Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Люксембург: Анна Берже

Анна Берже [Anne Berger] родилась в 1951 году в семье врача. Стихи пишет с детства, впервые напечаталась в десятилетнем возрасте. В юности серьёзно занималась лёгкой атлетикой, в 1969-ом её даже избрали спортсменкой года в Люксембурге. Училась в Женеве, в Университете ООН, известна как переводчица с немецкого и итальянского языков. Основными темами её поэзии называют чувственность, женскую сексуальность, детство и материнство.



Белый закон

из какой тишины начинается речь

зачем караулить пространство
где дышат только слова

я рисую невидимый контур
на стекле книги

ты рождаешься созданный
белым законом


* * *

есть женщины без желаний
которые остаются одни со своей любовью

их чрево раздулось
от нарциссов и дождя
они ходят медленно
как прекрасные животные

когда ночь спускается
в их жилище
они смотрят на свою плоть
как на старые часы
и ждут потом
молчаливые
мечтая о запретном боге

на рассвете они переводят стрелки назад
и уходят затаптывать тень
которая спит
за окнами


В Монтерлане

зеркала
склонные к завоеванью женщины
сохранят своё молчание открытым
для славы
погибших революций

всматриваться в жизнь
со стороны
и примеряться к этому зрелищу

долгая месть
привычка подстерегать
жёсткий рот
в момент когда хочется закусить губу

верная жалость
рыхлая
как само-
отречение
в мире
прозрачном от затянувшегося опьянения

герой
со временем останавливается

время прозорливо укрощённое
в плевке славы
поучительных веков


Искушение

Сюзанне

к неудовольствию птиц
я замечаю
что ночами ерошу деревья

передвигаю леса
меняю листву

хочется вытолкнуть вдруг
голубые цветы
и ветки из головы

я просыпаюсь с яблоком на губах

рассвет испытывает свою судьбу
я говорю и бог улыбается


Душа города

Марку Шагалу

Витебск сжигает
своё соломенное место встречи
мёртвые на коленях
и считают на пальцах

война предаваясь лени
вбирает улицы носом

на большой площади
юный Христос
только что отменил праздник

ещё молятся
в тёмных домах
предают забвению гирлянды
скрипку

делят холод
привычки

доносят на улыбку
вот случай чтобы стать праведником


Узнанные глаза

стыдливость узнанных глаз
в коре плоти

видения бытия
неизменные
хотя и перемолотые в моей пучине

я чувствую как твои глаза создают меня
и от твоих медленных движений во мне появляется
эта пустота

расплывается внутри
и съедает плоть

есть предел в поиске самих себя
лето проходит как сон

издалека я приношу огонь в наши леса
завтра
я смогу ощутить
каждое объятие времени

не предавай меня
иначе я стану падчерицей этой осени
и листва ещё горячая
погаснет задолго до срока


Измена

темно в моих садах

если ты придёшь, чтобы любить меня
пусть дерево тебя не обманет
весна закончилась нынче утром
гнёзда ещё не остыли
на ветках
и полинявшие птицы
растрепали мои волосы

я ещё похожа на тебя
с этой тяжёлой листвой
в глубине глаз

ты долго будешь блуждать среди листьев
тебя обманут
отзвуки далёкой поры
и кора которую можно сменить

но утром я окажусь мёртвым деревом
и ты будешь пить перегоревший сок
и терзать рану
в глубине разрубленного ствола


Снег

я больше не разгадываю веток
ты дерево уже пойманное в капкан
под лёгкой белизной
ревнивого времени года

мёртвая птица в руках
в тишине наших глаз

красные жадные круги
из бесконечного источника
внутренних слухов

вылавливай корни бытия
из сетей времени

одиночество разрублено
как сухое полено

между тобой и мной пространство света


Ради счастливой осени

останься в моей радости

у нас будут леса
разорванное объятие
как обессилевшая птица

глаза
отданные дереву и плоду

мгновение
когда всё живёт ожиданием
под корой плоти

мы возродим любовь
лист за листом
в медленной агонии
дерева
несправедливо раненного
пустым временем года

которое мы заполним
простыми делами
и бесконечной нежностью


Источник

среди твоих игр
о чистый Дон-Жуан
привыкший к массе необычных празднеств
есть медленный ритуал извинения

вспыхивают молнии
зажжённые
моей горячностью

безумие взгляда
глаза
изваянные
из побеждённого камня

у нас с тобой
столько птиц впереди
и пересекающихся полётов

будь весной которая шумит
и ликует средь листвы

сад станет большим
под твоими зелёными пальцами

я свяжу свой расцвет
с белыми корнями
твоих лет и зим

и буду пить
из твоих ладоней
как птица


Ты моя неожиданность

ты моя неожиданность
застывшая
в тайной магии слов

воин столь доблестно
преследующий мою тень

столь терпелив поэт
что тень становится речью
поющей во время бегства

и возрождённая тобой
для торжественной белизны
прожитой страницы

я пьянею от голубой крови
букв

стихи никогда не кончаются


Терпение

на мне
печать тишины
белой
от твоей музыки

медленные часы
небытия
прожитые
как любовь

и дерево
посаженное
там
в глубинах моей гортани

голубиный рассвет
пьянеет от твоей поры


К самому лучшему острову

к самому лучшему острову
направим мы свой ковчег

и пойдём по времени
вместе
после время снимется с якоря

у нас будут ночь и день
свет и тень
чтобы разбирать по складам жизнь и любовь

ты не удержишь больше
чайку в своих глазах
море за своими губами

мы вступим в братство
песка и ветра

наши ласки и поцелуи
засверкают как жемчуга

и мы будем играть с приливами и отливами


Небытие

где находишь улыбки ты
для того чтобы вдруг
волны небытия
выплеснули лучшие цветы
и сад
появился вокруг

я сворачиваюсь калачиком у тебя на руках в твоём сердце
где солнце и нежность нас хранят

я приручаю время пространство и горы
я целую твои глаза целую твой рот
и заключаю всё твоё тело
в один поцелуй
который продлит небытие


Белый праздник

Нику

вечер
выбрасывает
гроздья света
в замерший парк

превращая поляну эту
в белый
праздникам
эхо вторит мячу
игра разрывает
освещённое пространство


от напряжения
тело твоё сверкает
под звёздами

всё время в движении
сосредоточенные
лицом к лицу

мы становимся продолжением друг друга
игра вытесняет праздник


На горящих угольях мечты


утро встаёт
в твоём взгляде

из гнезда наших рук
вылетает
первая птица

мой сон притаился в твоём сновиденье
я гашу одну за другой
звёзды в твоих глазах

и моя первая улыбка
лёгшая тебе на сердце
открывает день


Дюны

стебли травы белесой
волны бегущие косо

бесстрашный морской прибой
на отмелях
полотна

каждой своей волной
море разрушает иллюзию

чайка врезается в облака


Перевод Юлии Сульповар
Tags: 20 век, Европа, поэзия, французский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment