацию сопротивления.

В 1941 году двадцатилетняя Хофму познакомилась с беженкой из Германии Рут Майер, образованной, литературно одарённой еврейской девушкой, красавицей, позировавшей Вигеланду для одной из скульптур знаменитого парка. Рут не успела выехать в Англию к семье и относительно Квислинга никаких иллюзий не строила и скрываться не хотела. Некоторые утверждают, что между двумя поэтессами случился бурный роман. Но никаких доказательств тому не существует. Да, девушки вместе ездили по Норвегии, работали бок о бок в трудовых бригадах, да, у них была исключительно тесная и близкая дружба. Но роман однозначно не подтверждается. В ноябре сорок второго года Рут была арестована и морем отправлена в Аушвиц, где и погибла двадцати двух лет от роду. Её дневники сейчас изданы. Их завершает письмо, которое Гюнвор получила от неё -- с корабля, и вот заключительные слова этого последнего письма: «Думаю, хорошо, что так вышло. Почему мы не должны страдать, когда вокруг столько страдания? Не тревожься обо мне. Пожалуй, я не хотела бы с тобой поменяться».

Гюнвор оказалась, что естественно, в психиатрической больнице. Через какое-то время диагноз "депрессия" сменился на параноидальную шизофрению. И это, в общем, то была борьба на всю жизнь, со светлыми промежутками и с тёмными. С 1945 года, с Победы наступило десятилетие света, поездки по Европе и любовь: поэтесса Астрид Толлефсен [Astrid Tollefsen], на двадцать с лишним лет старше Гюнвор. Что характерно, они были одной из первых лесбийских пар, открыто живущих семьёй, в консервативной Норвегии.

Потом были шестнадцать лет тишины -- всё это время Хофму находилась в психиатрическом стационаре, и прогнозы давались очень плохие. Она сумела выбраться, но, похоронив Астрид, перестала выходить из квартиры, живя в четырёх стенах до самой смерти в 1994 году. Пыталась издать дневники Рут Майер, но успехом не увенчалось. На русском языке стихи Гюнвор Хофму публиковались в антологии «Из современной норвежской поэзии» [Радуга, 1987]. Прочесть можно здесь: http://jurinson.chat.ru/norge/treehtml/fol_004.htm
Tags: 20 век, Норвегия, Холокост, классика, лесбиянка, норвежский язык, перевод, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments