snova drova (snova_drova) wrote in fem_books,
snova drova
snova_drova
fem_books

Categories:

мои любимые пистательницы и их книги. Осторожно, много!

в качестве предисловия: я писала этот список для себя, в своем жж, но вотfelix_mencat попросила поделиться списком и здесь. Мне не жалко, но тем не менее, заранее извиняюсь, т.к. список домашний, правда, спойлеров вроде не содержит. В общем, не профессиональные это рецензии, а так.

Сигрид Уинсет (1882-1949), родилась в Дании, считала себя норвежкой.  Восхитительное описание средневековья. Я сейчас дочитываю дилогию "Улав, сын Аудуна из Хествикена" и беру с собой в отпуск  роман-трилогию - "Кристин, дочь Лавранса" - о  романе  Цветаева говорила, что перед этим описанием женской доли - Анна Каренина всего лишь эпизод. И, дочитывая "Улава..."  - я понимаю, что дело говорит, скорее всего так оно и есть.
А вообще когда-то давным-давно в детстве мне приснился сон, в котором я нашла настоящий дом. Это было старинное деревянное строение (что-то среднее между стабуром и теремом), никаких заборов, цветов, даже деревья - черными елями и то вдалеке, только мельница,  молодая липа и холмы, холмы, и я знаю, хоть и не вижу - что где-то близко залив. И погода такая - вроде ясного конца сентября северной страны. Желтая помятая трава, паутинка летает, дым костров, нагретая за лето земля отдает тепло, но ветер уже холодный, но солнце еще припекает и если не особенно двигаться, а замереть на залитом светом деревянном пороге, то  будет жарко, и медная ручка двери еще по-летнему горячая, пусть и не обжигающе.
Все хранит тепло и ты сам теплый, но оттуда из-за дальних холмов, где залив, уже дует холодный ветер. И ты его узнаешь. И видишь очень высокие перистые облака и бесконечно красный закат чуть перечеркнутый  голыми ветками говорит тебе - что с утра будут первые заморозки.
Дома только ты и собака, да еще за тремя холмами соседи (это их костры). В доме много лесенок, погреб, огромный чердак, где хранится все-все-все самое важное,  но не как в музее,  а так словно ты это вчера сам положил и тебе в любой момент могут понадобится твоя деревянная лошадка, первая погремушка, древний идол или корона старой королевы севера. И очень тепло, без капли сырости. И ты знаешь, что когда наступят первые морозы - вернуться из-за залива Твои. И ты ждешь их с Собакой, Домом, Мельницей.
Вот книга Сигрид Унсет - это возвращение Туда.  Я вижу воочию, что  То место существует.
Эта женщина гениальна. У меня по вопросу пока всё.

Сельма Лагерлёф - (1858-1940), Швеция.
Ну тут можно вообще ничего не добавлять, потому что Нильса  и его гуся Мартина помнят все более-менее читающие в детстве дети, которые выросли и вот  сидят перед монитором. Сельма Лагерлеф прекрасна совершенно всем, мне особенно нравятся "Тролли и Люди", но фаворит конечно же, роман-трилогия "Перстень Лёвеншёльдов". Замечательный сюжет, совершенно невозможно оторваться, но самое прекрасное - женские и мужские образы. Положительные герои - это  два (минимум!) центральных женских персонажа, которые  обладают обычными, отнюдь не экстраординарными, просто хорошими душевными качествами - верностью слову, дружбе, милосердием. И мужской персонаж (о Карл-Артур!!) - это такой в общем-то обычный, прости господи, мудак. Но так уж получилось, что все схлестнулось в доме облонскихи простые положительные качества дам выросли в героизм (ну в общем, тоже без фанфар и лент   и громких побед), а мудак остался мудаком, несмотря на восхитительных, сильных, благродных и всепрощающих женщин, которые только и ждали всю дорогу как бы его спасти, чем бы ему помочь и т п. Формально, они конечно его спасают, но в общем, мы понимаем, что толку от этого маловато, а случайных жертв и трагических происшествий - более чем достаточно. Крайне правдивое с т. з. человеческих взаимоотношений повествование.


Берта фон Зутнер (1843-1914) Австро-Венгрия
Первая женщина, получившая Нобелевскую премию мира, графиня из самого сердца милитаристской Австрии с милитаризмом которой (да и вообще с милитаризмом) она  отчаянно боролась. Замечательная вещь - "Долой оружие!"
Критикует милитаризм, лютый патриотизм и бешеный национализм. Рубит  с плеча, очень откровенна, очень честна, очень. Вообще "Долой оружие - самая что ни на есть книга для чтения именно сейчас.  Это такой глубокий женский взгляд в тех людей, что кричат "налетим-победим, или они за это заплатят!", это такое тонкое знание военного дела. Удивительное сочетания. Особенно поражает тот уровень рефлексии, когда она пишет об особенностях тогдашней педагогики, о детстве, времени, настроениях...
Собственно, Берта фон Зуттнер  является учредительницей премии мира. А вообще - Долой оружие стоит прочесть, это интереснейший документ со всех точек зрения.



Туве Янссон. (1914-2001) Финляндия.
Ну Муми-Тролли же и полная свобода! И все-таки самое любимое - сборник новелл  "Лодка и я". Я там, по крайней мере, как дома.

Астрид Линдгрен (1907-2002) Швеция
Понятное дело, Пеппи Длинныйчулок, Карлсончик и тэ пэ, но самое любимое и замечательное  - это цикл из шести книг "Эмиль из Лённеберги". Вечное лето!  Когда Эмиль для того,  чтобы избежать наказания - запирался в чулане,  то от скуки  выстругивал какую-нибудь фигурку. И их у него набралось в итоге за триста штук. Я последовала в детстве его примеру, вдохновившись еще и терракотовыми воинами до кучи. Весь подоконник был залеплен пластилиновыми и глиняными уродами. Оказывается, за время пока ты наказан или выдерживаешь паузу  можно сделать крайне много продуктивного! А вообще обожаю Линдгрен, классик она как есть и всё тут.

Маргерит Дюрас. (1914-1996) (родилась во Французском Индокитае, в Сайгоне - умерла в Париже.) Француженка.
Хороший литератор, ничего не могу сказать. Люблю колорит - эти люди глазами европейцев. "Любовник" - неплохой роман, в главных ролях Лолита  с мозгами и вьетнамский Гумберт с сердцем, умом, и всяким прочим. Занятная нелинейность. "Модерато Кантабиле" - куда занятней. Но в общем, так получилось, что М. Д. я читала в замечательный период жизни, так что придется занести ее в замечательные писатели. Единственное, что по-моему, ей удается передать совершенно безупречно - это причудливое сочетание скуки с экзотической подоплекой на фоне совершенно непримечательных движений души и сюжета. Все эти острые колени, дорогие или дешевые платья, страсть, влечение и секс - всего лишь рамка для  экзотической сайгонской тоски в строгом европейском костюме.

Галина Кузнецова (1900, Киев - 1976 Мюнхен)
"Грасский дневник" - это то, что стоит прописывать при депрессии, бесцветном феврале и прочих недругах. Это настолько лирически тонкое, замечательное описание Грасса, виллы Бельведер,  моря, облаков, яхт, людей и жизни  с Буниным, его женой и прочими прочими, что просто душа радуется. Нежная любовь к цветам, цепкая память к изложению. Масса острот, утренний портвейн, сонная Франция, Шаляпин в роскошном автомобиле и Мережковский под перевернутой лодкой от дождя... И вокруг какая-то невозможная красота, занятия, труды и дни, разговоры, разговоры, разговоры. Хоть и Кузнецова покинула Бунина ради оперной певицы Маргариты Степун, ее на мой взгляд оправдывает совершенная честность и то, что с М. С. они прожили вместе всю жизнь.

Нина Берберова (1901-1993) - хороший литератор. "Курсив мой" - хоть и претенциозно, но правдоподобно. А исследовательская работа "Люди и ложи. Русские масоны ХХ века" - и вовсе замечательная, язвительная книга.

Сэй-Сёнагон (966-1017), Япония. Прекрасные "Записки у изголовья", я здесь (в смысле в своем жж) цитировала по тегу Япония. Это просто очень тонко и совершенно  чудесно. Перечитываю периодически.

Памела Линдон Трэверс (1899 - 1906) Австралия
Ну Мэри Поппинс же! В детстве я просто обожала эту книжку.

без Сорокина не обойтись ни то, чтобы я очень любила треш, кишки, насилие и поедание котят, хоть и куда без них но если вам очень надо, то можно смело прописывать
Габриэль Витткоп (1920-2002) Франция. Озвучены самые что ни на есть маргинальные стороны жизни, она передаетс приветы через голову Томаса Манна - смерти в Венеции, Бомбей, и опять смерть, бордели, мертвая плоть и возбуждение (цензура-цензура-цензура!111)
А вообще, роман "Каждый день - падающее дерево", хоть и напыщен, хоть и глуповат каким-то адским пафосом в стиле да, я женщина-маньячка и жажду удовлетворения именно позолоченным бивнем мамонта, и я готова выпить с вами кофе, хотя мне по душе больше божественные гермафродиты и женщины с бородами, - тем не менее, вещь не бесталанная и сама Габриэль Витткоп, сконструировала свой миф и до конца ему следовала, что на мой взгляд, до некоторой степени ценно.

Без сестер Бронте не обойтись, так что не обойдусь, упомяну.
Ну вроде пока все, кто сходу вспомнились



Tags: 19 век, 20 век, Дания, Нобелевская премия, Норвегия, Россия, Финляндия, бытописание, детские книги, знаменитые женщины, история женскими глазами, классика
Subscribe

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В день рождения Беллы Ахмадулиной

    Бог За то, что девочка Настасья добро чужое стерегла, босая бегала в ненастье за водкою для старика, — ей полагался бог красивый в чертоге,…

  • Эти удивительные непереводимые слова

    Маленькое независимое издательство «Миля» подходит к выбору книг с фантазией. Одним из первых они предлагают вниманию восхищённой…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В день рождения Беллы Ахмадулиной

    Бог За то, что девочка Настасья добро чужое стерегла, босая бегала в ненастье за водкою для старика, — ей полагался бог красивый в чертоге,…

  • Эти удивительные непереводимые слова

    Маленькое независимое издательство «Миля» подходит к выбору книг с фантазией. Одним из первых они предлагают вниманию восхищённой…