felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Киран Десаи "Наследство разоренных" (2006, Букер)

Давно я не писала ничего об индийских писательницах:)



Мне нравится, какой смущенной выглядит Киран на всех фотографиях, очень ненаигранно выглядит.

Индийская писательница, проживающая в США, дочь известной писательницы Аниты Десаи.
Киран Десаи родилась в 1971 году и прожила до 14 лет в Нью Дели. Вместе с матерью на год переехала в Великобританию, а оттуда в США, где получила литературное образование в институте Беннингтона, Холлинс-колледже, а также в Колумбийском университете.



Год издания: 2007
Издательство: Амфора

Аннотация: "Замечательный роман, получивший широкое признание, - это история о радости и отчаянии. Герои стоят перед жизненным выбором - остаться в стране с колониальным наследием или вырваться в современный мир".

Рецензия с лайлиб: "Итак, главный герой этой книги- живущий в Гималайях судья Джемубхаи Попатлал Пател много лет назад, еще при ангрези был отправлен в Англию учиться. Вернувшись, он отрекся от всего индийского- пудрил смуглую кожу, ел английские блюда, говорил по-английски и призывал окружающих последовать его примеру. Его осиротевшая внучка Саи тоже воспитывалась в католической обители и правила деда принимает. Третий житель имения- повар. Простой индиец, но сына отправил на работу в Америку. Сын стал нелегалом, живет в подвале, работает за гроши. Но отца пичкает байками о том, как хорошо живется в стране мечты. Есть еще две пожилые соседки, которые читают Бронте и Троллопа и питаются эклерами и салями. Так бы и жили герои данной книги в своем вымышленном мире- и не индийском, и не западном. Но в их жизнь вмешиваются представители освободительного движения непальцев- гуркха (в книге названные горка). Естественно, четырем старикам и девушке не устоять перед напором представителей народа. Того самого народа, к которому они уже давно себя не причисляют.
Относительно авторского стиля могу сказать, что Киран Десаи определенно подражает и Салману Рушди, и Арундати Рой. Взять хотя бы кусочно-разрывное построение романа или нависшее с самого начала ощущение подавленности и тоски.
Северная Индия- прекрасный край. Но политические и националистические конфликты губят его уже много лет. Кто-то воюет за каждый клочок родной земли, а для кого-то куда проще оставить свой край и уехать в благополучные страны в погоне за призрачным счастьем".

"

Книга-мозаика, пестрая кучка разноцветных стеклышек, медленно и неохотно складывающаяся в неспешный сюжет со множеством флэшбеков и ответвлений; местами даже кажется, что ничего, кроме флэшбеков, здесь нет, как нет и главной дороги, одни второстепенные.
Сторона первая: Индия, маленький городок в предгорьях Гималаев. Салат из национальностей и религий: бенгальцы, непальцы, тибетцы, еще какие-то индийские незапоминаемые народности, случайно затесавшиеся афганские принцессы - дочери свергнутого царька - и швейцарский священник-миссионер; индуисты, буддисты, мусульмане, христиане... Здесь в разваливающемся поместье, когда-то построенном заезжим шотландцем понтов ради, доживает свой век старый отставной судья, начинавший карьеру еще в колониальные времена, учившийся в Англии, до сих пор презирающий своих соотечественников и никогда не любивший никого, кроме своей собаки. У судьи есть юная внучка-сирота, дочь погибшего летчика, так и не ставшего космонавтом, и повар, у которого всей радости в жизни - единственный сын, правдами и неправдами добившийся американской визы и уехавший на заработки. У внучки - роман с учителем математики, студентом-непальцем, по юности-глупости связавшимся с освободительным движением этого нацменьшинства. Фоном - пригоршня колоритных соседей и эпизодические, но не менее колоритные собака Шамка и кот Мустафа.
Сторона вторая: Америка. Нелегальные иммигранты, вкалывающие за гроши в сомнительных забегаловках, ночующие в подвалах, молящеся на невозможную "зеленую карту", прячущиеся по углам от толп родственников, приехавших сюда в надежде на протекцию. Здесь Бижу, сын повара, решает вечный иммигрантский вопрос: как стать частью чужой культуры, не потеряв при этом себя? Почему живущие в Нью-Йорке индийские бизнесмены спокойно едят говядину, а удачно женившийся на американке ушлый занзибарец Саид не желает отказываться быть мусульманином? Что делать, кто виноват и не послать ли к чертям всю эту вашу глобализацию и не купить ли билет на самолет?
Несмотря на спекулятивность тем, которые запросто можно занудить или залить в три слоя соплями, Киран Десаи пишет очень легко, с доброй иронией, которая выключается только в самые серьезные моменты, вроде описания диких столкновений повстанцев-сепаратистов с полицией. Она просто любит своих героев и оттого внимательна к ним. Для нее очевидно, что людей разъединяет слишком много, и ни общий язык, ни общее место проживания не делает людей ближе: пестроязыкий Нью-Йорк и многонациональная индийская глубинка одинаково взрывоопасны. А соединяет - только любовь. В этом отношении финал, про возвращение всех блудных, - это не про "глобализация - плохо", а про "любовь побеждает". Банальная идея, зато бессмертная.

P.S. Книга предназначалась на подарок, но я не удержалась и прочитала ее за вечер. Ни разу не возникло сакраментального вопроса "зачем я это читаю?"
P.P.S. Если верить Википедии, у Киран Десаи роман с Орханом Памуком. Глобализация все-таки побеждает."

"Как же приятно читать о настоящей Индии. Не как у Симмонса - высосанная из пальца и изобилующая ляпами, вызывающая только множественные фейспалмы. А вот такая, от человека, который в этом живёт, с многочисленными "терминами", которые вызывают ощущение настоящести и, одновременно, батхёрт у переводчиков. (К примеру, встретилась такая фраза "В гомпа никого не было, все собирались только на пуджа". Бедный переводчик. Откуда ему (ей) знать, что в определённых кругах эти странные слова вполне себе прижились и весьма бодро склоняются. "Идёшь сегодня в гомпу на пуджу?" - говорят друг другу смелые носители великого-могучего, для которых на подсознании очевидно, что оба слова женского рода и нечего с ними носиться как с писаной торбой - чай не развалятся от склонений и прочих инструментов языка.
Здорово, что иногда в книгах встречаешь такие вот мелкие исторические события, о которых ничего не знал. Ну кто бы знал, что гурки на самом деле воюют за независимость и называют себя "горка"? А тут прямо репортаж из центра событий.
В возникшей ситуации никак нельзя разобрать, кто прав, кто виноват, как принять правильное решение, чтобы справедливо было для всех? Паровоз истории несётся вперёд, код колёса попадают совсем непричастные люди, справедливость, может, для кого-то настанет, но не для мелких жертв.
Чувствуется обида индусов (и прочих мелких народностей) на британцев. Название книги тоже указывает на это: вы нас разорили, а нам теперь это наследство расхлёбывать. Это же звучит из уст одного из понаехавших в Америку иностранцев (забыла, какой конкретно национальности): в ответ на недовольное "Понаехали тут" местного жителя, тот отвечает "Твой отец разорил мою страну, я приехал взять назад хоть что-то". Мне кажется, в этом Десаи (и индусы вообще) не сосвем правы. Да, британцы основательно растоптали Индию. Но то, что она стоит в руинах - вина самих индусов. Есть страны с тем же самым колониальным прошлым, которые умудрились оправиться и стать вполне себе приличными странами. Есть страны, в которых не было никакой колонизации, но всё равно они стоят в руинах. Такая же коррупция, такая же заплаточная экономика, такое же бесправие в провинции, так же население предпочитает эвакуироваться в страны получше (угадайте страну по описанию, да).
Потрясающий персонаж Бижу. Уехал в Америку за лучшей жизнь, но предпочёл вернуться. Причём, в итоге оказалось, что уехал он гораздо более нищим, чем уезжал. Но при этом сколько всего пережил."
Tags: 21 век, Букер, Индия, США, английский язык, война, драма, мигрантки, писательницы, премия, русский язык
Subscribe

  • "La madre"

    "Мать" ("La madre") Грации Деледды выходила на украинском под одной обложкой с "Тростинками на ветру", так что мне…

  • Тростинки на ветру

    Грация Деледда получила Нобелевскую премию по литературе в 1926 году с формулировкой: "За поэтические сочинения, в которых с пластической…

  • Ирина Андрианова "Мой сумасшедший папа"

    Три связанных друг с другом повести, написанные и опубликованные И. Андриановой в начале 1990-х. Писательница сейчас практически не известна, да…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments