Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

"Добрее одиночества" Июнь Ли -- впечатления от чтения

Самое удивительное, повсюду пишут, что книга удручающе скучная, что мало тайны, мало загадки... а я не легла спать, пока не дочитала. Не уснула бы. Можно писать сколь угодно отстранённо и отрешённо, но психологического накала это не отменит. Пусть "Добрее одиночества" не детектив, но преступление есть преступление.  Добро бы убийство, а то хуже убийства: помните старинные байки о китайской казни "человек-свинья"? Вот что-то подобное и случилось в тихом пекинском дворике...



...в отнюдь не тихое время. Лето 1989 года запомнилось кровавыми событиями на площади Тяньаньмэнь, военным положением, ещё недавно на соседнем перекрёстке горел танк, а студентка Шаоай недаром ходит мрачная как туча. Она вышла на площадь и теперь ждёт решения своей участи: отчислят? оставят? На ту беду родители Шаоай, чтобы решить финансовые проблемы, пригласили в дом постоялицу, девочку школьного возраста. Жуюй -- подкидыш, её воспитали две религиозные престарелые сестрицы в провинции. Сказать, что ребёнок с причудами, означает промолчать. Для Бояна и Можань она как пришелица из другой вселенной. Многому им придётся научиться в эти дни... бедные дети.

Можань положила ложку. Ее мать вздохнула.
– Я тебе скажу – только между нами, не говори Тёте и никому, – тебе не кажется, что Шаоай отчасти сама несет ответственность? Почему нельзя было публично признать свою ошибку? Девяносто девять человек из ста поступили бы так. Её родителям не повезло, что у них такая упрямая дочь.
– Но разве это не значит, что Шаоай лучше всего этого большинства? – спросила Можань.
Шаоай высмеяла бы губную помаду, которую им дали, назвала бы это унижением; она не надела бы, как Можань этим вечером, шелковое платье во исполнение официального распоряжения принять красивый вид.
– Быть хорошей мало что значит. Поверь мне, быть хорошей не значит в этой стране ровно ничего. Вести себя правильно, быть в любом конфликте на правильной стороне – только так можно себя обезопасить. Плетью обуха не перешибёшь. [...] Родители кормят ребенка, одевают, дают образование. Чтобы за это отплатить, ребенок, какое бы решение он ни принимал, должен представить себе, как оно отразится на родителях. Ты плохо учишься – ты не только свою жизнь портишь, но и родительскую, потому что как ты им отплатишь, если не получишь хорошую работу? Выйдешь замуж за кого не надо – не только себе плохо сделаешь, но и родителям принесёшь горе. Что бы человек ни затевал, он прежде всего должен подумать о родителях. Только Царь Обезьян родился из расщелины в камне.
Будь здесь Шаоай, она нашла бы, что возразить, а Можань сказала только, что знает все это наизусть. Можань давно смирилась с тем, что она не какая-то там особенная; она заурядна во многих отношениях – в школе не из самых лучших, никакая блестящая карьера её не ждёт. У нее нет ни боевитости Шаоай, ни её острого ума; в ее возрасте Шаоай дважды подряд прошла со своей дискуссионной группой на городской конкурс. Будь Можань мальчиком, она приносила бы родителям пользу, когда надо починить крышу или притащить в начале ноября триста кило листовой капусты – единственного овоща на всю зиму. То, что она им не была, она возмещала доступными ей способами: была образцовым ребенком, уважающим родителей и всех взрослых вокруг; всем улыбалась, и соседям, и незнакомым людям, не потому, что хотела похвал за приветливость, а потому, что искренне верила, что любая толика солнца, какую она может предложить миру, придётся кстати; была верной подругой, надёжной няней – словом, хорошим человеком. Кем ещё она могла быть, если не хорошим человеком? Но быть хорошей, как выясняется, мало что значит в этом мире.

А Жуюй -- что Жуюй? При всей декларируемой странности и непритязательности это умненькая молодая женщина, прекрасно осознающая, с какой стороны бутерброд намазан маслом. Понять таких людей едва ли возможно, сострадать же им бессмысленно. Подробные и продуманные объяснения писательницы только запутывают дело, кажутся то чрезмерно замысловатыми, то искросыпительно банальными, и в финале Жуюй остаётся такой же таинственной "вещью в себе", какой была поначалу.

Оно и к лучшему.
Tags: 20 век, 2018, 21 век, Китай, США, история женскими глазами, мигрантки, новинка, подростки, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments