Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Шэн Кэи: китайский вопрос

Шэн Кэи -- одна из наиболее известных молодых писательниц Китая. Родилась она в 1973 году в северной провинции Хунань, славящейся живописными горами, острой наперчённой кухней, и Мао Цзе-дун там родился, между прочим. Впрочем, свою родную деревню Шэн Кэи вспоминает без малейшей ностальгии: заброшенное, изолированное поселение, где жизнь текла однообразно и нудно. Десяти лет от роду будущая романистка переплыла на другой берег реки, надеясь, что там как-то иначе. Но и на другом берегу оказалась такая же тихая скучная деревенька. Разочарование было непередаваемое. А потом Шэн Кэи закончила школу и направилась в большой город учиться и работать, как и тысячи тысяч её ровесниц...



Трудовая миграция -- явление сложное, многообразное. Случай Цянь Сяохун и её товарок по несчастью, повсеместно именуемых "сестричками с Севера", можно отнести к числу трудных. Образования нет, квалификации никакой, работы в лучшем случае очень мало, а в худшем -- и вообще никакой. Если, конечно, проституцию не считать работой. Но даже не будучи проституткой, героиня не раз услышит в свой адрес сакраментальные обвинения в непорядочности. У неё большой бюст. С таким бюстом -- понятно, чем она в городе занимается.

"Сестрички с Севера" написаны блестяще, остро, увлекательно, как плутовской роман -- но мало-мальски брезгливым я бы не порекомендовала. Это же триггер на триггере. Изнасилования, убийства, внебрачные беременности, аборты добровольные и принудительные -- повседневная реальность бесправных, замотанных тяжёлым трудом "сестричек". Текст предельно физиологичен, с раблезианским упоением описываются драки, менструации, раны, рвота, испускание газов и выдавливание прыщей. Иногда кажется: ну всё, не сносить девушкам головы, но боевая Цянь Сяохун (Цянь как "деньги", Сяо как "маленький", Хун как "красный") и её кроткая, долготерпеливая подруга Ли Сыцзян по-прежнему идут вперёд. Навстречу новым ужасам.

Шэн Кэи замечает, что главная героиня очень симпатична и близка западной аудитории, тогда как китайские читатели считают её "стервой". Да, Цянь Сяохун разбитная, да, не слишком целомудренная, да, грубая на язык и невоспитанная... однако признаю свою западность. Бытует такой старинный анекдот -- сидят в окопе австриец и немец. Немец говорит: положение серьёзное, но не безнадежное. А австриец возражает: не-а, положение безнадежное, но не серьёзное. И вот Ли Сыцзян похожа на немца, а Цянь Сяохун на австрийца. С её умом, с её хваткой ей ли не сознавать, в какую яму она попала? И всё же -- положение безнадёжное, но не серьёзное. Рыпается до конца. И после конца тоже рыпается. Можно презирать таких людей, а ведь трудно не восторгаться их жизнестойкостью.

Финал я, признаться, не поняла до конца... нелепое падение под тяжестью собственных грудей можно интерпретировать как падение под невыносимостью своего статуса женщины. Обидное дело в поле горох да репка, а в миру вдова да девка: кто ни пройдёт, каждый щипнёт. Пословица русская, но вполне применима и к китайскому обществу.

– За десятку ляжешь в кроватку, сто отдам – позу выбираю сам, за тысячу не прочь я иметь тебя всю ночь, десять тысяч вынимаю – уползёшь еле живая, – скороговоркой проговорил чиновник рифмованную частушку. – Ну что? Что предпочитаешь?
Белоснежная простыня и мягкая подушка выглядели притягательно, вот только главный герой был отталкивающим. Цянь Сяохун закусила губу, напустив на себя игривый вид, затем быстро сняла с чиновника майку, а потом и шорты. Без одежды он напоминал огромную лягушку. S хотел было раздеть девушку, но та отстранилась и стыдливо сказала:
– Дайте я сначала хорошенько вас рассмотрю.
И вот перед ней голое тело пятидесятилетнего мужика, изогнутое в виде буквы S: отсутствие мышц, дряблая задница, огромный живот, под складками кожи ущелье, откуда показалось мужское достоинство, словно рассада, проклевывающаяся на поле, в состоянии среднем между стоячим и вялым. Цянь Сяохун с трудом сдержала смех и спокойно сказала:
– Дяденька, я ещё девочка, просто интересно было на ваше тело посмотреть. Я с вас одежду сняла, вас не затруднит одеться? Вот вам пятьдесят юаней за труды. – Цянь Сяохун бросила купюру, которую долго комкала в руке, повернулась и пулей выскочила из номера.

В апреле 2018 года журнал "Иностранная литература" напечатал повесть Шэн Кэи "Райская обитель". На первый взгляд антиутопия: описан центр, где женщины без имён, с комическими кличками-названиями фруктов и ягод под руководством какого-то отвратительного наполеончика-"президента" вынашивают младенцев на продажу. Человекопитомник. Санаторий суррогатных матерей, и у каждой своя судьба, свой трудный путь... в тупик. Опять в тупик. Вообще есть для женщины место, где не тупик?

Сообщила в полицию. Там сказали, что это дела внутрисемейные и их это не касается. Мать твою. В этом-то и есть гнусная сторона брака: все издевательства, домогательства и запугивания становятся законными внутрисемейными делами. Неудивительно, что люди говорят, мол, хочешь беспокойства на несколько месяцев -- затей ремонт; хочешь беспокойства на несколько лет -- купи дом; хочешь беспокойства на всю жизнь -- вступи в брак. Вступить в брак, расторгнуть брак -- всё равно что умереть.

В мире нет ничего более страшного, чем безумный мужчина. Даже у злых духов есть рациональное начало, к ним можно найти подход, обсудить условия. Если мужчина впадает в неистовство, никогда не догадаешься, что ему взбредёт в голову.


Из интервью Шэн Кэи: По сравнению с цинскими временами или с культурной революцией мы счастливицы сущие. При династии Цин существовала, например, литературная инквизиция, и можно было взойти на плаху за одну фразу в книге. Или за заглавие. Теперь, по крайней мере, хоть головы не рубят.
Tags: 21 век, Китай, аборт, бедность, изнасилование, материнство, мигрантки, повесть, реализм, роман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments