Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Когда жён много, а муж один

Ишола Алао, он же Баба Сеги (отец Сеги),  -- очень счастливый мужчина. Его богатство измеряется не только деньгами и имуществом. У него семеро детей от четырёх жён. Старшая, грузная и царственная Ийя Сеги  (мать Сеги), почти его ровесница. Их свели посредством традиционного брака, потому чтотуже неприлично ходить в холостяках. Вторую жену, Ийя Топе, большой босс Алао купил у её папаши в деревне, а тот всё повторял: берите, берите, она хоть и засиделась в девках, зато такая дотошная. Третья, Ийя Феми, сама попросила: возьмите меня, нет сил больше бесплатной прислугой в племянницах жить. Лишь  одно омрачает благополучие новоявленного патриарха: младшая супруга, Боланле, самый ценный трофей, образованная! с дипломом! уже больше года как взошла на его ложе, а всё никак не забеременеет. Приятель дал ценный совет: к знахарю она, учёная, не пойдёт, упрётся, а свози ты её,  товарищ, к учёному врачу. В поликлинику.



-- Как я полагаю, вы муж и жена? -- светски поинтересовался доктор, наклоняясь над бланком.
-- Да. Она мне жена. Жена мне
-- Хорошо, хорошо... Итак, миссис Алао...
-- Да? -- Боланле отозвалась не сразу. Её никогда в жизни не называли миссис Алао.
-- Сколько лет вы замужем?
-- Уж скоро три года, -- отвечал Баба Сеги.
-- А в каком возрасте пришла первая менструация?
-- Тринадцать лет... -- пробормотала Боланле
-- И сколько дней менструация в норме? В смысле, сколько дней в месяц?
-- Четыре, пять.
-- Обильно или скудно?
Баба Сеги не выдержал.
-- Мужик, ты соображаешь, что ты спрашиваешь у чужой жены? Ведь и смысла нет, струация, не струация, она неродиха так на так...
-- Мистер Алао! Я провожу опрос пациентки. Единственная причина, почему вы ещё здесь сидите: ваша супруга попросила об этом! Если вы не в состоянии вести себя прилично, я буду вынужден просить вас покинуть кабинет!
-- Не-не-не, я что... я буду прилично. Только и вы, доктор, помните: она жена мне.
-- Так я спрашивал о...
-- Обильные, -- ответила Болане.
-- Хорошо, хорошо -- а болезненно проходит?
-- Нет, совсем безболезненно.
-- Отлично. У вас с мужем регулярно происходит коитус?
-- Чего?! -- взревел Баба Сеги. -- Вот это вы, доктор, какое последнее слово сказали? Вы не думайте, что меня сможете дурачить, ишь, образованные! Я хоть ваших университетов не кончал, да не дурак.
Боланле криво улыбнулась и покачала головой.
-- Я хочу спросить, с какой частотой между вами присходят сексуальные отношения.
-- По вторникам! По вторникам она получает свой паёк, ну, иногда на неделе добавку. Не больше, но и не меньше, чем другие жёны. А брюхо вот не работает у неё. Не работает.
-- Записываю: ко-и-тус раз в неделю, -- врач проговорил опасное слово по слогам и долгим, тяжёлым взглядом уставился на Баба Сеги, словно давая ему понять, что его тонкие намёки здесь не будут оценены по достоинству, -- Итак, есть и другие жёны. И вы жена номер...
-- Четыре! -- Баба Сеги растопырил четыре толстых пальца. -- Номер четыре!
-- Как я понимаю, от трёх предыдущих дети есть? Знаю-знаю, плохая примета называть точное число детей, но вы округлите...
-- Округлить? -- заорал страшным голосом Баба Сеги. -- Это моих детей, да округлять надо? Нешто они у меня истощённые?!


Дальнейшие события описанию не поддаются. Не то остросюжетный детектив, не то театр абсурда, не то "игра престолов" на западноафриканском материале. Иногда прорываются ясностью, свежестью лирические вставки -- как Боланле бродит по рынку, как Ийя Сеги впервые встречает свою единственную любовь, девчонку-разносчицу... Причудливо сплетаются современность и архаика, новое и старое. Лола Шонейин [Lola Shoneyin] родилась в 1974 году, главная героиня ей ровесница. И вот что рассказывает писательница о своём семейном опыте. В Нигерии принято, чтобы близкие люди предостерегали девушек от нежелательных влюблённостей в юношей другой национальности и другой веры. То есть, если ты йоруба, как Шонейин, то никаких романов с игбо, хаусанцами и всеми остальными, кроме йоруба. Но мать будущей романистки была свободомыслящая и говорила дочерям так:
-- На народ не смотрите и не смотрите на религию, был бы человек достойный. Только не влюбляйтесь в мужчин, отцы которых -- многожёнцы, и не выходите за них замуж.

Правоту своей матери Лола Шонейин познала на собственном горьком опыте. Первым браком она вышла замуж как раз за парня из семьи многожёнца. Пара скоро рассталась. Выросший в атмосфере преувеличенного поклонения и подлизывания к главе семейства, молодожён ожидал,что и перед ним благоверная будет так же лебезить и заискивать. Второй муж писательницы -- врач, кстати, сын нобелевского лауреата по литературе Воле Шойинки. У них четверо детей, которым и посвящен первый роман Лолы Шонейин: "The Secret Lives of Baba Segi's Wives", "Тайная жизнь жён Баба Сеги".

Роман необычный, но читается на одном дыхании. Обычаи йоруба многим могут показаться шокирующими. Например, похороны человека, у которого живы родители, проходят быстро, бедно  и как бы украдкой, без присутствия отца и матери. Ведь умерший, пусть сам того не желая, совершил преступление, нарушил естественный ход вещей. А кое-что, возможно, покажется знакомым: например, выговоры раздражённым тоном "почему этот мальчишка учится лучше тебя, у него что, две головы?!"  Эта фраза, кстати, и у Адичи звучит, в "Цветке гибискуса".  Видимо, тоже традиция. Шонейин нередко критикуют: дескать, важную и сложную тему свела к сериалу, к нолливудской мыльной опере. А мне думается -- есть в этой кажущейся простоте свой особый смысл. Может быть, для кого-то "Тайная жизнь" станет и предостережением.
Tags: 21 век, Африка, Нигерия, английский язык, дети, домашнее насилие, полигамия, реализм, роман, семейная сага
Subscribe

  • "La madre"

    "Мать" ("La madre") Грации Деледды выходила на украинском под одной обложкой с "Тростинками на ветру", так что мне…

  • Тростинки на ветру

    Грация Деледда получила Нобелевскую премию по литературе в 1926 году с формулировкой: "За поэтические сочинения, в которых с пластической…

  • Ирина Андрианова "Мой сумасшедший папа"

    Три связанных друг с другом повести, написанные и опубликованные И. Андриановой в начале 1990-х. Писательница сейчас практически не известна, да…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • "La madre"

    "Мать" ("La madre") Грации Деледды выходила на украинском под одной обложкой с "Тростинками на ветру", так что мне…

  • Тростинки на ветру

    Грация Деледда получила Нобелевскую премию по литературе в 1926 году с формулировкой: "За поэтические сочинения, в которых с пластической…

  • Ирина Андрианова "Мой сумасшедший папа"

    Три связанных друг с другом повести, написанные и опубликованные И. Андриановой в начале 1990-х. Писательница сейчас практически не известна, да…