Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Люксембург: Сюзон Хедо

Впервые имя Сюзон Хедо [Suzon Hedo] я услышала лет десять назад: просто попалось в интернете стихотвореньице под нехитрым заглавием "Размышление", и я его сразу заучила наизусть. С первого взгляда - так, кажется, это принято называть. Бывает любовь с первого прочтения?

Размышление

Есть нечто более великое,
нежели любовь, - это жизнь.


Здесь, в комнате, за занавеской,
От лампы тусклый свет течёт,
И стук часов, сухой и резкий,
Пока ты спишь, сдвигает год.

А ветер полуночный злится
У приоткрытого окна.
Сегодня много душ томится,
Как я, весь вечер допоздна.

Двоясь, бегут и тают тени.
И ты, их пляской утомлён,
От зыбких их переплетений
Сбежал в такой же зыбкий сон.

Дождь рушится стеной косою.
Сверкают струи, мрак рубя.
Дрожа, сливаюсь я с грозою
И забываю про тебя.



* * *
Родилась Сюзон Хедо в 1942 году, в семье люксембургского инженера-строителя и домохозяйки сложного бельгийско-итальянского происхождения. Место рождения -- Бельгийское Конго, ныне Заир. Детство Сюзон провела в Африке, а учиться, как тогда было принято, отправилась в Европу, на родину отца. Девочка страстно увлекалась театром, брала уроки у известного актёра, играла в лицейском драматическом кружке. Получив бакалаврскую степень, Сюзанна Хедо никакой другой карьеры, кроме сценической, для себя не мыслила. Поучившись актёрскому мастерству в Страсбурге, она поступила в труппу экспериментального театра... и с удивлением обнаружила, что её часто просят почитать на выступлениях собственные стихи. Многие стихотворения Хедо стали песнями: их положила на музыку люксембургская пианистка Лу Костер.

Ни в Люксембурге, ни в Швейцарии, ни в Ницце, куда она уехала после тяжёлого развода с мужем и где умерла в 1990-м году - нигде в Европе Хедо не чувствовала себя своей. В одном интервью поэтессу спросили, кем она себя ощущает. Последовал ответ:
-- Светловолосой негритянкой [négresse blonde].
В определённой мере все её строки о том, что человек не один, но одинок.

Тайна

приручи меня
полюби меня
не любили меня никогда
голову наклоня
посмотри
я здесь
красная черепаха
в глубине пруда

Гроза

цветы расцветают
небеса разверзаются
тучи лопаются
ветер свирепеет
ливень хлещет
я хорошею

гроза ж входит в раж
деревья гнутся
стены стонут
дороги сверкают
коты убегают
я ликую

Пространство

держа поводья ветерка
скачу я прямо в облака
в страну где поступь лет легка
как белых облаков полёт

я божья серна как траву
жую густую синеву
и руки солнца целый день
в меня втирают свой бальзам

когда ж вечернего пожара
последний блеск в зрачки плеснёт
я подарю любовь Икару
ведь он узнал один на свете
меня в неведомой комете

Усталость

закрыть глаза
забыть зной
забыть фиалки
в лесной чаще
забыть солнце
его красный крик
забыть мысли
свистящие над волной
ночью
ночь уносит меня
под колыбельную ветра
в ангельский хлороформ

Маленький цветок
(навеяно музыкой Сиднея Беше)

Ты погружаешься в мой бокал,
В источник, который то сер, то ал,
Жалкую долю пытаешь,
Падаешь и взлетаешь
В мутную полутьму,
В синем паришь дыму,
Рифмуя томные струи,
Которые я рисую
Тонкой моей сигаретой.

Борясь с зевотой,
Течёшь ты с губ
Ленивой нотой
В утробы труб.
В зрачке бемоля
Встревожа тишь,
Паришь на воле,
Потом шипишь,
Кичась свободой,
В бокале с содой.
В цепях бредёшь,
Грустишь и ждёшь.

Но вот устали
Стопы из стали,
И всё мертво
В тени того,
Кто, величавый,
Владеет славой.
С последней гаммой
Уйдя во мглу,
Ты разобьёшься о скалу
Души угрюмой и упрямой.

Желание

Умереть хотела б я
Либо ночью, либо днём,
Подержав, как дивный дар,
На исходе бытия
Солнца или же луны
Красный или белый шар
На ладони, возле глаз,
В первый и последний раз.

Твой смех

Волной медовой
Небесных нег
С высот на землю
Стремит он бег,
Летит каскадом, будя лавины,
Чтоб кончить скачку на дне долины,
Растаяв, словно на солнце снег.

Жертвоприношение

Ты душу сжёг мою,
Доверчивую птицу,
Я под дождём ищу,
От скорби задыхаясь,
Тот камень, на котором
Я умереть смогу,
Когда придёт рассвет.

Прими, как жертву, жар
Моей спалённой жизни!

Ноктюрн

Нисходит ночь, клубясь над морем,
На изумрудную листву
Куста, остриженного горем
И грезящего наяву
Под ветром, злым и леденящим,
Несущимся издалека,
В луче, горячем и слепящем,
Текущем с вышки маяка.

Я пристально гляжу в окно,
Заворожённая, немая,
Пейзаж, что видеть мне дано,
Навечно в сердце принимая.
Я созерцаю, чуть дыша,
В тиши, в безмолвии предслёзном...
И мнится мне, моя душа —
Такой же куст под небом грозным.

Скорбь

Ветвь цепляется за платье,
Свежести полна.
Неба хищные объятья.
Леса глубина.
Сочный плод упал на землю.
Птичий гомон стих.
Звукам отрешённо внемлю,
Снисходя до них.
Где та нота, что сначала
Побеждая страх,
Там, на пляже танцевала
И в моих стихах?
Нет её! Надев косынку,
Ветру вопреки,
Я шагаю по суглинку
У твоей руки.
Облака в разводах света
Дремлют на ходу.
Жду я возвращенья лета,
Но напрасно жду.
Ты повсюду, где бы не жил,
Оставлял свой след.
Хватит! Нас довольно нежил
Сладкий летний бред.
Ветвь!
Ветвь цепляется за платье.
Тень!
Тень твоя — моё проклятье.


* * *

Поэзия-это религия без надежды
Жан Кокто

существует время поэтов
точно так же как существует
время ловцов звезд
когда встречают свое несчастье
в словах величайших мелодий
существует час поэзии
она возрождается в твоей глубине
верная башне своей из слоновой кости
она восходит
карабкается в свое безумие
расцветает в стране
тысяч диковин
где танцует хмельная
до освобождающего изнурения

Осень

Долиной медленная осень
Проходит, преклонив главу,
И сыплет медную листву
на усыпальницу печали.

Как призрак, бередит она
Умершие воспоминанья,
Где хартий древних письмена
Покоятся в пыли забвенья.

Старость

когда я пойду за тобой
подслеповатая
как и была всегда
ты будешь стар и немощен
а я сморщенной и сухой
как сушёная смоква
мы подставим спины солнцу
и побредём чтоб упрятаться
в далёкой сельской глуши
где только животные
будут соседствовать с нами
наши лица будут ещё благообразны
жизнь ещё будет сносной
а ладони сохранят влюблённость
ибо мы обретём наконец
мудрость доброту
и простоту

Японская гравюра

чёрные контуры сакур
божественная скульптура
на белизне зимнего поля

синие горы
в вечерней дымке
волнообразный край вселенной

на небе лунный
розовый лик
магический глаз в прорези маски

Перевод В.Швыряева
Tags: 20 век, Африка, Европа, перевод, поэзия, русский язык, французский язык
Subscribe

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments