Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Чтение в отпуске: книги для детей и подростков



Ксения Драгунская «Ангелы и пионеры» [Время, серия «Время — юность»] – разноголосый, рассыпающийся, распадающийся на отдельные лоскутки-искорки-бисеринки сборник рассказов. Не всегда понятно, где вымысел, а где отрывки мемуаров, где — детям, а где — только для взрослых. Сквозные темы: взаимоотношения богатых и бедных, национальный вопрос, ЕГЭ, абсурдные происшествия и убийства в школе, разводы, разъезды, потешные священники, пристройство кошек и собак, смерть и похороны. Гомерически смешно про чайный гриб и про фабрику бородатых параллелепипедов. Трагедия выглядит вот так:

Дядя Юра был без понтов. Настоящий. Он оставил после себя чемодан слов и умер в канаве.
Ритке страшно – а вдруг она тоже такая? Ритка оглядывает себя сверху вниз, смотрит на ладони и колени. Или это только с дядьками бывает? У кого спросить? Или про такое никак не узнаешь загодя, а только потом, когда уже умрёшь в канаве, друзья придут и скажут?
Надо что-то делать, чтобы не стать талантливой, искренней, честной и скромной. Надо быть как Славка-тракторист – с зоны татуировки, с войны шрамы, все его боятся, магазинщица дарит золотые цепочки, а бабушка говорит, что «из Славки батя сызмала душу выбил». Надо как Славка, и будешь жить долго и хорошо…
Ритке до того страшно стать как дядя Юра, что она смотрит далеко через поле, в сторону церкви, и шепчет:
– Господи! Господи! Господи!


Или ещё новелла: парнишка с мамой гостит у дяди в деревне. Дядя — дауншифтер, был учёный с будущим, но «опростился», занялся сельским трудом, продаёт паломницам на станции лекарственные растения.

Прошлым летом Никола спросил:
— А от чего они помогают, эти травы?
— Это каждая сама для себя придумает, — ответил дядька. — Уж это они умеют, придумывать. Не бойся, не отравятся...
Наподдал жестянку из-под пива и прибавил насмешливо:
— Они живучие, курятина...



Татьяна Сергеева «Вольные упражнения» [Компас Гид Ид, серия Подросток N] – в центре повествования тренерка по художественной гимнастике Ирина. Писательница явно видит в ней лирическую трепетную душу, а возникает из-под пера недалёкая вульгарная грубиянка с самомнением: ах, в мою честь названы сложные элементы, ох, в мою честь исполнялся наш Гимн – вот так, с прописной... Ирина одинока. В юности имела роман с Замечательным Мужиком, женатым отцом двоих детей, который, может быть, подумал бы о разводе , если бы любовница ушла из спорта. Ирине ума хватило расстаться не с профессией, а с женатиком. Временами, правда, она мечтает, как было бы здорово стирать Замечательному Мужику рубашки и стряпать обеды. Винит себя, что когда-то отсоветовала ученице выходить замуж в шестнадцать, и, по смутным слухам, был аборт. Ученица мелодраматически топает ножкой на наставниц, дескать, ей жизнь сломали. Имхо, кричать ура бы... Но то дела давно минувших дней, а сейчас новые проблемы. У новой многообещающей Ирининой воспитанницы, Ани Дружининой, мать пьёт запоем. Бабаня давно сказала мне, что женский алкоголизм не лечится, что есть только один способ избавиться от него – не пить совсем. Можно подумать, мужской алкоголизм чем-то отличается. Перед девочкой встал выбор: либо продолжать заниматься спортом на свой страх и риск, либо везти мать вытрезвляться к бабане в деревню – «работящу-непьющу» деревню, этакое Беловодье для простодушных... Бабаня же не может возиться до скончания века с дочерью и внучкой. У неё в деревне дедушка! Аня как настоящая созависимая женщина выбирает Семью. А Ирина остаётся растить других чемпионок. Примитив примитивнейший и пропаганда. Полюбопытствовать можно здесь: https://www.proza.ru/2013/09/05/888

Татьяна Март «Поэтка» [Время, серия «Время — юность»] – лучшее, что есть в «Поэтке» – тонкие иллюстрации Евгении Двоскиной и, конечно же, заглавие. Феминитив! Что может быть отраднее? И вот откуда он взялся:

Но завхоз, не удостаивая Дашку вниманием, неуклонно брел в выходу, пошаркивая ногами и что-то сварливо приговаривая на ходу. Она несколько шагов прошла следом, поневоле прислушалась. «Научили на свою голову, поэтка нашлась... Не от мира сего...» – бормотал завхоз.
Дашка поправила на плече морскую звезду и вернулась в зал — искать папу с гиацинтами. Новое слово понравилось ей. Ну какой она, в самом деле поэт... Столь высокое звание надо заслужить! И она заслужит. Но и сейчас она уже точно не поэтесса. Поэтка? А пожалуй, да! «Именно так нужно представиться в поэтическом клубе...»


То есть градация: от унизительной «ессы» к задорному и необычному «ка», чтобы когда-нибудь о! дорасти до вершины — именования в мужском роде. Даша Фёдорова, впрочем, интересна, однако не оставляет ощущение, что писательница свою героиню чересчур уж приземляет, инфантилизирует, что ли. Хорошо, что времена Мери-Сью миновали. Но от поэтки, пусть и начинающей, невольно ожидала большей, что ли, эмоциональной восприимчивости и меньшего филистерства. Всё-таки какой ужас быть юной, поминутно зависеть от чьей-то левой ноги — и не всегда это осознавать, насколько зависишь...

Юлия Кузнецова «Каникулы в Риге» [Компас Гид ИД, вне серии] — небывалой красоты издание с изящными иллюстрациями А. Спешиловой. Из отзыва самой Юлии Кузнецовой: Книга "Каникулы в Риге" получилась из путевых заметок о путешествии с детьми в Латвии. Так вышло, что мы с ними жили втроём в съёмной квартире на Brivibas gatve целых две недели. Меня пугало, что я останусь в незнакомом городе с детьми, что нужно будет их как-то развлекать, а главное - не сойти с ума от бесконечных ссор и споров. Но Рига - это настоящее чудо! Красивый и очень добрый город, он запомнился солнечным светом сквозь сосновые ветви и какой-то невероятной атмосферой, пропитанной запахом кофе и булочек с корицей. Сначала мои записи были довольно трагичными ("плита не включается! помогите!" "они опять ругаются, даже подрались на главной площади"), а ближе к концу отпуска - спокойными и даже медитативными ("устроили пикник на берегу озера", "долго гуляли в музее под открытым небом", "делали конфеты на фабрике шоколада"). Взаимные перекоры сестры и брата, как ни странно это звучит, не нагнетают атмосферу, а общие дела пусть не объединяют, зато сближают. Планирую приобретать, несмотря на закономерную дороговизну — книга крупного формата, ярко иллюстрированная.
Tags: 2018, 21 век, Латвия, Россия, дети, детские книги, книги для подростков, новинка, путешествия, русский язык, смерть, спорт
Subscribe

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…