Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

В поисках социопата

Марта Стаут, "Социопат по соседству. Люди без совести против нас. Как распознать и противостоять" [Martha Stout, The Sociopath Next Door]
Издательство "Эксмо", 2018
ISBN: 978-5-699-99273-7



Один из двадцати пяти. Четверо из ста. Этим людям не стыдно врать, не неприятно издеваться, не трудно убивать и калечить. Там, где у нас с вами совесть, у них приблизительно ничего. Это социопаты. Они похожи на грациозных и безжалостных крупных кошачьих, на рептилий, но на людей – разве только внешне.

Стаут повторяет и повторяет эмоционально насыщенные слова «неуязвимые», «хищные», «оборотни», «они здесь, в мире, со мной, с вами». Вставляет неожиданные интермедии: например, свои раздумья на детском празднике с костром – а веселились бы эти взрослые и детишки, если бы в пламени оказался Бен Ладен? Когда же аудитория уже порядком завелась, перечисляет признаки, по которым можно выявить социопата. Странный бесчувственный взгляд. Неестественная мимика. Обаятельность в межличностных отношениях, харизма. Иногда — вспышки энтузиазма, которые быстро угасают. Социопаты блестящие актёры, великие соблазнители, гениальные лгуны, но никто их не видит в истинном свете, потому что все их жалеют, им сочувствуют. В общем, видишь человека, которому сочувствуют, – не сомневайся, то социопат. Тайна выявления социопата в том, что социопата выявить не представляется возможным. От него не убежишь и не уплывёшь, как от медведя гризли из анекдота, при наличии высокого интеллекта социопаты обычных граждан переиграют с лёгкостью необыкновенной. Следует, впрочем, отличать их от нарциссических психопатов, которые-таки страдают, и от эмоционально депривированных:

В 1989 году, когда в Румынии пал коммунистический режим, остальной мир увидел ужасные фотографии из сотен детских домов, засекреченных психопатическим диктатором Николае Чаушеску. Под его правлением Румыния была страной с бедностью на грани выживания, но Чаушеску запретил как аборты, так и контроль над рождаемостью. Результатом стали сотни тысяч голодающих детей, и почти сто тысяч детей-сирот оказались в государственных учреждениях. В румынских детских домах соотношение сирот и персонала было сорок к одному. Условия были гротескно антисанитарными, и, за исключением того, что им давали достаточно еды, чтобы не умереть с голоду, младенцы и дети постарше не получали заботы.

Самым добрым решением для состоятельных иностранцев казалось усыновить как можно больше этих детей. Благонамеренные европейцы и американцы привели румынских детей в свои дома и с любовью пытались вырастить их здоровыми. А затем пара в Париже обнаруживает, что их прекрасная десятимесячная дочь безутешна и кричит ещё громче, если взять её на руки. Или пара в Ванкувере заходит в спальню своего трёхлетнего сына и видит, что он только что вышвырнул котёнка в окно. Или родители в Техасе наконец признают, что не могут ничего поделать с тем, что их усыновлённый пятилетний сын проводит дни, уставившись в угол, и что он иногда злобно нападает на родных детей этой пары посреди ночи Западная Европа и Северная Америка импортировали кошмар расстройства привязанности, взращённый румынским садистом-психопатом, которого уже не было в живых. Будучи полностью лишены привязанности в младенчестве, многие из спасённых детей были лишены способности любить. [...] В момент написания этой книги более сорока тысяч детей — население маленького городка – по-прежнему жили в сиротских учреждениях Румынии, которая нацелилась на членство в ЕС в 2007 году.


Здесь отдельно прекрасно это «нацелилась». Суются к нормальным людям, такие-сякие, морально дефективные.

В сущности, подход Стаут удобен предельно. Есть мы-совестливые, есть они-бессовестные, которых жалеть и щадить – лишь вредить в перспективе. Они-бессовестные совершают преступление за преступлением, всегда оставаясь безнаказанными, издеваются над семьёй, подчинёнными, подопечными, развязывают вооружённые конфликты, мучают животных, и одиннадцатое сентября тоже устроили они! Зачем размышлять, какие общественно-политические предпосылки привели к войне, что вызвало всплеск терроризма? К чему вообще какие-то социальные дискуссии? Всё элементарно — у нас есть совесть, а у них нет. И их-бессовестных четыре процента человечества. До конца книги осталось неясным, откуда такая статистика. У нас читал лекции психиатр с большим опытом – работал дольше, чем я живу. Он утверждал, что за всю карьеру видел двоих, не то троих социопатов. Тогда пользовались термином «анэтический психопат», правда. Почему именно четыре процента? Не пять, не девять – четыре?

Никому не пожелаю оказаться теми, кого из-за специфических черт внешности или поведения примет за социопатическую личность, скажем, соседская семья или начальство, поначитавшись «Социопата по соседству»... А такие случаи будут, потому что Стаут сочетает безапелляционность с туманностью и сенсационной манерой изложения. Предлагает, например, руководствоваться в поиске ведьмы социопата инстинктами, "нутряной чуйкой", причём даже занимая преподавательскую, медицинскую должность. Вопрос интересный: зачем я нужна на должности, если не выполняю должностных инструкций? За что мне платить, за то, что я чую нутром? А если я почуяла неправильно?

Не могу рекомендовать.
Tags: 2018, 21 век, США, английский язык, научпоп, не рекомендуем, новинка, психология, русский язык
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments

Recent Posts from This Community