вдова кота вышла замуж за пса (svarti) wrote in fem_books,
вдова кота вышла замуж за пса
svarti
fem_books

Categories:

Мария Елиферова "Людмила Улицкая как зеркало русского (анти)феминизма"

"В 90-е годы, когда Улицкая входила в литературу, в России пустовала вакансия «писательницы per se». Как-то не сложилось. С женщинами-поэтами у нас было всё в порядке ещё с дореволюционных пор, были детские писательницы, сценаристки и журналистки, но не было своей Айрис Мёрдок (да что там Айрис Мёрдок, даже Жорж Санд не было). Русская проза все два столетия своего существования была по умолчанию мужской — хотя и начиналась с «женских» историй (Карамзин, как известно, предпочитал героинь, а не героев). Творчество ряда женщин-писательниц позднесоветской эпохи удостоилось снисходительного определения «женская проза», которое никакая феминистская теория литературы не способна отмыть от семантической близости с «дамским романом» — то есть чем-то неглубоким и ненастоящим. В конце концов, не относим же мы Василия Аксёнова к «мужской прозе».
...Почти все её героини принадлежат миру литературы XIX века, несмотря на то, что некоторые из них носят брюки, короткие стрижки и легко завязывают внебрачные сексуальные отношения (впрочем, последнее и в XIX веке случалось куда чаще, чем можно подумать по романам Тургенева и Толстого). В иных случаях Улицкая не скрывает, что ей нравится описывать героинь «старорежимных», дореволюционного поколения — такова Медея, такова Василиса из «Казуса Кукоцкого» (сколок с солженицынской Матрёны), таковы бесчисленные московские старушки в кружевных воротничках и польские аристократки из других её романов. Но и Таня из «Казуса Кукоцкого» могла бы быть какой-нибудь нигилисткой 1870-х годов, отказавшейся резать лягушек и примкнувшей к миру богемы. Героини Улицкой выходят замуж, заводят любовников, сходят с ума от несчастной любви или смерти близких (а не оттого, что заболели шизофренией) и кончают с собой так, как это делали в позапрошлом столетии. Им часто присуща экзальтированная религиозность. Их быт полон вязания, бабушкиных чашек и старых писем. У них нет профессии или же она условно-творческая. Когда Улицкая пытается показать женщину за профессиональной деятельностью — Елену в «Казусе Кукоцкого», — выходит какой-то народнический мистицизм: о работе чертёжницы рассказывается языком, которым в XIX веке описывали «нутряную» крестьянскую мудрость".
https://godliteratury.ru/projects/lyudmila-ulickaya-kak-zerkalo-russkogo
Tags: 20 век, 21 век, Россия, русский язык, статья, фемкритика
Subscribe

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Рассказ Юдоры Уэлти

    Благотворительный визит Ясный холодный день, время близится к двенадцати. Держа перед собой горшочек с цветком, девчонка лет четырнадцати спрыгнула…

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Рассказ Юдоры Уэлти

    Благотворительный визит Ясный холодный день, время близится к двенадцати. Держа перед собой горшочек с цветком, девчонка лет четырнадцати спрыгнула…

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…