Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

"Вечная жизнь Лизы К." -- Марина Вишневецкая

С писательницей Мариной Артуровной Вишневецкой ситуация распространённая, но от своей распространённости не менее печальная -- её не знает никто, но её произведения известны всем. Вот, например:



По сценариям Вишневецкой поставлено немало мультфильмов: и жутковато-философский "Крот и яйцо", и "Слон и Пеночка" с наивной манипуляторшей-птичкой (Я летела! Тысячи километров!) и совсем уж инфернальный "Потец" А. Введенского, и "Кважды ква", хроника взросления в десяти минутах... Но визитной карточкой стал Кузя, герой замечательной нашей, безвременно ушедшей сказочницы Татьяны Александровой. К первому фильму писал сценарий её муж, Валентин Берестов, а к остальным трём -- Вишневецкая, вынужденная писать сюжет практически с нуля. Жил да был бедный Кузя-домовой, ел не досыта, спал без просыпу... недосыпал в общем, я...Или диалог вороны и кота:
-- Говорят, вам счастье привалило?
-- Бессовестно врут!
-- при этом кот предусмотрительно прячет пирожки. А афоризм вороны "счастье -- это когда все дома"? На девиз ведь тянет. И, что характерно, "взрослую" Вишневецкую -- "Кащея и Ягду", "Буквы" -- читала я, не сопоставляя с фамилией в титрах любимого мультика. В главном близко: мир вроде и наш, а какой-то другой.

"Знамя" в ноябре-декабре печатало новый роман Вишневецкой, "Вечная жизнь Лизы К."  Жизнь, впрочем, самая обычная, преходящая, тоже "наша": двадцатидевятилетняя Лиза живёт её, эту свою единственную жизнь, как бу не приходя в сознание. Её теребит маленький сын, муштрует и мучает требовательная мать, грузит папа-идеалист, дёргают приятельницы с работы, эт цетера, эт цетера О мужчинах и толковать нечего, потому что они-то считают происходящее страстной любовью, а на самом деле изнасилование без конца и без края. Ещё у Лизы есть брат, о котором нельзя говорить маме:

В последний раз какбыбрата Лиза видела на роллердроме, ему было тогда лет пятнадцать, он казался полууродом, полукрасавцем, все худшее и все лучшее в нем разрослось, как в дождливом июне трава, — непролазно, хмельно. Крупная челюсть подалась вперед, а бесцветные глазки в венчике нежных ресниц забрались под надбровные дуги. Он смотрелся кентавром и так же непредсказуемо себя вел. Дважды сшибал Лизу с ног, но в последний момент ловил, при этом загадочно улыбался, но в глаза не смотрел. А когда сшиб ее в третий раз, уже на хорошей скорости, и Лиза вмазалась в бортик — он навсегда исчез. Папа потом сказал, что это было местью за первородство, и еще сказал: Цаплик, а мы его поймем и простим. Как бы брата, подумала Лиза, как бы простим — не вопрос. И лениво пожала плечами, но прострел распахал ей спину от шеи до поясницы. Лиза вскрикнула, папа стоял на своем: и маме мы ведь об этом не скажем?

Но наступает день, когда семейная тайна раскрывается и из шкафа выпадает скелет: "какбыбрат" пропадает при странных обстоятельствах. Поиски приводят--- не буду спойлерить, куда они приводят, но добавлю, что "Вечная жизнь", помимо всего прочего, ещё и антивоенная проза, попытка исследовать природу идеологических штампов и шаблонов. Главная героиня, кстати, к ним нечувствительна. Точнее, ей стольких людей надо обслуживать, что на идеологии уже ни времени, ни сил не хватает. Сама с собой, наедине, вне нескончаемой дерготни родных, неродных, ближних, дальних Лиза оказывается только в финале, в миг прыжка с парашютом. Инструктор не в счёт, хотя тоже что-то кричит, кричит... непонятное.

Начало: http://magazines.russ.ru/znamia/2017/11/vechnaya-zhizn-lizy-k.html
Продолжение: http://magazines.russ.ru/znamia/2017/12/vechnaya-zhizn-lizy-k.html
Tags: 21 век, Германия, Россия, Украина, роман, русский язык, судьба женщины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments