freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Гэйл Дайнс «Порнолэнд: Как порнография украла нашу сексуальность?»


Из рецензии на польское издание книги:
"Современная порнография проникла в будничную жизнь, ее приняла поп-культура и университеты, а основным, самым дешевым и популярным каналом ее распространения, нацеленным на молодых мужчин, стал интернет. Даже минимальные инвестиции в порнопродукцию приносят гигантскую прибыль. Чтобы увеличить свои доходы, порнобизнес использует инструменты маркетинга, а для инвесторов он стал современной, нормальной формой заработка. Стремительная утрата чувствительности ко все более нездоровым порнографическим образам, заставляет порно-дельцов переходить очередные границы патологии, чтобы обеспечить себе стабильный уровень дохода. В этой отрасли успех может принести лишь эскалация патологии. 
Помимо распространения своего контента в интернете, порнобизнес извлекает прибыль из компьютерных игр и программ, которые транслируются по кабельному и спутниковому телевидению или в гостиницах. Продукты порнобизнеса продвигаются в популярных сериалах, в университетских лекциях, газетных статьях, художественных фильмах и телевизионных репортажах. К американской специфике относится продвижение порнографии в радиопередачах. Зарабатывая на порнографии с педофильским содержанием, предприниматели одновременно создают себе положительный имидж, поддерживая различные неправительственные организации и, например, акции, направленные на борьбу с педофилией. Огромным успехом порнобизнеса была идентификация секса с порнографией и убеждение потребителей в том, что ее неприятие - это проявление нездорового отвращения к сексу. […]
Самая популярная тема современной порнографической продукции - насильственные действия в отношении женщин: сцены жестоких изнасилований и сексуальных действий, опасных для женского здоровья. К этой тематике можно отнести практически 90% всей подобной продукции. Контакт с превозносящей сексуальное насилие порнографией благодаря распространению в интернете стал будничным делом для огромного количества лиц мужского пола, включая школьников начальных и средних классов. 
Входя в жизнь мальчиков, жестокая порнография извращает их сексуальность (по данным исследований, они становятся потребителями порнографических материалов с 11 лет) препятствует естественному сексуальному развитию и формированию здоровых отношений с женщинами. Мальчики и мужчины начинают копировать образцы поведения с женщинами из порнографической продукции, которая накладывает отпечаток на их само- и мировосприятие, а также на понимание нормы допустимых действий. Порнография воспитывает в них ненависть к женщинам и разрушает способность сочувствовать, в частности, заставляет не проявлять отвращения к насилию над женщиной. Женский образ в порнографии формируется таким образом, чтобы женщина воспринималась как грязное животное, заслуживающее страданий, как существо, жаждущее боли и унижения. Дегуманизация лиц женского пола происходит посредством оправдания и выведения в ранг нормы проявления насилия по отношения к конкретной женщине.
В свою очередь, деморализация девушек и женщин и внедрение в их умы порнографической идентичности производится при помощи глянцевых журналов. Женская пресса более мягко навязывает ту же самую ментальность и нормы поведения, какие в жесткой форме продвигает в мужской среде порнография. Послание здесь одно: женщина должна обслуживать потребность в сексуальном насилии. Женские СМИ называют порнографическую культуру культурой свободного выбора, а женская поп-культура рекламирует порнодействия: удаление лобковых волос (делающее женщину похожей на девочку) и пластические операции, приближающие к порнографическому идеалу.
Проповедниками данного движения стали знаменитости вроде Пэрис Хилтон и Бритни Спирс, видеоклипы которой делает человек, много лет снимавший порнофильмы. Порнографическую активность женщин пропагандируют сериалы, подобные «Сексу в большом городе», а стандарты порнокультуры задает журнал Cosmopolitan, поощряющий женщин удовлетворять извращенные желания партнеров, обучающий их, как реализовать порнодействия, описывающий мнимые плюсы порнографии, рекламирующий секс без обязательств и внушающий читательницам, что цель их жизни - сексуальное удовлетворение мужчин. Поп-культура, предназначенная для женщин, пропагандирует другие нездоровые образцы: изнурительные диеты и анорексию. Разрушительному влиянию СМИ особенно подвержены молодые женщины. 
В результате такого многолетнего деструктивного влияния сложилось общественное одобрение случайного секса без обязательств, который часто приводит молодых женщин к депрессии и суицидальным состояниям. Что еще ужаснее, поп-культура, которая сексуализирует детей, делает их готовыми к роли жертвы педофилов. Массовая культура внушает девушкам и женщинам, что их самое ценное качество - сексуальная привлекательность, и готовит их к роли сексуального объекта, вытесняя из сознания любые альтернативы. Такое давление оказывает негативное влияние на «функционирование познавательного процесса, физическое и психическое здоровье девочек, их сексуальность и убеждения». Результатом разрушительного воздействия СМИ становятся рискованное сексуальное поведение, депрессии, расстройства питания, низкая самооценка, плохая успеваемость в школе. Поп-культура нарушает своей сексуальной пропагандой социализацию девушек. Этот эффект усиливает мода: даже в магазинах детской одежды продаются вещи, призванные подчеркивать сексуальные качества.
Огромная часть женщин и пожилых людей не представляют себе, что их внуков, сыновей и партнеров из года в год отравляет жестокая порнография, которая распространяется в интернете, что мужскую идентичность формируют образы получения сексуального удовольствия от причинения женщинам боли.
Порнография вырабатывает в потребителях убежденность, что женщины хотят подергаться насилию и унижению; анальный секс и насилие безопасны для женского здоровья; отсутствие у мужчин способности сочувствовать и их равнодушие к страданиям женщин нормальны; секс - это проявление ненависти и неуважения, а не интимности и эмоциональных отношений. Потребители порнографии убеждены, что работающие на порнобизнес женщины любят свою работу, даже не задумываясь, что к этой работе тех вынуждает нищета и исключенность из нормальной социальной жизни. Потребители порнографии также уверены, что сексуальное насилие доставляет женщинам удовольствие. На тематических интернет-форумах можно обнаружить невероятную концентрацию ненависти и презрения по отношению к женщинам. Любителей подобной продукции больше всего интересуют материалы, демонстрирующие болезненные или вредящие здоровью женщин действия.
Предвестником внедрения порнографии в поп-кульутру стал в 1953 году журнал Playboy, который бросил вызов идеализировавшей брак культуре 50-х. Революционная идея журнала заключалась в порицании брака и изображении женщин в качестве паразитов, живущих за счет мужчин. Идеалом для Playboy был мужчина, черпающий удовольствие в случайном сексе с многочисленными партнершами и не проявляющий потребности вступать с ними в эмоциональные отношения. Журнал пропагандировал потребительство и стиль жизни «плейбоя» как показатель высокого социального статуса.
Очередным этапом порнореволюции стало появление еженедельника  Penthouse, который заставил Playboy включиться в соревнование за самое вульгарное содержание. В 1974 году начал выходить следующий журнал - Hustler. На популярность порно-прессы работали другие издания, неустанно описывавшие их содержание. Сколоченный порноиздателями капитал позволил им расширить свою деятельность на другие секторы медиа и экономики.
Современной порноиндустрии и ее звездам оказывает поддержку поп-культура. Участниц телевизионных программ склоняют к сексуальным действиям, а видеозаписи этих событий преследуют потом неосмотрительных женщин всю жизнь. Из порноактрис делают звезд, создавая им красивые биографии, избавленные от характерных для этой области деятельности зависимостей, насилия и сексуального использования. СМИ заинтересованы не выявлением того, как порнобизнес уничтожает женщин, а лишь созданием его положительного имиджа.
Порнографический дискурс формирует сексуальные потребности мужчин: потребители порнографии стремятся внести патологические сексуальные действия в собственную жизнь, хотят секса, избавленного от интимности. Мужчины становятся зависимыми от порнографии: им сложно получить удовольствие от нормальных сексуальных отношений, а использование порнографических материалов становится для них важнее и желаннее контактов с женщинами. Зависимые люди выпадают из круга нормальных отношений, изолируются от людей, впадают в депрессию. Цена потребления порнографии оказывается для них очень высокой. Все больше мужчин начинают осознавать свою зависимость, которая очень быстро может привести к патологиям: получению удовлетворения от причинения реальных страданий женщинам, педофилии и преступлениям на сексуальной почве."
Источник

Отрывки из книги:
""В наши дни женщины гораздо лучше понимают своё место в жизни, чем раньше. Конечно же, это предназначение – быть сосудом любви, иными словами, куклой для е**и." (Max Hardcore, порнорежиссер и актер )
"Одна студентка отпустила шутку насчёт "трюка", с помощью которого можно избежать секса: отправляясь на свидание или вечеринку, девушка намеренно не делает эпиляцию, чтобы стесняться своей "неухоженности" и, таким образом, не иметь возможности заняться сексом. Остальные согласно закивали. Когда я спросила их, почему нельзя просто сказать "нет", если не желаешь с кем-то переспать, ответ заставил меня потерять дар речи: слишком сложно сказать "нет", когда ты уже угостилась несколькими напитками в баре или на дружеской вечеринке. Те же самые юные женщины, которые обвиняли меня в отрицании их свободы воли и "агентства", защищая свой выбор эпилировать интимные места, не нашли никакого противоречия между этими заявлениями и словами о том, как сложно сказать "нет" нежеланному сексу.
Эта история очень точно описывает суть того, как порнография влияет на жизнь женщин на многих уровнях. Мы можем вообще не смотреть порно, но все равно быть глубоко подверженными его влиянию, так как образы и послания оттуда доставляются женщинам поп-культурой. Идеология порно интернализируется в нашей психике, маскируясь под советы из масс-медиа как "привлечь и удержать мужчину". Отличным примером этого является бритье "зоны бикини", которое из порнофильмов просочилось в журнал Cosmopolitan.
Эта беседа со студентками показала, как конформность к порнокультуре кажется девушкам "свободным выбором". Это заблуждение повсеместно. Но стоит копнуть глубже – и окажется, что вопрос о свободе воли сложнее, чем кажется на первый взгляд. В какой вообще степени личность может ей обладать? У всех людей есть возможность влиять на свою жизнь, делать тот или иной выбор. Мы не плывем по течению, и мы не рождаемся с предопределенной судьбой. Перефразируя Карла Маркса, люди – социальные существа, которые конструируют свои идентичности в определенных экономических, политических и социальных условиях."
"Изучение сексуализации девочек Американской Ассоциацией Психологов убедительно показало, что это явление имеет обширные негативные последствия во всех сферах жизни, включая познавательную функцию, физическое и психическое здоровье, сексуальность, убеждения и привычки. В частности, это рискованное сексуальное поведение, пищевые расстройства, депрессия, низкая самооценка и академическая неуспеваемость.
Точно такие же симптомы обнаруживаются у жертв изнасилований. Так что можно сказать, что выросло поколение девочек, которые были "изнасилованы" самой культурой, что их окружает.
Избежать влияния культуры невозможно. Само понятие социализации подразумевает усвоение культурных норм и образцов поведения.
И, раз теперь вся культура является "одним большим насильником", то можно предположить, что количество травмированных девушек и женщин неуклонно возрастает. То есть, будучи социализированными этой культурой, они видят себя всего лишь объектами для секса и переживают разнообразные когнитивные, эмоциональные и сексуальные расстройства."
"Если верить журналу Cosmopolitan и подобным, то женщина вообще не испытывает своего собственного аутентичного сексуального удовольствия. Она хочет того, чего хочет "Он", и наслаждается именно тем, чем он наслаждается. Внимание в такого рода журналах уделяется, по большей части, "Его" нуждам, желаниям, предпочтениям и, главное, оргазмам. В "Cosmopolitan", как и во всей массовой культуре, удовольствие женщины зиждется не на том, что она – желающий субъект, но на том, что она – объект желаний.
Для нас не в новинку женские журналы, посвящённые "Его" обслуживанию. Но если раньше основная мысль была в том, чтобы стимулировать его вкусовые рецепторы, то сейчас – рецепторы его полового члена. Все эти издания позиционируются как пресса для женщин и о женщинах, но фактически они – о том как привлечь, удовлетворить и, если получится, удержать "его". Женщины прежних поколений, строя отношения с противоположным полом, должны были показать себя хорошими хозяйками, а в наше время – хорошими подстилками. Мир Cosmo – это мир минетов, неисчислимого множества поз, анонимного порно-секса, феерических оргазмов (как правило, мужских). Трудно даже представить, что в этом мире можно сказать "нет" его эрекции. Все возможности, предлагаемые Cosmo, касаются выбора типа секса и его количества. Отказ мужчине в сексе даже не рассматривается как вариант. Подразумевается, что он имеет негласное право на неограниченный доступ к женскому телу. Журнальные статьи к тому же предупреждают, что если мы оказываемся удовлетворять мужчину по его требованию, то можем рассчитывать на скорый конец отношений. Читательница оказывается затянута в гиперсексуальную вселенную, где техника секса – это ключ ко всему, а нежность, интимность и привязанность редко удостаиваются внимания. Вот послание, которое громко и ясно артикулировано: если тебе нужен мужчина, ты не только обязана предоставлять ему секс, но и делать это лучше, техничнее, страстнее, чем его бывшие.
СМИ, целевой аудиторией которых являются женщины, создают невероятно последовательную и почти полностью закрытую для иных посланий социальную реальность. Абсолютная вездесущность гиперсексуальных женских образов становится силой, нормализующей и и провозглашающей определенный нарратив о женщинах, женственности и сексуальности. Так как эти послания окружают нас, где бы мы не были, их узнаваемость и обыкновенность создаёт впечатление, что они – наши собственные индивидуальные стремления и мнения. Эта способность проникать в самое ядро нашей личности создаёт иллюзию, что мы сами выбираем выглядеть и поступать определенным образом, чтобы быть уверенными в себе, привлекательными и счастливыми."
"За последнее десятилетие кое-что изменилось в поведении девушек и женщин. Для многих стало нормой подцепить парня на одну ночь. Содержание этих встреч может варьироваться, начиная от обжиманий и заканчивая проникающим сексом, но одна особенность является обязательной: никто не ожидает душевной близости, отношений, привязанности. Это только секс.
Из-за отчужденности партнеров друг от друга, секс на одну ночь очень похож на порнофильм, разыгранный в реальной жизни. Если верить таким фильмам и "женскому" медиа-пространству, то оба партнера проводят время с одинаковым удовольствием. Но исследования показывают, что женщины все-таки надеются на продолжение отношений после секса на одну ночь. Социологиня Кетлин Богл, изучив выборку молодежи студенческого возраста, обнаружила, что девушки заинтересованы в том, чтобы партнеры по "сексу без обязательств" стали впоследствии их постоянными бойфрендами, в то время как юноши предпочитали секс без дальнейшего развития отношений.
Было бы ошибкой считать, что до появления культуры секса без обязательств женщины находили большее удовлетворение в интимных отношениях, ведь мужчины не имели понятия о женских телах и желаниях. Но если предыдущие поколения мужчин знать ничего не знали о женской сексуальности, то что же о ней знает поколение, выросшее на порно? Как говорит Роберт Дженсен, "если мужчина изучает женскую сексуальность по порнофильмам, то он определенно будет разочарован". В порно достаточно только эрегированного пениса, чтобы женщина начала сходить с ума от многочисленных оргазмов. Подразумевается, что женщин возбуждает именно то, что возбуждает мужчин. Так что если его больше всего заводят глубокие и резкие анальные проникновения, то ей они тоже будут приносить удовольствие. Зная это, можно не удивляться результатам исследований, обнаруживающих что мужчины чаще, чем женщины испытывают оргазм во время секса на одну ночь, и что они свидетельствуют о большем сексуальном удовлетворении от таких свиданий.
Но отсутствие оргазма - это меньшее, о чем женщинам, практикующим секс без обязательств, стоит беспокоиться. Ученые выявили, что у этих женщин снижена самооценка и повышен уровень депрессии, кроме того они испытывают сожаление, что принимали участие в сексе на одну ночь. К примеру, Грелло и ее коллеги нашли взаимосвязь - у более депрессивных женщин было большее число сексуальных партнеров, и с увеличением их количества росло и сожаление женщин о том, что они продолжают соглашаться на секс без обязательств. Авторки полагают, что возможное объяснение этому таково: "женщины с депрессией могут нуждаться в исходящем извне подтверждении ценности своей личности, ради этого они и ищут секса. Они, вероятно, поддерживают депрессивный порочный круг, неосознанно для себя вступая в безнадежные отношения. Возможно, негативные эмоции этих женщин, их низкая самооценка и чувство изоляции повышают их желание интимной близости с другим человеком, необходимость чувствовать себя желанной. Таким образом, надеясь на развитие романтических отношений, они соглашаются на секс со случайным партнером в попытке хотя бы временно почувствовать себя лучше."
Интересен еще один результат этого исследования. Мужчины, занимающиеся сексом без обязательств, имеют наименьшее количество симптомов депрессии по сравнению с другими группами населения. Они также испытывают больше удовольствия и меньше чувства вины, чем женщины с таким же поведением. Причиной этого может являться социальное конструирование маскулинности, которое предполагает, что чем больше сексуальных партнерш было у мужчины, тем ближе он к идеалу мужественности.
Нормализация секса со случайным партнером приводит к тому, что для девушки или женщины возрастает вероятность получить ярлык "шлюхи" - слова, которое используется для того чтобы контролировать и стигматизировать поведение женщины. В языке даже нет эквивалентного обозначения для мужчины. Значение слова "шлюха" меняется со временем, когда-то это означало женщину, имеющую секс вне брака. Но так называемое сексуальное освобождение женщины не отменило ни одно из разрушительных последствий ярлыка "шлюхи". Научная работа академиков Венди Уолтер-Бейли и Джесс Гудман показывает, что девочки и женщины, получив этот ярлык, "часто начинают прибегать к саморазрушающему поведению, к примеру, злоупотреблению алкоголем и наркотиками, пищевым расстройствам, самоповреждению, рискованному сексуальному поведению и снижению академической успеваемости, вплоть до того что могут бросить учиться."
Уолтер-Бейли и Гудман обнаружили, что шлюхами чаще называют девушек, которые "ведут себя слишком непостоянно и выставляют напоказ свою сексуальность", а также которые "слишком увлеченно флиртуют, расцветают слишком рано, или одеваются нескромно". Но это проблема гиперсексуализированного общества."
"Дисциплинируемое тело стало местом, на котором в повседневности отражаются и отыгрываются гендерные предписания. Женственность требует не только атрибутов гиперсексуальности — высоких каблуков, облегающей одежды и так далее, — но и тела, соответствующего строгим стандартам. У нас должен быть такой вид, будто мы часами изнуряем себя в спортзале тренировками, но какой бы формой тела мы бы не обладали, она всегда недостаточно хороша. Женщины настолько заражены «мужским взглядом» (male gaze), что стали сами себе злейшими критиками. Когда они выбирают в магазине вещи, или просто смотрят на себя в зеркало, они мысленно расчленяют себя на части. Какой бы ни была проблема (а проблема всегда отыскивается) — слишком маленькая грудь, дряблые бедра, слишком плоские или слишком выдающиеся ягодицы, большой живот — результат один: глубокое отвращение и ненависть к себе. Тело становится нашим врагом, грозящим в любой момент распухнуть в тучного монстра, поэтому нам приходится быть бдительными надзирателями. И мы приходим к тому, что Джилл назвала «взглядом нарциссического самоконтроля» (self-policing narcissistic gaze), ко взгляду настолько встроенному в нашу психику, что больше нет необходимости во внешних силах, контролирующих наши мысли и поступки."
"Женские тела, что мы видим по телевидению и в журналах, имеют необычные размеры и пропорции: длинные шеи, широкие плечи, высокие талии. Но так как это практически единственный тип тела, который мы видим, то мы склонны принять его за норму, а не за исключение. Мы полагаем, что проблемы у нас, а не у индустрии моды, которая настаивает на репрезентации единственного специфического типа телосложения. Вот что делают СМИ: они берут необычное тело и делают его обычным благодаря видимости, в то время как тела настоящих женщин начинают казаться ненормальными из-за своей невидимости. Результат — искаженное восприятие образа тела у части населения. Так как именно на основе посланий и образов культуры у нас складывается мнение о себе, в наше время по-настоящему необычной можно назвать женщину, довольную своим телом.
Понимание того, как культура формирует восприятие тела, заставляет нас переосмыслить идею о том, что расстройство пищевого поведения у женщин — это социальная девиация. Наоборот, женщины, доводящие себя до истощения, фактически проявляют высокую степень конформности к посланиям социума о том, что есть совершенство. Они восприняли эти сообщения и пришли к не лишенному логики умозаключению: в нашей культуре высоко ценятся худые женщины, я хочу чтобы меня ценили, следовательно, я должна стать худой, а это значит, что мне нельзя есть.Я видела множество студенток с серьезными болезнями, полученными из-за постоянного недоедания. Но, рассуждая об этой проблеме, мы должны понимать, что патологичным является скорее общество, нежели девочка-подросток в больничной палате и с множеством диагнозов."
"Сексуальная привлекательность позволяет получить такого рода мужское внимание, которое, как иногда кажется, даёт женщине власть. Действительно, несложно заставить людей соответствовать требованиям системы (даже если это система угнетения), если конформность приносит материальные, социальные или психологические блага. Многие женщины знают, каково это — быть желанной: как мужчина смотрит на тебя, как он считает достойным внимания всё, что ты говоришь, как ты вдруг становишься самым неотразимым человеком на Земле. Обычно мы не получаем от мужчин такой заинтересованности, когда делаем доклад, или ведем беседу о политике, или отправляем их помыть посуду. Нет, такой интерес мужчины проявляют только к женщинам, которые их сексуально возбуждают, и он может ощущаться как настоящее могущество. Но эта власть эфемерна: женщин наделяют ей мужчины, которые чем дальше, тем больше (скажите спасибо порно-культуре) рассматривают противоположный пол как взаимозаменяемых партнерш для «съёма» на одну ночь. Чтобы ощутить эту иллюзию власти, женщине приходится сексуализировать себя до той степени, когда она становится видимой для следующего мужчины, который на короткое время задержит на ней свой вожделеющий взгляд."
"СМИ, целевой аудиторией которых являются женщины, создают логичную и почти полностью закрытую для иных посланий социальную реальность. Вездесущее присутствие гиперсексуальных женских образов становится силой, способной внушить свои догмы о женщинах, женственности и сексуальности и сделать их общепринятыми. Так как они окружают нас, где бы мы не были, их узнаваемость и обыкновенность создаёт впечатление, что это – наши собственные, личные стремления и мнения. Образы и послания проникают в самое ядро нашей личности и создают иллюзию, что мы сами выбираем выглядеть и поступать определенным образом, чтобы быть уверенными в себе, привлекательными и счастливыми. Но, как замечает исследовательница Розалинд Джилл, если бы внешний облик «выражал индивидуальные предпочтения каждого, то, естественно, мы могли бы наблюдать огромное разнообразие, а не возрастающую с каждым годом одинаковость, стремящуюся к единому образу стройного, точёного, безволосого тела»."
"Первым и самым важным способом привлечения мужчин к гонзо-порнографии является изображение и описание женщины как сексуальный объект, заслуживающий использования и насилия. Для порнографов необходимо уничтожить всё человеческое в женских образах, чтобы зрители могли иметь устойчивые близкие отношениями с реальными женщинами. Несмотря на обесценивание женщин в нашей культуре, мужчины всё равно развивают теплые отношения с матерями, сёстрами, дочерьми, подругами, любовницами и жёнами. Чтобы искоренить любое сочувствие к женщине в порно, ту эмоцию, которая может подорвать весь опыт просмотра, создается совсем другой тип женщин, который не имеет ничего общего со знакомыми и любимыми.
Порнографы используют самый очевидный способ – вербальную сегрегацию подобной группы женщин. В гонзо-порнографии к женщине никогда не обращаются как к личности, её сводят к сексуальному объекту. Но даже этого не достаточно, и её называют грязной, похотливой, мерзкой. Не удивительно, что мы никогда не увидим никаких поцелуев или касаний. Кто захочет целовать грязную, похотливую шлюху?
Секс в порно изображен не просто добровольный – женщина ищет его, потому что ей нравится быть сексуально использованной. Таким образом, зритель перестаёт чувствовать вину, так как может убедить себя, что либо ей совсем не больно, либо она этого хочет.
Процесс дегуманизации группы – это способ узаконить и оправдать жестокость в отношении их отдельных представителей, продюсеры порно его не изобретали. Это проверенный метод применялся многими угнетателями; нацистская пропаганда эффективно превратила евреев в «жидов», расисты определили афроамериканцев как «ниггеров», гомофобы придумали бесчисленное количество названий для геев и лесбиянок, стирая прочь их человечность. А как только она становится невидима, совершать насильственные акты против членов социально порицаемой группы намного легче.
Отсутствие человеческих качеств у женщины в порно приводит к неспособности мужчин замечать всю жестокость полового акта. Я всегда слышу вопрос от мужчин после моего выступления: «Женщинам это нравится, в чём проблема?» Никакого эмпирического доказательства, у них, естественно, нет, только свои наблюдения из порно, на которое они мастурбировали. Когда я спрашивала, будут ли они рады видеть своих жён, девушек, сестёр в такой роли, пытаясь гуманизировать порноактрис, ответом являлось то, что знакомые и любимые женщины отличаются от женщин в порно. Они никогда не «выберут» такую работу. Мужчины думают, что порноактрисы, заглянув однажды на съемку, внезапно поняли, что именно этого они и ждали всю свою жизнь. Вариант, что женщины просто играют роль и вряд ли у них был выбор ввиду отсутствия альтернатив, не рассматривается из-за угрозы разрушения того сказочного мира, созданного порнографами и зрителями."

Отсюда

Tags: 21 век, английский язык, изнасилование, мизогиния, насилие, образ тела, объективация, польский язык, порнография, сексуальность, социология, стандарты красоты, феминизм, феминистка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments