Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Мадлен Л'Энгл: недетские детские книги

Вот я и вернулась к пенталогии одной из известнейших американских детских писательниц. К первой части отношение получилось двойственное: слог для меня тяжёл, действие перенасыщенное и одновременно тормозящее, но персонажи показались многообещающими. Что же из них вышло в продолжении?



Мег, главную героиню, жалко-прежалко. Бедную девочку догнала гендерная социализация. Братцы уже не только ходят к ней заниматься математикой, но и возмущаются, почему сестра не готовит им десерты. Когда Чарльз Уоллес говорит о науке, Мегги вздыхает, что никогда не вырастет такой красавицей, как мама, а наиболее живой и полной сил себя ощущает, обучая Кальвина О'Кифа математике бесплатно. Кальвин... как Л'Энгл ни идеализирует паренька, а всё сильнее выглядывают уши этакого водевильного ирландского типажа, вознамерившегося выгодно жениться.

Чарльз Уоллес болеет, хиреет, в школе его систематически избивают. Мег и рада бы помочь, но против матери не попрёшь. Она сознаёт инакость младшего сына, и в то же время считает, что он должен сам-сам научиться находить контакт с обыкновенными людьми. Что случится раньше: то ли белая ворона адаптируется, то ли серые вороны белую заклюют? Вопрос объявляется открытым.

– Ну вот почему жизнь такая сложная? Мам, как ты думаешь, а у меня когда-нибудь будет две научные степени, как у тебя?
Миссис Мёрри, нарезавшая перцы, расхохоталась, вскинув голову.
– Послушай, но это вовсе не решение всех проблем! Есть же и другие выходы. И вот сейчас, например, меня куда больше интересует, не переложила ли я в соус для спагетти красного перца.


Мама без отрыва от научных опытов стряпает обеды на бунзеновской горелке. Папа, изредка приезжая из важных командировок, умилённо вещает: именно благодаря такому ответственному отношению вселенная ещё не погибла.

Дальше начинается характерный квинтетовский ералаш из бесов, херувимов, воспаления митохондрий, укореняющихся мышей, разумных змей, космических одиссей, внутриклеточных путешествий и астральных наставников. Директор школы растроился (это я не букву пропустила, это он на троих разделился), периодически летает по небу. Бесы, для конспирации называемые «эхтры», всех аннулируют. Положительные герои всех спасают, давая истинные имена и наполняя любовью. Любовь, оказывается, не чувство, а действие. Готовность себя аннулировать ради любимых? Хваленая научность «Квинтета времени», похоже, в том и состоит, чтобы взять гипотезу (в первом томе многомерное пространство, во втором — митохондрии и митохондриальные заболевания) и на неё вешать quantum satis нравственные поучения, философию всесильной любви в специфическом нью-эйджевском духе, и да, чтобы женщины не забывали заниматься стряпнёй! Им семью кормить. «Как мы до такого докатились в демократической стране?» – негодует папаша, – «Десятилетние дети наркотиками торгуют». Зачем изучать общество, учитывать экономические и политические факторы, отвечая на это беспомощное «как?» Лауреатка премии Ньюбери даёт исчерпывающий ответ: во всём виноваты черти, засланцы пустоты. Сомкнём ряды, а то они, гады, нас всех аннулируют.

Вы удивитесь, почему, еле справившись с «Ветром на пороге», я всё равно взялась за третий том, «Быстро вращается планета». Дело вот в чём: очень люблю валлийскую культуру, и если действие происходит в Уэльсе, то мимо не пройду. Кельтской культуры, впрочем, здесь немного: средневековая молитва «Щит св. Патрика» да семейный миф о двух братьях (Каине и Авеле?). От Авелева рода должен произойти прямо-таки светоч всех времён и народов, всепримиряющий политик и интеллектуал, а от Каинова рода – новый Гитлер, готовый развязать мировую войну. Беда в том, что двум деятелям такого масштаба на одной Земле не ужиться, и родится кто-то один. Описание «ужасного младенца», на личике которого начертаны все пороки мира, забавное непередаваемо. Единственное, что не смешит, – это непременно чёрные глаза маленького злодея и непременно синие -- маленького мессии. Семейство Мёрри выведено в незначительных наблюдательских ролях. Но расклад с первых страниц впечатляет: близнецы – многообещающие молодые врач и экономист, Чарльз Уоллес по-прежнему юный гений, Кальвин, и тот делает доклад на симпозиуме в Лондоне. А Мег стала привлекательной, вышла замуж и беременна.

В конце сентября вышел по-русски четвёртый том квинтета, «Большие воды». Но, очевидно, я пас.

Предыдущие посты о "Квинтете времени": https://fem-books.livejournal.com/1579118.html
https://fem-books.livejournal.com/1517811.html
"Трещина во времени" в списке важных и актуальных книг: https://fem-books.livejournal.com/158859.html

Внимание! Для владеющих английским: http://www.anamardoll.com/2018/09/index-time-quintet.html?utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+AnaMardollsRamblings+%28Ana+Mardoll%27s+Ramblings%29 -- разбор всего, так сказать, пятикнижия, с точки зрения современности. Ссылка от уважаемой сообщницы dedra_isode.
Tags: 20 век, США, Уэльс, английский язык, беременность, детские книги, классика, коренные американцы, русский язык, сказки, фантасмагория, фэнтези
Subscribe

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (8 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments