Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Четверг, стихотворение: Луиза Боган

Вечер в психиатрической лечебнице

Гаснет день за окнами с металлическими решетками.
Зажгли фонари, опустили шторы. Начеку дежурные сестры.
В этот час здесь вяжут на безопасных спицах, играют в слова и в бридж,
Бьются в шахматы насмерть, и книги в руках у многих подняты, как забрала.

Позади остались часы безудержных слез, неистовых маний.
Успокоились недолеченные души — им даже неплохо.
Иные почти здоровы: женщины с грубыми лицами, с блуждающими мыслями
Под присмотром светил медицинских. Депрессивная девушка
Поправляется; истеричка ревностью одержима.
У другой — паранойя. Полегчало обеим.

Не познает невеста восторга после рождения сына!
И покинутая жена уже не страдает оттого, что ее не любят!
Ты вернешься домой, на пригородную станцию,
Где тебя будет ждать твой Джим вечером, в полшестого,
И ты снова станешь нормальной, безжалостной эгоисткой,
Такой же, впрочем, как многие, как сотни твоих сестер.

«Жизнь продолжается», — поет пианино своей счастливой октавой.
Мягкий ковер постелен на случай самоубийства.
Все будет великолепно: бабушка бросит пить,
Фруктовый салат расцветет, как букет, на блюде,
И колокольчики засинеют в саду.

Кошки найдут радость, отцы — справедливость, матери — облегченье.
Сыновьям и мужьям не придется платить по счетам.
Детские травмы будут изжиты, непристойный кошмар утихнет.

А в конце коридора слышится шум воды.
К миссис К. вновь подкрадывается навязчивая идея,
Миссис Р. глядит на каминную доску, и в этом есть некий знак.

Перевод Анны Курт

Evening in the Sanitarium

The free evening fades, outside the windows fastened
with decorative iron grilles.
The lamps are lighted; the shades drawn; the nurses are watching a little.
It is the hour of the complicated knitting on the safe bone needles;
of the games of anagrams and bridge;
The deadly game of chess; the book held up like a mask.

The period of the wildest weeping, the fiercest delusion, is over.
The women rest their tired half-healed hearts; they are almost well.
Some of them will stay almost well always:
the blunt-faced woman whose thinking dissolved
Under academic discipline; the manic-depressive girl
Now leveling off; one paranoiac afflicted with jealousy.
Another with persecution. Some alleviation has been possible.

O fortunate bride, who never again will become elated after childbirth!
O lucky older wife, who has been cured of feeling unwanted!
To the suburban railway station you will return, return,
To meet forever Jim home on the 5:35.
You will be again as normal and selfish and heartless as anybody else.

There is life left: the piano says it with its octave smile.
The soft carpets pad the thump and splinter of the suicide to be.
Everything will be splendid: the grandmother will not drink habitually.
The fruit salad will bloom on the plate like a bouquet
And the garden produce the blue-ribbon aquilegia.

The cats will be glad; the fathers feel justified; the mothers relieved.
The sons and husbands will no longer need to pay the bills.
Childhoods will be put away, the obscene nightmare abated.

At the ends of the corridors the baths are running.
Mrs. C. again feels the shadow of the obsessive idea.
Miss R. looks at the mantel-piece, which must mean something.

Другие стихотворения Луизы Боган в переводе Анны Курт: http://gefter.ru/archive/24771
Tags: 20 век, Америка, США, английский язык, перевод, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments