Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Ксения Букша, "Рамка"

Ксения Букша, "Рамка"
Издательство: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2017
ISBN: 978-5-17-103628-7



Издательская аннотация: Ксения Букша родилась в 1983 году в Ленинграде. Окончила экономический факультет СПбГУ, работала журналистом, копирайтером, переводчиком. Писать начала в четырнадцать лет. Автор книги «Жизнь господина Хашим Мансурова», сборника рассказов «Мы живём неправильно», биографии Казимира Малевича, а также романа «Завод “Свобода”», удостоенного премии «Национальный бестселлер». В стране праздник – коронация царя. На Островки съехались тысячи людей, из них десять не смогли пройти через рамку. Не знакомые друг с другом, они оказываются запертыми на сутки в келье Островецкого кремля «до выяснения обстоятельств». И вот тут, в замкнутом пространстве, проявляются не только их характеры, но и лицо страны, в которой мы живём уже сейчас. Роман «Рамка» – вызывающая социально-политическая сатира, настолько смелая и откровенная, что её невозможно не заметить. Она сама как будто звенит, проходя сквозь рамку читательского внимания. Не нормальная и не удобная, но смешная до горьких слёз – проза о том, что уже стало нормой.

В отзывах пишут, что роман сюрреалистический, что он злободневен, что тематика социально-политическая, что жанр -- сатира. Я опять ни с чем не согласна и романом, собственно, "Рамку" не назвала бы. У меня ощущение, что каждая маленькая подглавка, каждый монолог "Рамки" записан на открытке, а я все эти открытки разом получила, прочла за час, выложила в мозаику и сижу около мозаики этой туплю. Потому что если всё так, то надо что-то делать, но если всё так, то ничего уже не поделаешь. Мне не смешно у этой мозаики, хотя в определённом едком остроумии Букше не откажешь. Мне не тревожно. Можно сказать: мне тщетно и бессмысленно?

А ведь спираль начинает раскручиваться с тривиальнейшего из тривиальных эпизода. Сколько раз на дню в больших городах проходят через попискивающие рамки-металлодетекторы? Не упомнишь. Они стали обыденностью, а я ведь помню времена, когда их не то, что не существовало, а невозможно было вообразить. И естественно, на масштабных мероприятиях некоторых не пропускают, отсеивают. В этот раз их оказалось десять, ну и что? Ваши аллюзии на классический детектив Кристи неуместны. Один думает -- это оттого, что я паспорт потерял, разиня. Другой - не надо было по чужому билету проходить. Третья -- я с собакой, вот в чём штука. Четвёртый -- это потому, что я узбек. Пятый -- я иностранец, и вот поэтому... Шестая -- это потому что со мною много детей. А седьмая вообще ничего не думает и сразу идёт в туалет вешаться. А ведь есть ещё восьмая, девятый и десятый. Герметический детектив, антиутопия, памфлет, жанры, как в калейдоскопе, сменяют друг друга, наступает момент, когда мы из попадаем в страну Оз к волшебнику Гудвину, а оттуда - в оруэлловскую Океанию, которая всегда воевала с Оз... Остазией. Вопрос не в том, в честь чего эти десять человек угодили не на праздник, а в "сахарницу". Вопрос в том, что в "сахарнице" может очутиться любая личность, в том числе читающая (или пишущая) эти строки. Хлоп, очередная рамка запищала, и вы вне общества. Не вместились в рамку-то. Точка пересечения общественных отношений в тоске понимает, что отношения уже не пересекаются. Политические аллюзии и фрондёрские намёки уходят на задний план, в сторонку. Как на перекур.

Не всё. Маленькую коробочку синюю, круглую, с лоскутками, не отдал. – напоминают ему. – И там ботиночек, а в ботиночек воткнуты иголки. Давай сюда.
Берите, – говорит Паскаль.
Так. Кота тогдашнего можешь не отдавать, но мисочку, которая в шкафу после него, – ту пожалуйста.
Да-да, – говорит Паскаль. – Вот миска.
Трамвайчики тоже попросим сюда. Все.
Конечно, – Паскаль поспешно. – Берите скорее.
Держите... (Поляна делает вдох – и все цветы как по команде медленно поворачивают головы, как кордебалет – вверх – и вправо, и кажется, делают шаг и реверанс, – Паскалю кажется, что они двинулись, и он сам чуть не падает.) – Стишок отдать?
Какой ещё стишок? Ты ещё и стишки знаешь? Отдавай, конечно. Мы про него и не знали.
Вот он, – на два тона выше взмывают птицы, ярче становится солнце, а тишина ещё прозрачней, ещё невыносимей.
Отлично. – говорят ему. – Ну а теперь сам. Сам себя давай.
Tags: 2017, 21 век, Россия, антиутопия, новинка, роман, русский язык
Subscribe

  • Из интервью с Малин Кивеля

    Вопросы задаёт Мария Нестеренко, — Когда вы решили стать писательницей? — Я была очень романтически настроенным ребенком с большими мечтами о…

  • Margaret Atwood "The Testaments"

    Наконец-то и у меня дошли руки до продолжения знаменитого "Рассказа Служанки", так что делюсь впечатлениями. По прочтении возникли…

  • Ирина Андрианова "Мой сумасшедший папа"

    Три связанных друг с другом повести, написанные и опубликованные И. Андриановой в начале 1990-х. Писательница сейчас практически не известна, да…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments