freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Иоанна Хмелевская "Всё красное"


Иронические детективы Иоанны Хмелевской уже давно переводились и пользуются большой популярностью, но я ее раньше не читала из-за нелюбви к детективам.
А сейчас решила почитать ради изучения польского языка.
Конечно, не классический детектив, скорее, ближе к жанру "нуар". Пытаться угадать личность преступника, по-моему, гиблое дело, слишком много скрытой информации, которая всплывает только ближе к концу книги. Сюжет реалистичным не назовешь, но читать увлекательно.
Из плюсов: много женских персонажей, они даже значимее для сюжета, чем мужские, тест Бехдель, как верно было подмечено в предыдущем обсуждении, книга проходит с первой же страницы
Из минусов: весьма много злословия насчет внешности, преимущественно женской.


Отдельно заинтересовало меня, как при переводе на русский удалось справиться с непростой задачей: перевести реплики одного из персонажей, датского полицейского Мульгора, который в оригинале говорит на очень странном польском языке, во-первых, не вполне грамотно, во-вторых, со множеством архаизмов.
Оказалось, что переводов на русский есть как минимум два, и речь пана Мульгора звучит в них так:
Вариант 1
"- Было ли особ тьма и тьма? - терпеливо повторил г-н Мульгор.
- Что это значит? - вырвалось у Павла.
- Может быть, он спрашивает, как много нас было? - предположила я с сомнением.
- Да, - подтвердил г-н Мульгор и приветливо мне улыбнулся. - Сколько штук?
- Одиннадцать, - кротко ответил Лешек.
- Кто есть оные?
Сообщили ему анкетные данные всех присутствовавших во время преступления. Г-н Мульгор записал.
- Кто и что делали особы?
- Почему только мы? - вознегодовала Зося, считая, что вопрос относится к женщинам.
- А кто? - удивился г-н Мульгор.
Лешек сделал в сторону Зоси успокаивающий жест:
- Мы тоже. Он имеет в виду нас всех."


Вариант 2:
"– Воистину на вечеря было человецех, яко песку морского? – терпеливо повторил господин Мульдгорд.
– Да что же это значит? – не выдержал Павел.
– Думаю, он просто интересуется, сколько нас было, – неуверенно предположила я.
– Да, – с благодарностью кивнув мне, подтвердил полицейский. – Аз глаголю – сколько штука вкупе?
– Одиннадцать, – вежливо ответил Лешек.
– Кто суть оные?
С трудом продираясь сквозь форму задаваемых вопросов, мы старались вникнуть в их суть, чтобы удовлетворить любопытство следователя. Не будучи твердо уверенными, на каком языке надо отвечать – хотелось, чтобы собеседник понял нас как можно лучше, – мы все-таки смогли довести до его сведения не только общее количество присутствовавших в момент убийства, но и сообщить их анкетные данные. Более того, мы уточнили и степень их знакомства с Эдиком. Господин Мульдгорд все старательно записал в своем блокноте. Потом опять начались трудности.
– Во оно же время, – сформулировал следователь свой следующий вопрос, – што она твориху?
– Кто «она»? И почему он спрашивает только о женщинах? – возмутилась Зося.
Лешек ее успокоил:
– Он имеет в виду нас всех."


Первый вариант к тексту ближе. "Было ли особ тьма и тьма?" практически дословно передает польский текст: "Azali były osoby mrowie a mrowie?".
Однако второй, где используются старославянизмы, пожалуй, даже лучше воспроизводит комический эффект.


А вот насчет того вопроса, который Зося сочла относящимся только к женщинам, в первом варианте, по-моему, совершенно непонятно, из-за чего возникла путаница. "Особы" - это может быть кто угодно, как-то странно, почему Зося сочла, что особы - это именно женщины.
Во втором варианте перевода Мульгор использует местоимение "она", по-моему, более удачный вариант. По крайне мере, ясно, что Мульгор использует местоимение женского рода. Однако, тут возникает вопрос, как же Лешек догадался, что Мульгор имеет в виду всех, "она" ведь явно в единственном числе...
В оригинале же Мульгор спрашивает: "Co robiły one?". Дело в том, что в польском сохранились два местоимения 3-го лица множественного числа: "oni" - о мужчинах или группе людей, среди которых есть мужчины, и "one" - о женщинах (а также детях, животных и предметах, вот такой вот сексизм, мда...), так что недоразумение вполне понятно, вопрос "Co robiły one?" однозначно исключает присутствующих мужчин.


Я бы, пожалуй, перевела: "Что делали гостьи?" - в такой форме вопрос о женщинах, однако можно предположить, что Мульгор имел в виду не "гостьи", а "гости".


Да уж, трудное это дело - переводить игру слов, неизбежно многое теряется...


Для сравнения оригинал:


"— Azali były osoby mrowie a mrowie? — powtórzył cierpliwie pan Muldgaard.
— Co to znaczy? — wyrwało się Pawłowi z nadzwyczajnym zaciekawieniem.
— Moim zdaniem, on pyta, czy dużo nas było — powiedziałam z lekkim powątpieniem.
— Tak — przyświadczył pan Muldgaard i uśmiechnął się do mnie życzliwie. — Ile sztuki?
— Jedenaście — odparł łagodnie i uprzejmie Leszek.
— Kto były owe?
Przystosowując się z pewnym trudem do formy pytań, niepewni, jakim językiem należy odpowiadać, podaliśmy mu personalia wszystkich obecnych w czasie zbrodni. Pan Muldgaard sobie notował. Uzgodniliśmy czas przeniesienia się na taras i sprecyzowaliśmy stopień zażyłości z Edkiem. Następnie zaczęło się trudniejsze.
— Co robiły one? — spytał pan Muldgaard.
— Dlaczego tylko my? — zaprotestowała Zosia z oburzeniem i pretensją w przekonaniu,
iż pytanie odnosi się wyłącznie do kobiet.
— A kto? — zdziwił się pan Muldgaard.
Leszek wykonał w kierunku Zosi uspokajający gest.
— My też — odpowiedział. — On ma na myśli nas wszystkich."
Tags: 20 век, Европа, Польша, взрослая героиня, впечатления от чтения, детектив, легкое чтение, польский язык, русский язык, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments