Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Хуан Бэйцзя и воспитание по-китайски

Темой вечера был недавний бестселлер – книга, написанная женщиной, которая назвала себя «китайской матерью-тигрицей». [...]
Селия остановилась у входа в кухню.
– Не хочешь побыть с нами? – спросила она.
Жуюй покачала головой, и Селия, помахав ей, двинулась дальше в туалет. Если бы Селия принялась настаивать, Жуюй сказала бы, что такие темы, как материнство, выбор школ для детей и «мать-тигрица» (которая даже не была китаянкой, только назвалась ею ради пиара), мало ее интересуют.


Июнь Ли, "Добрее одиночества"



Хуан Бэйцзя начинала свой путь как детская писательница: из-под её пера вышло более двадцати книг о детях и для детей. Сама она видит своё предназначение во "взрослой" литературе:
-- Когда ты пишешь для детей, твоя душа очищается, становится прозрачной, и для автора это особое наслаждение. Но лишь когда я пишу для взрослых, я могу полностью, без оглядки выразить себя и свои взгляды на проблемы бытия, человека, общества. (цит. по предисловию переводчицы Н. Ю. Демидо) Неудивитеьно, что самая популярная её книга написала и для детей, и для взрослых одновременно. Если вы одних лет с девочкой Цзинь Лин, Золотым Колокольчиком, то с удовольствием прочтёте весёлую школьную повесть "Я буду умницей" о её приключениях, её классе, её семье и учителях. А если вы ближе по возрасту к её родителям -- вам будет о чём призадуматься над теми же самыми страницами, которые раньше казались забавными.

Я с китайской культурой знакома слабо, и естественно, что внимание обращали на себя скорее "различия", чем "сходства". Правда, одно сходство заметно невооружённым глазом -- и в России, и в Китае малышей очень любят кормить! Тем не менее, в наших условиях одиннадцатилетняя школьница ростом метр пятьдесят пять и весом пятьдесят килограммов вызвала бы, возможно, пристальное внимание эндокринологов. А маму-китаянку заботит разве что негативное влияние лишнего веса на интеллектуальные способности. Ведь Цзинь Лин обычное дитя с соответствующими возрасту интересами, прекрасно пишет сочинения, еле-еле тянет математику, и -- что самое ужасное -- не стремится стать лучшей в классе. А ведь родители хотят, чтобы она прошла по конкурсу в лучшую школу города!

[Осторожно, тут не без спойлеров]Родители хотят -- это громко сказано. Папе, в общем, безразлично. Хочет мама. Честолюбивая, с юности ориентированная на карьеру, она, выйдя замуж, заняла позицию "фона" при муже-профессоре, и теперь задача единственной дочки: исполнить мамины мечты.

Чжао Хуэйцзы в уме прикидывала, в какую из школ для Цзинь Лин реально поступить. С её средними оценками вряд ли можно рассчитывать на школу иностранных языков, значит, нужно поднапрячься и постараться поступить в школу воспитания талантов, на худой конец, в сорок девятую. Если дочь даже в сорок девятую не поступит, тогда ей придётся признать своё поражение и согласиться, что как мать она не справилась с воспитанием дочери. Не о такой дочери она мечтала, пускай её забирают и воспитывают бабушки и дедушки.

Вот так, ни больше и ни меньше. И Цзинь Лин безропотно покоряется, зубрит часами, обращается к репетиторам, посещает психоневролога по подозрению в умственной отсталости, принимает сомнительные зелья, сидит на диетах до голодного обморока, принимает на себя хлопотную должность семейной казначеи -- а вы бы свалили на шестиклассницу домашний бюджет? Я -- нет. Никогда не считала себя выдающейся детоцентристкой, но некоторые перлы родителей Цзинь Лин поражают воображение.

* -- Ты везучая слепая кошка, которая споткнулась о дохлую мышь. Тебе случайно повезло с дополнительным заданием. Как можно полагаться на случай? А если бы ты не сумела решить? Опять оказалась бы в последних рядах?
-- Конечно, мама всегда права. За плохую оценку обзывает тупой, за хорошую -- слепой кошкой, -- огрызнулась в ответ дочь.
-- А разве я не права? За что тебя хвалить? За три ошибки?


* Мать поучала дочь: "Оставь, пожалуйста, свой дух противоречия. Я и так стараюсь тебя не перегружать. Посмотри на нашего соседа Вэнь Фэна, он ежедневно помимо уроков играет на пианино, ходит в изостудию, и ведь всё успевает, отлично учится, его родителям не приходится переживать". После короткой паузы добавила: "Если бы у матери было право выбрать ребёнка, я бы предпочла такого умницу и отличника, как Вэнь Фэн".

Впрочем, даже и без изостудии с музшколой китайские учащиеся загружены по самое не балуйся.

...наступила горячая пора экзаменов за первый семестр. В качестве разминки сдавали экзамены по второстепенным предметам -- по музыке, рисованию, физкультуре, идейно-этическому воспитанию, обществовадению, природоведению, труду. Экзамены по основным предметам -- родной речи математике и иностранному языку -- сдавали в последнюю очередь. Ребятишкам нет и двенадцати... Мама с высшим филологическим не справляется с программой по математике, ждёт отца с работы, чтобы объяснил. А какие сочинения они пишут, это не передать словами. С прологом, эпилогом, цитатами из классиков, специально заучивают фразеологизмы и афоризмы целыми списками. На педагога нужно смотреть с благоговением, есть его глазами, моргнуть бояться, чтобы не упустить ни крупицы знаний. Разорвать тетрадку слабого ученика, заставить полностью переписывать задание сто раз -- заурядное дело. Учителя строго следят за дисциплиной, поощряют доносительство. Обычная практика при малейшем происшествии -- вызвать в учительскую "самого честного", то есть, попросту говоря, классного ябеду, и подробно допросить. Считается достойным докладывать учителям и о проступках соучеников за пределами школы. В то же время, когда Цзинь Лин самостоятельно нашла себе репетиторшу, эта старая чудачка запретила её рассказывать, где она занимается, даже в семье. И когда Чжао Хуэйцзы репетиторшу выследила, занятия прекратились: уговор дороже денег. Мама разрушила игру... интересно, что это за игры у ребёнка с преподавательницей, о которых даже родители знать не смеют? Но отцу с матерью остаётся только поблагодарить престарелую учительницу и удалиться.


В финале экзамены будут сданы, и на семейство Золотого Колокольчика снизойдёт любовь и спокойствие. Надолго ли? А маленькую героиню уважаю -- умудряется сохранять детство, невзирая на всю эту свистопляску...

-- Ты не понимаешь, не понимаешь! -- кричала Ян Сяоли и вдруг заплакала громко, в голос. Плакала так, что плечи ходуном, что из-за слёз не видно лица. -- Ты не понимаешь, Цзинь Лин, ты вправду не понимаешь! Когда у девочки появляются месячные, она становится взрослой. Я теперь взрослая, Цзинь Лин! А я не хочу так быстро становиться взрослой, понимаешь? Я целыми днями только и делаю, что учусь, учусь, даже в компьютерную приставку вволю не поиграла. Ни разу! Я вообще не знаю, что такое счастливое детство, честно, не знаю. У меня ещё и детства не было, а я уже взрослая. И потому мне очень грустно, Цзинь Лин, ты понимаешь? Вот о чём я горюю...
Цзинь Лин присела рядом, обняла подругу за плечи, на душе тоже стало горько и захотелось плакать.
Вот таким оказался последний в начальной школе день 1 июня -- Праздник прощания с детством.
Tags: 20 век, 21 век, Китай, дети, китайский язык, реализм, роман, русский язык, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments