Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Четверг, стихотворение: Ингер Хагеруп, Норвегия

Ингер Хагеруп [Inger Hagerup] (1905-1985), вернее, Ингер Иоганне Хальсер, родилась в Бергене. После смерти отца семьяя много переезжала, пока не осела в городе Вольда, на берегу Атлантического океана. Морская стихия неизменно будет значимой темой в её поэзии... В столицу Ингер Хагеруп уехала, выйдя замуж за Андерса Хагерупа, школьного учителя и автора нескольких детских книг. Их сыновья Клаус и Хельге -- оба популярные писатели, старший написал мемуары, посвящённые матери. В 1939 году у Ингер Хагеруп вышел первый поэтический сборник, а через два года, после карательных акций немцев на Лофотенских островах, её песню запела вся страна. "Они сожгли наши дома" [De brente våre gårder] стала неофициальным гимном Норвегии, гимном сопротивления. Супруги Хагеруп никаких иллюзий по отношению к нацистам не питали с самого начала, активно сотрудничали с коммунистической организацией Mot Dag, в 1943 году были вынуждены покинуть Норвегию. А в 1945-ом возвратились.



Собственно, участие в Сопротивлении и поспособствовало активным публикациям Ингер Хагеруп на русском языке. В 1956 году был издан сборник лирики (переводили Самойлов, Слуцкий, Мария Петровых, Ахматова). В 1963 году -- избранные детские стихотворения в переводе-пересказе Юрия Вронского, в 2012 году их переиздал в поэтической серии "Самокат". По радио нередко шла постановка комедии "Чашка чая с лимоном", где Ростислав Плятт играл незадачливого мужа-гулёну, а Вера Марецкая -- его ироничную и несчастную жену, которая из любви его прикрывает. "Взрослой" лирикой Хагеруп в переводах Анны Ахматовой можно насладиться здесь: https://fem-books.livejournal.com/1406676.html. Стихи на смерть Карин Бойе: Все мы умрем когда-нибудь, подруга! Тебя не знала я, но ты со мной... Ингер Хагеруп не стало в 1985 году.

Чудно летучей мышью быть

Чудно́ летучей мышью быть,
Чудно ночную тьму любить,
А спать при солнце, детки.
Поймём ли мы когда-нибудь,
Как удаётся ей уснуть
Вниз головой на ветке?

Чудно́ родиться пауком,
Чудно ночную тьму любить,
Для мошек сеть сплетая.
Зато он может поместить
В своём брюшке паучьем нить
Длиною до Китая!

Så rart!

Så rart å være flaggermus
og flakse rundt fra hus til hus
og gå til sengs i trærne.
Men er det noen som forstår
hvordan den kan få sove når
den henger etter tærne?

Så rart å være edderkopp
med nøste i sin egen kropp
og spinne alle dage.
Men hvordan kan den gjemme på
så mange kilometer tråd
i slik en liten mage?


Цветок гороха

Наверно, задуман я был мотыльком,
А вырос цветком гороха
И тихо машу крылом-лепестком...
Но это не так уж плохо:
И бабочкой быть, и красивым цветком,
А главное - быть хорошим,
Цвести, отцвести и дремать под листом
С животиком, полным горошин.

Erteblomst

Jeg tror jeg var tenkt til sommerfugl,
for vinger har jeg jo – nesten.
Men likevel sitter jeg fast på meg selv.
Det er ikke dumt forresten
å være både en blomst og en fugl
når en skal prise dagen,
og attpåtil sitte i hemmelighet
med bittesmå erter i magen.

Подружка Петрушка

Подружка Петрушка
С зеленой косой,
Ты ходишь босая
И в холод и в зной.

Шепни мне на ушко,
Подружка Петрушка,
И к принцу на бал
Ты поедешь босой?

Lille Persille

Lille persille i hagen står
lysegrønn kjole og krusete hår.

Hvorfor så stille,
lille Persille?
Kanskje du ville
På ball i år?

Ёж

Колоться -- такая судьба у ежа,
Он маленький, смирный и слабый,
А выставит иглы, от страха дрожа, --
К нему не притронешься лапой!

Всем кажется, будто он очень сердит,
Неправильно мненье такое:
Он колется больно и даже шипит,
Но хочет он только покоя.

Pinnsvinet

Å sitte er pinnsvinets kjente trekk
så liten og svak som den er.
Den løfter en nålepute av skrekk
for ingen skal komme den nær.

Bare pigger og trassig pust.
Men likevel dyrker den freden.
Da legger den ned sin strie bust
og håper at ingen kan se den.

А это стихотворения, переводов которых я не нашла.

Крыжовник

Ты, крыжовник, так хорош!
Ты вкусней любой конфетки!
Почему же ты растёшь
На такой сердитой ветке?
Хорошо бы ты, дружок,
Уродился хоть разок
На сирени у колодца,
А когда настал бы срок,
Я тебя сорвать бы смог
И притом не уколоться.

Майский жук

- Майский жук, а майский жук,
Ты куда собрался вдруг?
-Нынче звал меня к себе
Мой старинный друг.

- Майский жук, а майский жук,
Как его зовут?
- Ты о нем слыхал сто раз,
Это шкипер Кнут.

- Майский жук, а майский жук,
А зачем он звал?
- Нынче будет у него
Развеселый бал.

- Майский жук, а майский жук,
Что же ты грустишь?
- Дело в том, что у меня
Сто один малыш.

Столько маленьких - беда:
Драки, гам и вой.
Не могу их никуда
Повести с собой.

Камень

У этого доброго камня
Заросшая мохом спина.
Он стал моим тайным другом,
И с ним я была не одна.

Могла я смеяться и плакать.
Он всё понимал и молчал
И слишком громкому слову
Значения не придавал.

Безмолвный и неколебимый.
Всегда всех сильней и верней.
О, как мне понятен мой предок,
Что делал богов из камней!

Дом "Убирайсяподальше !"

Дом "Убирайсяподальше!"
И дом "Возвращайсяскорей!"
Рядом стоят у дороги
В тихой деревне своей.

Пёс возле первого дома
Злобно рычит на детей,
Кошка сидит у второго
И намывает гостей.

Двери открытыми держит
Дом "Возвращайсяскорей"!
А в дом "Убирайсяподальше!"
Не прорубили дверей.

В добром доме бывает
Много хороших людей,
А у сердитого дома
Нет и не будет друзей!

На дне морском

Буря шхуну исковеркала,
Шхуна спит на дне морском.
В стёкла круглые, как в зеркало,
Спруты смотрятся тайком,
И тогда рыбёшка дерзкая
В них швыряется песком.

Крабы старые и малые
Носят панцири, клешни,
Бродят потные, усталые,
Но не выйдут без брони.
До чего же толстопалые
И несчастные они.
Там всегда погода мокрая,
Можно грипп схватить вполне,
Да и качка там жестокая...
Только в самой глубине
Раковина одинокая
Мирно дремлет в тишине.

И, никем не обнаружена,
Триста лет и триста дней
В ней живёт одна жемчужина -
В мире нет её крупней.
В воскресенье после ужина
Расскажу тебе о ней.

В маленьком доме

В маленьком доме,
Который за маленьким домом
Сапожника Грина,
В тёмной кладовке,
Которая в тёмной кладовке
Его магазина,
Под табуреткой,
Которая под табуреткой
Жены его брата,
Дед его прадеда
Булочку с маком
Спрятал когда-то...

Тьма крадётся

Тьма крадётся по холмам,
Задремали ели.
Звезды блещут тут и там.
Значит, время малышам
Сны смотреть в постели.

Дружат хлеб и молоко.
Сон со сказкой дружит.
Сон берет тебя легко
И уносит далеко
И по сказке кружит.

И лежат совсем одни
Туфли под кроваткой.
но зато теперь они,
Отдохнув от беготни,
Шепчутся украдкой.

Звезды как огни в порту.
А Земля, как судно,
Уплывает в темноту,
Чтобы спали на борту
Дети беспробудно.

Грустный кондитер

Жил-был кондитер грустный
На крохотном островке
И торт большой и вкусный
Весь день жевал в тоске
И крем-брюле с вареньем
Глотал он с отвращеньем --
Он ел их в одиночестве
На крохотном островке.

Когда он видит мачты
Далеких кораблей,
Он горько-горько плачет
В кондитерской своей.
Его одно печалит:
Никто здесь не причалит,
Никто не купит торта
На крохотном островке.

Так жил кондитер грустный
На крохотном островке
И торт большой и вкусный
Весь день жевал в тоске.
Но вот вчера он умер
На сахарном песке.
И стало пусто-пусто
На крохотном островке.
Tags: 20 век, Норвегия, детские книги, норвежский язык, перевод, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Валерия Маррене-Моржковская

    Валерия Маррене-Моржковская (1832 – 1903) — польская писательница, публицистка, переводчица, литературная критикесса и феминистка…

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments