freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Мэйбл Додж


Полное имя этой американской светской львицы и меценатки  - Мэйбл Эванс Додж Стерн Лухан. Всё это фамилии ее четверых мужей. Девичья фамилия - Гансон.
Родилась 26 февраля 1879 года в Буффало, США. Была дочерью Сары Кук и Чарльза Гансона, богатого банкира.
Из статьи на artchive.ru:
"Дочь банкира из Буффало Чарльза Гансона, юная Мэйбл получила самое лучшее образование, которое мог себе позволить ее отец. Как и положено юным американкам, Мэйбл совершает путешествие по Европе. И, как часто бывало с молодыми американками, влюбляется без памяти в сына владельца парохода, Карла Эванса. Скоропалительный и тайный брак, сын и раннее вдовство — все это не сломило юную Мэйбл и только подстегнуло жажду к жизни молодой и успешной американки, будущей светской львицы и хозяйки великолепных салонов.
В 1905 году Мэйбл и ее второй муж, успешный архитектор Эдвин Додж, покупают неподалеку от Флоренции роскошную виллу Курония, построенную семейством Медичи в XV веке. Здесь супруги принимали многочисленных гостей — и местных, и приезжих.
Кого только не было среди посетителей салона Мэйбл на вилле Курония! Пианист Артур Рубинштейн, писатель Андре Жид, актриса Элеонора Дузе, писательница Гертруда Стайн со своей возлюбленной, писательницей же Алисой Токлас… Умная и живая, Мэйбл обладала незаурядными способностями налаживать контакты и сводить нужных людей, устраивая судьбы писателей и художников.
Не станем подробно останавливаться на бурной личной жизни Мэйбл Додж — ее романы были частыми, интригующими и бурными, о чем она впоследствии написала в своей автобиографии «Интимные воспоминания» (1933). Упомянем лишь, что ее дружба с Гертрудой Стайн во многом поспособствовала продвижению последней на американский рынок. Большим прорывом стала статья, написанная Мейбл Додж для журнала Art&Decoration о творчестве Стайн.
После того, как заметки Гертруды о творчестве Пикассо и Матисса, которые опубликовал в своем журнале Camera Work известный американский галерист, фотограф и знаток живописи Альфред Стиглиц (супруг культовой ныне художинцы Джорджии О’Киф), были отмечены американской публикой, Стайн получила приглашение от Мэйбл погостить на ее вилле Курония.
Туда Гертруда прибыла со своей подругой жизни, Алисой Токлас. Итогом визита стало произведение «Портрет Мейбл Додж на вилле Курония», которое начинается одной из известнейших фраз Стайн: «Дни удивительны и ночи удивительны и жизнь приятна». Мэйбл была в восторге от литературного модернизма гостьи, заказала 300 экземпляров ее произведения, а также написала хвалебную статью о стиле нового, открытого ею литературного дарования. Так Гертруда Стайн стала известна в Америке."
Еще из статьи Елизаветы Домбаян в "Иностранной литературе":
"Теперь отдадим должное женщине, которая открыла Таос американской богеме, да и всему миру. Мейбл Додж Стерн, богатая наследница, посвятившая себя, по примеру Гертруды Стайн, творчеству и меценатству, поселилась в Таосе в январе 1918 года с мужем Морисом Стерном, художником. До переезда, еще будучи женой состоятельного архитектора и бизнесмена, Мейбл принимала в своем нью-йоркском салоне многих интеллектуалов и левых активистов, в том числе Джона Рида и “королеву анархистов” Эмму Голдман. Считается, что в портрете главной героини рассказа Лоуренса “Женщина, которая уехала” запечатлены противоречивые черты характера Мейбл, вечно жаждавшей новизны в искусстве и в жизни. Еще в 1913 году вместе с Альфредом Стиглицем и другими энтузиастами она подготовила “Армори-шоу”, первую в Америке выставку постимпрессионизма. "В один вечер совершилась тогда моя собственная маленькая Революция. Я собиралась взорвать Нью-Йорк, и ничто не могло меня остановить."
В Таосе вокруг Мейбл и Мориса вскоре сложилась целая колония из литераторов и художников. По совету индейца по имени Тони Лухан для начала Мейбл купила большой земельный участок. Лухан помог соорудить и дом - такой же, как у местных индейцев. В доме было тесновато, но со временем он расширился до семнадцати комнат. А строго напротив дома покровительницы искусств появился вигвам: Тони Лухан был сражен женскими достоинствами белой американки и по ночам сидел в вигваме и стучал в барабан, дабы покорить ее сердце. Он добился своего в рекордные сроки. Мейбл отправила мистера Стерна обратно в Нью-Йорк и превратилась в миссис Лухан, а индеец Антонио Лухан стал ее четвертым, последним мужем. Тони не умел ни читать ни писать, любил играть в дартс и собирать ракушки вместе с ребятишками - в общем, вел себя как дитя. Мог явиться в салон жены с барабаном и, скучая от непонятных ему бесед, затянуть колыбельную, призывая гостей расходиться. Мейбл привлекала чистота и непредвзятость коренных жителей Нью-Мексико, которые, испытав сильное влияние испанских завоевателей, приняли католичество, но исповедовали его на свой лад. Мейбл увлеклась коллекционированием “сантос”, культовых досок с изображением христианских святых, и стала первой, кто предложил считать “сантос” произведениями искусства, первой, кто написал об этом искусстве книгу и, соответственно, сделалась первым в мире экспертом в этой области. Когда до индейцев Таоса дошли слухи о том, что в своих очерках миссис Лухан описывает их культуру как “примитивную” и “мазохистскую”, они обиделись и припомнили все неприятные события, произошедшие после появления Мейбл в их краях. Главное - на полях, откуда ни возьмись, выросли подсолнухи, которые с бешеной скоростью давили посевы. С тех пор Мейбл прослыла среди местных “ведьмой подсолнухов”. В ответ, чтобы считаться своей среди индейцев, она остригла волосы и не выходила из дома без полосатого серапе.
Писательница Эрна Фергюсон, которая сама была родом из Нью-Мексико, частенько посмеивалась над пришлой богемой Таоса, “игравшей в индейцев”. К примеру, в статье под названием “Крестовый поход в Санта-Фе”, она писала: “Как здорово найти тихое прибежище в индейской деревушке, где смуглые люди мирно добывают свой хлеб насущный. И ничто не кажется смехотворным, если человек мечтает жить, как индейцы, опроститься и стать частью этой земли. Уиттер Байнер приобрел знаменитую коллекцию индейских украшений, которые носит сам и навешивает на друзей. Элис Корбин ввела моду на замшевую блузу навахо. Правильным нарядом стали считаться ковбойские сапоги, стетсоны и фланелевые рубахи, поверх которых набрасывают пледы. У каждого есть подшефное пуэбло, подшефный индеец и подшефная отрасль народного творчества”.
Как подтверждает история с картиной “Дерево Лоуренса” - все зависит от угла зрения. На самом деле, Мейбл Додж оказалась единственной из белой богемы 20-30-х годов, кто не заигрывал с индейцами, а прочно породнился. Став женой индейца, то есть членом индейского племени, она приободрила людей, которые побаивались “краснокожих” Дикого Запада. Сама Мейбл не собиралась “способствовать прогрессу” в жизни индейцев, такого рода деятельность ей стали приписывать гораздо позднее, после того как приглашенный ею погостить в Таосе общественный деятель, Джон Кольер, затеял растянувшуюся на тридцать лет кампанию за гражданские и политические права индейцев, в чем весьма преуспел и был назначен комиссаром по делам индейцев при президенте Франклине Д. Рузвельте.
По словам Мейбл, наибольшее влияние на ее жизненные ориентиры оказали Альфред Стиглиц и Дэвид Г. Лоуренс. Первый научил ее понимать искусство и жизнь, второй - благословил на писательство. И до встречи с Лоуренсом она много писала на самые разные темы (от психологии Фрейда до квилтинга для журналов, особенно левацких), некоторое время работала колумнистом в “Нью-Йорк джорнал”. Общение с большим писателем не могло не повлиять на Мейбл, тем более что Лоуренс после отъезда из Таоса вел с ней активную переписку и даже редактировал ее рукописи, горячо поддерживая в ней желание с предельной откровенностью рассказать о прошлом. В 1932 году вышла первая книга воспоминаний Мейбл Д. Лухан “Лоренцо в Таосе”. Затем, невзирая на скандальную критику из Нью-Йорка и благодаря лестным отзывам Лоуренса, была издана книга “Европейские опыты”. Три тома мемуаров о модернистах, нашедших приют под крылом Мейбл, были написаны уже после того, как прах Лоуренса привезли на ранчо в Нью-Мексико. Последний том - “Таос и его художники” - напечатали в 1947 году.
Мейбл Гансен Иванс Додж Стерн Лухан (таково полное имя дамы) дожила до преклонного возраста и ушла из жизни в 1962 году. В США ее имя стало нарицательным: говорят Таос - подразумевают Мейбл Лухан."
Tags: 20 век, Америка, США, английский язык, мемуаристика, мир искусства
Subscribe

Posts from This Сommunity “мемуаристика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments