freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф


Аннетте Дросте-Хюльсхофф родилась 10 января 1797 года, в родовом имении Хюльсхофф, близ Мюнстера. Ее семья принадлежала к родовитой рейнской земельной аристократии (католической).
Умная и чувствительная девушка великолепно знала пять языков и уже в молодости увлеклась сочинением поэзии в стиле Фридриха Шиллера и Готфрида Августа Бергера. Две неудачных попытки опубликовать собственные сочинения загнали ее в депрессию, и на несколько лет она забыла о литературе.
В 1834 году Дросте-Хюльсхофф переехала в замок Мерсбург на берегу Боденского озера, где поселилась ее сестра Дженни вместе с мужем, ранее овдовевшим швейцарским ученым. Именно здесь Аннетте познакомилась и влюбилась в Левина Шюккинга, молодого человека, который был младше на семнадцать лет. Романтическое увлечение возродило ее увлечение поэзией. Двое влюбленных целыми днями бродили на природе и читали друг другу стихи.

Но в апреле 1942 года Шюккинг уехал из Мерсбурга, а спустя некоторое время вернулся с молодой женой. Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф была ошеломлена поступком возлюбленного. Свое горе она излила в сборнике поэзии, опубликованном в 1844 году. В стихах были подняты вопросы человеческого предательства, одухотворенного наблюдения за природой и религиозные сомнения. Поэтесса никогда так и не вышла замуж, а злополучная влюбленность, обернувшаяся предательством возлюбленного, сказалась на здоровье Аннетты. В 1843 году фон Дросте-Хюльсхофф впервые в жизни заболела, в качестве диагноза врачи указали нервное истощение. Заболевание все усиливалось, на нервной почве появились признаки туберкулеза. В итоге Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф скончалась от эмболии 24 мая 1848 года, в возрасте пятидесяти одного года, в замке Мерсбург.

Пер­вый изданный по­этический сборник - «Сти­хо­тво­ре­ния» («Gedichte», 1838 год), в ко­то­рый так­же вклю­че­ны по­эмы «Гос­ти­ни­ца на боль­шом Сан-Бер­на­ре» («Das Hospiz auf dem großen St. Bernhard»), «За­ве­ща­ние вра­ча» («Des Arztes Vermächtnis»), «Бит­ва в Лен­ской рас­ще­ли­не» («Die Schlacht im Loener Bruch»). Од­на из вер­шин немецкой религиозной по­эзии - сборник «Ду­хов­ный год» («Das geistliche Jahr», опубликован в 1851 году).
Из про­за­ических про­из­ве­де­ний вы­де­ля­ет­ся реа­ли­стическая но­вел­ла на кри­ми­наль­ную те­му «Ев­рейский бук» («Die Judenbuche», 1842 год). Совместно с Л. Шюк­кин­гом (1814-1883 годы) уча­ст­во­ва­ла в кни­ге очер­ков «Жи­во­пис­ная и ро­ман­ти­че­ская Вест­фа­лия» («Das malerische und roman­tische Westphalen», 1841 год). Сре­ди ма­лой про­зы - «Вест­фаль­ские кар­ти­ны» («Die West­fä lischen Schilderungen», 1845 год), где да­но реа­ли­стическое опи­са­ние бы­та и нра­вов вест­фаль­ско­го кре­сть­ян­ст­ва.
Кроме того, Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф была одаренной музыканткой и композиторшей. Говорили, что ее голос лучше, чем у Анжелики Каталани, которая считалась лучшим сопрано своего времени. Аннетте фон Дросте-Хюльсхофф написала 74 песни. Однако, она никогда не играла свои произведения для широкой публики, лишь спустя несколько десятилетий после ее смерти, в 1877 году, некоторые из них были опубликованы, а полностью изучены и изданы только в 20-м веке.
.

"Проповедник"
.
Вслед за тяжелым колокольным звоном,
За жалобным, глухим, протяжным стоном,                 
Рыданием гигантов сквозь туман
На колокольне задрожали балки,
Взвились из гнёзд испуганные галки,
Взлетел со свистом сокол на платан.
.
Звон катится над сводом оробелым.
О ком? - О том, кто ночью с бренным телом
Своим расстался на руках детей,
Кто был тот муж? – Примерный прихожанин,
Сияньем золотым не одурманен,
Как далеко не каждый богатей.
.
В толпе достойных старцев очень много,
И каждый ищет к алтарю дорогу,
Очков, тростей, зонтов - невпроворот.
Он был владельцем замка рядом где-то,
Поэтому роскошные кареты
Хозяев ожидают у ворот.
.
Звон стих и опускаются колени;
Глас трубный! Над амвоном бьются тени.
«О Судный День!» - согласно грянул хор, -
И души, воспаряя в покаяньи,
О милосердном молят воздаяньи
Того, чей суд и справедлив, и скор.
.
Звучит «аминь». И – тишина до дрожи,
Мгновенно пробежал озноб по коже;
Вдруг замер зал, безмолвием объят.
Лишь огоньков у гроба тихий шорох,
Как будто шёпот высоко на хорах,
И ладанный струится аромат.
.
«Возлюбленные чада!» - прогремело,
То взялся пастор молодой за дело,
Он только что на кафедру взошёл.
Нет, не аскет постами изнурённый,
Не тень, но жизнью щедро одарённый
С руки Господней боевой орёл!
.
«Усопших души, - он вещал, - блаженны,
И с нами пребывают неизменно,
Покоясь во Христе.» И слов напор
Могучий словно Иордана волны,
Как ветер, ароматов кедра полный,
Ворвался торжествующе в собор.
.
А голос рокотал и звал куда-то,
Как грома отдалённого раскаты:
«О вы, кто не изведал хлад и жар!
О, горе вам, кто не сойдя в могилы,
Давно мертвы, ваш труд и ваши силы
Как на скалу обрушенный удар.»
.
Исполнившись терпением и болью,
Изнанку жизни, траченную молью,
Открыл, немилосерден и суров,
Он обнажил все язвы и пороки,
На грех обрушил ярости потоки
И лицемерия сорвал покров.
.
Раскрыл истоки мерзости и гнили,
Что души до краёв заполонили,
Небесный заслонив от нас чертог.
Словами, раскалёнными как лава,
Тех, чьи сердца продажны и лукавы,
Клеймил он, как неистовый пророк.
.
Мне было видно: угасали свечи,
Вздыхала, в дождевик укутав плечи,
Седая дама, сидя у стены,
Зевала рядом девушка украдкой,
На хорах юнкер шелестел тетрадкой,
Его приятель спал и видел сны.
.
Горячий ливень страстных обличений
И мудростью блиставших поучений -
Всё принимал в грехах погрязший зал.
Лишь вечером: «Ах, слышал я такого
Сегодня проповедника лихого!» -
В театре юный прапорщик сказал.
.
Перевод - Даниэль Коган
.
"Отражение"
Меня ты видишь сквозь хрусталь,
Сквозь глаз твоих туманных даль,
Что на кометы так похожи.
Как два шпиона, круг верша,
Крадёмся, за душой душа,
И я шепчу, едва дыша:
Фантом, мы не одно и то же!
.
Мир снов тайком покинув лишь,
Ты в жилах кровь мне леденишь,
Мой локон красишь сединою;
Коль ты, игру теней тая,
Вдруг выйдешь из небытия,
Тогда что буду делать я,
Дружить иль враждовать с тобою?
.
На лоб твой, словно царский трон –
За ним скрыт мыслей легион –
Украдкой я бросаю взгляды;
Но блеск холодный глаз твоих,
Свет мёртвый призраков чужих
Сияет ярко, и от них
Подальше мне держаться надо.
.
И складка мягкая у рта,
Что так беспомощна, чиста,
И о защите умоляет;
Но, оборачиваясь вдруг
Усмешкой злой, предтечей мук,
Как будто напряжённый лук
В меня без промаха стреляет.
.
Известно точно: я не ты.
Чужая сущность и черты,
Меня пугают приближеньем
Сил, коих мне неясна суть;
Как Моисей ищу я путь,
Твоя душа теснит мне грудь
Твоими болью и томленьем!
.
И всё же чувствую родство,
Твоих желаний торжество,
Любовь со страхом – не иначе.
Но если в этот мир извне,
Фантом, придёшь ты в тишине -
Лишь вздрогну и, досадно мне,
Я горько о тебе заплачу!
.
Перевод - Даниэль Коган
.

"Пруд"
Спокоен он в луче рассвета нежном,
Так совесть безмятежная чиста.
Целует бриз в зеркальные уста,
Не приласкав цветок прибрежный.
Вот над водой трепещет стрекоза,
Малютка-водомер танцует в упоенье,
Летит кармин, порхает бирюза,
И солнечные блики в отраженье.
Венчают берег травы над водой,
Дремотным песням камыша внимая,
А шелест лип приходит, исчезает,
И шепчет: мир..., спокойствие..., покой....
.
Перевод - Наталья Борисова

.
"Последние слова"
Мой дух уже в иных пределах.
Любимый, не роняй слезы́!
Моя душа туда взлетела,
Где остановлены часы.
.
Там — вечный день, там — все свободны,
Покой и радость на челе...
И я молюсь о вас сегодня,
О вас — идущих по земле.
<...>
Но не печальтесь у могилы,
Не верьте, что огонь погас...
Я помню вас! Я вас любила!
Я и сейчас молюсь о вас!
.
Перевод - Наталья Борисова
.

"Тревога"
Жизнь не жалеет сил, чтобы загнать в ловушку,
прижать к земле и время вспять пустить.
Хочу я сохранить свободной душу
И бесконечность мира ощутить!
Не затоптать меня слепому стаду,
Я распрямлюсь и вновь спасусь от них.
Хоть сердцу этому так мало места надо -
Вселенная тесна для чувств моих!
.
Перевод - Наталья Борисова

***
Крылато слово, как стрела.
Сам на себя пеняй за спешку,
Коль произнес его в насмешку,
Или сказал его со зла.
.
Похоже слово на зерно.
Обронишь ты его случайно,
Но в землю твёрдую отчаянно
Корнями вцепится оно.
.
Перевод - Ирина Грицкова
.
***
Срывай минуту, словно рвёшь цветок.
Пускай он выцвел, вылинял, промок,
Пусть держится едва, качаясь в поле,
Пусть облетел, пусть он к земле приник,
Сорви его! Ведь самый горький миг
Есть воплощенье уходящей боли.
.
И свет не мил, и жизнь не хороша,
Когда страдает, мечется душа,
Когда тебя всего тоска изгложет,
Когда свинцом вокруг нальется тень,
Тебя издалека поманит день,
Который позабыт, но всё же прожит.
<...>
Но всё отринь! Не мешкая — живи!
Вкушай минуты сладостной любви,
Дарованной и выпавшей счастливо.
Испей росу прозрачную до дна.
В ней синева небес отражена,
И кротко шелестит над нею ива.
.
Перевод - Ирина Грицкова
.
Источники:
Страница в Википедии (рус.)
Страница в Википедии (нем.)
Статья на сайте "Детективный метод"
Tags: 19 век, Германия, Европа, детектив, классика, немецкий язык, поэзия, русский язык, судьба женщины
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments