Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Четверг, стихотворение: Глория Роулинсон

Глория Роулинсон [Gloria Rawlinson] родилась в 1918 году на островах Тонга, где её отец, выходец из Австралии, держал фотоателье. Первые воспоминания поэтессы – нетронутая тропическая природа и тёплое море. Идиллия рухнула внезапно, родители развелись, и мать с шестилетней Глорией на руках отправилась в Новую Зеландию. А там свирепствовала эпидемия полиомиелита... Четыре долгих года неподвижности, методы лечения, знакомые нам по «Я умею прыгать через лужи» Алана Маршалла, также жертвы этой эпидемии, и наконец приговор — инвалидное кресло до конца жизни. В общеобразовательной школе Глория Роулинсон учиться не смогла, поэтому образование получила домашнее, освоила игру на гитаре и даже состояла в скаутской организации. Впервые она прочла по радио свои стихи в четырнадцать лет.



Сейчас принято осуждать родителей, которые делают из детей вундеркиндов, прививая им зависимость от быстрой славы, уязвимость. В случае Роулинсон статус «чудо-девочки» не только не привёл к краху, но и наоборот — стал основой профессиональной карьеры. Уже второй сборник её стихов «Торговец благовониями» [The perfume vendor] стал бестселлером. Поклонниками Роулинсон были Франклин Рузвельт, Уолтер де ла Мар, премьер-министр Новой Зеландии М. Дж. Сэвидж. При этом сама поэтесса звёздной болезнью отнюдь не страдала и с удовольствием выдвигала тех авторов, которых считала талантливыми. Например, Робин Хайд – с нею Роулинсон дружила, её подробную биографию писала десять лет, завещав сыну Хайд Дереку. Их совместная работа Book of Iris [«Книга Айрис», по настоящему имени Хайд] – по сей день остаётся самым известным произведением Роулинсон, умершей в 1995 году, так и не дождавшись выхода этой биографии.

На русский язык Глория Роулинсон переводилась немного, вот три стихотворения удалось найти:

Карусель

Там, где весь день Мегафон —
деспот воскресный — ярится,
дюжина ярких зверей
по кругу мечтаний мчится,

конных кружит ангелят
храброоких, кометногривых,
а внизу протирает пятки
очередь нетерпеливых.

Кружатся вокруг оси
звёздных всадников звенья;
юная кровь, уноси
нас под музыку сердцебиенья —
навсегда, навсегда, навсегда.

Так седлайте же лебедей,
на зебре катайтесь, дети,
и на тигре, что всех смирней
и безопасней на свете.

Ведь навеки замрёт карусель,
и в тиши озарит лунный морок
лишь пакеты из-под сластей
и ухмылочки дынных корок.


Новая автомагистраль

Здесь?
Домики и мужья-садоводы
и зеленопалые жёны
и дети резвей воробьёв
и мир апельсинного древа
с тяжестью зрелых плодов —
Здесь?

Никогда! Здесь наверно от века
эта серая трасса
артерия скорости
в копоти газовых струй
гонит транспорт рекой
от истоков вчера
за пределы времён.


Старая колёсная дорога

Седая пыль легла на ежевику,
На листья прах, взметенный стадом, пал:
Разбитая дорога усмехнётся,
Когда случайность, время или шквал
Возьмутся вытравлять здесь эту надпись:
«Молдун и Ко» — «Ливрея и Привал».

Старик Молдун погиб под дилижансом.
Ободья глине шамкают сквозь сон
Про облучок, про лёгкие упряжки,
Про их стремительный, как ветер, гон.
Ведь в тот, последний день свой по дороге
С хлыстом в руке всё так же мчался он.

Он и дорога — белые вороны,
Но тех времён истоки далеки,
Когда летучей рысью мчались кони
От Пади Мёртвых до Сухой реки;
И по лесам его плясали взгляды,
И колокольцев бренькали звонки.

К широким струям снежного Вайкато
Сей путь потоки белые струил,
Неся сынам Молдуна изобилье,
Новинки века с радостью дарил.
Колёса старика давно умолкли —
И смерть на них засохла, словно ил.

Тускнеет надпись, но жива дорога,
Копыта стад, цистерны молока
И крылья птиц - всё поднимает пыли
Безликие косые облака,
Что инеем осядут у обочин,
Где долог день и ягода сладка.

Перевод А. Спаль.
Tags: 20 век, Новая Зеландия, английский язык, перевод, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Четверг, стихотворение: Екатерина Воронцова-Дашкова

    Послание к слову "так" О! слово твердое, почтенное от века, Когда ты во устах честнóго человека! Мой дух стремится днесь воспеть тебе хвалу, Во…

  • Стина Джексон, "Серебряная дорога"

    Как видно по обложке, нам обещают сразу всё и ещё немного. Должна признать, что для дебюта это действительно сильная вещь. Добротный скандинавский…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments