freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Gail Collins "America's Women: 400 Years of Dolls, Drudges, Helpmates, and Heroines"


Продолжение гостевого поста

«Откуда было знать, что она станет такой известной»
В первой половине девятнадцатого века в Америке жило множество женщин зарабатывавших литературным трудом.  Писатель Натаниэль Готорн называл их «толпа трижды проклятых графоманок».  Хотя большинство зарабатывало очень мало, некоторым писательницам, поэтессам и очеркисткам удалось разбогатеть с литературных заработков.  Гариетт Бичер Стоу, которая надеялась, что прибыли с «Хижины дяди Тома» ей хватит на новое платье, закончила жизнь владелицей особняка и апельсиновой плантации во Флориде.  Раздражение Готорна объяснялось тем, что раскритикованная им повесть «Фонарщик» Марии Камминс продалась в четыре раза лучше за первый месяц публикации, чем «Алая буква» Готорна за всю его жизнь.
Трижды проклятые графоманки постоянно ходили по краю, строя карьеры, но под страхом смерти не признались бы в наличии карьерных амбиций.  Гариетт Бичер Стоу, чья книга произвела эффект разорвавшейся бомбы, всю жизнь очень старалась, чтобы окружающие видели в ней «маленькую женщину», которая никогда не хотела добиться международной известности.  «Обстоятельства заставили меня, против моей природной скромности» писала она кому-то из читателей и почитателей.  Сара Хейл на каждом углу рассказывала, что лишь смерть мужа и необходимость кормить детей заставили ее стать успешным журналистом и редактором, а так, она, конечно, не хотела.  Остается только непонятным, почему эти чрезвычайные обстоятельства продлились до девяностолетия Сары и до момента, когда у младшего из ее детей уже были свои внуки.
Большая часть литературных героинь, как и Сара Хейл, сталкивалась с чрезвычайными обстоятельствами.  Эти произведения никогда не забывали подчеркнуть важность для женщины ее роли хранительницы домашнего очага и необходимости подчиняться отцам и мужьям.  Но на момент поднятия занавеса мужья, отцы и братья каким-то волшебным образом испарялись, и это заставляло героинь путешествовать, делать карьеру и разные другие интересные вещи, которые бы в нормальных обстоятельствах оставались бы для них под запретом.
«Сент-Элмо», один из наиболее популярных романов того периода, был написан Августой Эванс.  Там рассказывается о сироте Эдне, которая выросла под опекой доброй вдовы.  У вдовы был сын Сент-Элмо, который ненавидел образованных женщин, но Эдна его привлекала.  («Их надо привязать к прялкам и забить им в глотки их журналы и книжки»).  Эдна стала признанным философом, хотя и считала, что право голоса для женщин «худшая из политических проказ».  Сент-Элмо успокоился, стал пастором и женился на ней.  «Покинутая жена» (автор Эден Саутуорт) рассказывала историю сироты Агарь, которую бросил муж и у нее не было  другого выхода, как стать всемирно известной певицей.  Героиня «Рут Холл» была вдовой и сиротой, которой пришлось стать успешной писательницей, чтобы кормить детей.  Хотя Рут замуж больше не вышла, читатели получили возможность вместе с ней порадоваться и утереть нос эгоистичным родственникам («Откуда было знать, что она станет такой известной»).
Хотя большая часть успешных писательниц явно не были искренни, когда говорили, что не стремятся к известности, почти всем из них банально нужны были деньги.  Автор «Рут Холл» Фэнни Ферн и Эден Саутуорт были вдовы с маленькими детьми.  Августа Эванс жила с отцом, который только и знал, что пропивать и проигрывать все, что в доме было.  Та же проблема была у Сюзан Уорнер, автора книги «Широкий мир» ставшей первым в Америке бестселлером. (Длинная сага про сироту, где на 574 страницы приходится 245 сцен со слезами).  Успех этих книг являлся признаком того, что в то время, как общество ждало от мужчин, что они будут опекать, содержать и защищать своих жен и дочерей, не все мужчины в реальности могли или хотели этим заниматься.
Готорн был не единственным писателем, которому не нравилась феминизация американской литературы.  Натаниэль Виллис, редактор «Хоум Джорнал»  обличал «широкое распространение дешевых романов» и сентиментальность пишущих женщин.  Это был тот самый бывший претендент на руку Лидии Чайлд, который высмеял «Экономную американскую хозяйку».  Он же жестоко подавлял литературные амбиции своей сестры.  Но задавить ее не сумел, и под псевдонимом Фанни Ферн она описала его в виде брата Рут Холл, бессердечного сноба, который тратит сто долларов на вазу, когда у его сестры нет куска хлеба.  Однако мужчины были правы в том, что литературный уровень большинства написанных женщинами романов был очень низок.  Даже в лучших романах отрицательные персонажи были такими подлецами, что по сравнению с ними золушкина мачеха выглядела ангелом милосердия.  Когда героиня «Рут Холл» голодала в работном доме вместе с детьми, ее богатая тетка отказалась внести платеж и выступила так: «Кто сказал, что мы ей не помогаем?  Я же разрешаю Рут стирать на нашей кухне, если она принесет свое мыло».
Некоторые винили во всей этой сентиментухе Чарльза Диккенса, которые был в Америке невероятно популярен.  В его книгах буквально толпились безгрешные очаровательные сироты и идеальные «маленькие» женщины.  («Такое впечатление, что добродетельная женщина просто обязана быть ростом ниже среднего,» - прокомментировал это явление Брет Гарт).  Другой английской писательницей, чьи произведения в огромных количествах «глотали» американские женщины, была Шарлотта Бронте.  «Джен Эйр» является очень точным выражением романтических представлений женщины викторианского периода об отношениях между полами.  Властный и богатый любовник пытается задавить Джейн в первой части романа, но вмешательство судьбы в виде сумасшедшей жены и пожара оставляют его слепым, смирившимся и кое-что понявшим.  Американки одну за другой покупали книжки, где маленькие, но несгибаемые женщины укрощали мужчин с тяжелым характером.  Но, в отличие от Джейн, большая часть героинь американских новелл с радостью заползали под власть мужчины за несколько минут до окончания повествования.  В очень популярном романе «Беула»  жених Гай спрашивает невесту «Ты хочешь служить господину Честолюбию или господину Гаю Хартвеллу?».  И невеста (сирота, ставшая известной писательницей), конечно, выбирает второе.


Хотим еще? :)
Tags: 19 век, 21 век, Америка, США, английский язык, знаменитые женщины, история, история женскими глазами, перевод, писательницы, русский язык
Subscribe

  • Дети серого ветра, 2019

    Когда речь заходит о фем-оптике – навыке читателя замечать определённые особенности читаемого произведения – упоминают ролеполовое соотношение…

  • Фестиваль "Женский книжный"

    В Екатеринбурге, в библиотеке им. Белинского в эти выходные проходит книжный фестиваль под названием "Женский книжный". Это 11-й книжный фестиваль…

  • Порекомендуйте, пожалуйста)

    Я хочу любовных романов или же книг с сильной любовной составляющей, не важно какого жанра. Присутствуют ограничения) Любовные отношения без…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments