freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Элейн Пэйджелс "Гностические евангелия"

До сих пор помню свои первые впечатления о чтении Евангелия, лет так в 12. Я была очень удивлена - то, что в них написано, практически не имеет никакого отношения к православной церкви, с которой я была знакома. Никаких икон, свечек, черных ряс, освящения пасочек - ничего подобного.
Как группа последователей Христа превратилась в иерархическую организацию со сложной обрядовостью и строгими догматами? Блестящее исследование Пэйджелс проливает свет на истоки христианства, каким мы его знаем - как и почему оно стало таким и какие были альтернативы.
Помимо прочего, затрагиваются и вопросы о положении женщин в раннехристианских общинах (на этом остановлюсь подробнее).
Элейн Пейджелс участвовала в работе группе учёных, изучавших рукописи, найденные в 1945 году вблизи египетского города Наг-Хаммади. В основном, это тексты, написанные гностиками. Эта находка позволила совершенно иначе взглянуть на историю христианства. Гностиков объявили еретиками, их писания запрещались и уничтожались, и до того времени об их воззрениях судили в основном по критике победившей стороны - ортодоксов. И вот, наконец-то появилась возможность ознакомиться с первоисточниками.
Пэйджелс рассматривает богословские противоречия с политической и социальной точки зрения. Среди ранних христиан существовало множество различных мнений, циркулировало огромное количество текстов. Почему одни мнения стали догматами, а другие были объявлены еретическими, почему одни тексты вошли в канон, а другие нет?
"Историки традиционно говорили нам, что ортодоксия противостояла гностическим представлениям по религиозным и философским причинам. Конечно, но исследование вновь открытых гностических источников предполагает и другое измерение противостояния. Оно предполагает, что эти религиозные споры – вопросы о природе Бога или о Христе – одновременно обладали общественным и политическим значением, ставшим решающим для становления христианства как институциональной религии. Проще говоря, идеи, противоречившие этому становлению, были объявлены «ересью», а идеи, однозначно способствовавшие ему, стали «ортодоксией»." (Здесь и далее выделение в цитатах мое - FV)
Скажем, вопрос о воскресении Христа - почему ортодоксальные церкви настаивают на том, что Христос воскрес "во плоти", физически и буквально? Оказывается, это далеко не случайно: это было необходимо для установления авторитета апостолов и и тех, кого они назначили своими преемниками. С точки зрения ортодоксов, апостолам Христос являлся в течение 40 дней своего пребывания на Земле после физического воскрешения, а затем вознесся. Опыт апостолов - совершенно эксклюзивен. Гностики утверждали, что Христос воскрес как духовная личность и после этого являлся и продолжает являться своим последователям (а иногда и гонителям), и любое из этих явлений ничем не уступает тому, что пережили апостолы.
"Конечно, с ортодоксальной точки зрения, никто никогда не мог претендовать на равный с ними авторитет – и тем более, поставить его под сомнение. То, что испытали и засвидетельствовали апостолы, не способны испытать их преемники; они должны лишь верить, хранить и передавать грядущим поколениям апостольское свидетельство.
Эта теория оказалась необычайно успешной: уже почти две тысячи лет ортодоксы придерживаются взгляда, что только апостолы обладают определенным религиозным авторитетом, и что их законными наследниками являются только священники и епископы, возводящие свое рукоположение к апостольской преемственности."
Взгляды гностиков непосредственно выражались в их религиозной практике. Они не относились столь серьезно к авторитету епископов, а иногда и откровенно отрицали церковную иерархию.
"Как участники кружка «пневматиков» (буквально, «духовных») проводили свои собрания? Ириней рассказывает, что, собравшись, все они бросали жребий. Получивший определенный жребий назначался на роль священника; другой должен был
священнодействовать как епископ; иной читать Писание или обращаться к группе как пророк, предлагая импровизированные духовные наставления. Когда группа собиралась в следующий раз, жребий бросался вновь, и лица, исполнявшие каждую из ролей, постоянно менялись.
Такая практика создавала весьма отличную структуру авторитета. В то время как ортодоксы все больше разделялись на духовенство и мирян, эта группа христиан-гностиков демонстрировала, что в своей среде они отказываются признавать подобные разделения.
Вместо того, чтобы распределять своих участников по высшим и низшим «уровням» иерархии, она следовала принципу строгого равенства. Все посвященные, мужчины и женщины, участвовали в жеребьевке; каждый мог быть избран на служение священника, епископа или пророка."


Ортодоксы не могли смириться с таким безразличием к авторитетам и чинам, и особенно их раздражало то, что женщины могли участвовать в богослужении.
"Особенно Тертуллиан протестует против «женщин-еретичек», разделявших авторитет с мужчинами: «Они осмеливаются учить, спорить, изгонять духов, обещать исцеление» – он подозревает, что они могут даже крестить, то есть действовать как епископы!"
"Еретик Маркион, одна из главных мишеней Тертуллиана, действительно вызвал скандал среди своих ортодоксальных современников, назначая женщин священниками и епископами наравне с мужчинами. Гностическая наставница Марцеллина прибыла в Рим, чтобы представлять группу Карпократа, который заявлял, что получил тайное учение от Марии, Саломеи и Марфы. Монтанисты, радикальная пророческая группа, почитали двух женщин, Приску и Максимиллу, как основательниц движения. Итак, свидетельства ясно отмечают связь между религиозной теорией и социальной практикой. В таких гностических группах как валентиниане женщины считались равными мужчинам; некоторые почитались как пророчицы; другие действовали как наставники, странствующие благовестники, целители, священники, возможно, даже епископы. Но с 200 года у нас нет свидетельств о женщинах, игравших роль пророков, священников и епископов в ортодоксальных общинах."


Одна из причин, почему женщины в общинах гностиков часто занимали совершенно иное положение, чем среди ортодоксов, заключалась в том, что многие гностики признавали и почитали женский аспект божества.

"Одна группа гностических источников заявляет, что передает тайное предание Иисуса через Иакова и Марию Магдалину. Сторонники этой группы молились божественным Отцу и Матери: «Сам себе отец и сам себе мать, два бессмертных имени, потомок эонов, гражданин небес, славный человек...» Другие тексты отмечают, что их авторы удивлены, кому единственный и мужественный Бог предложил: «Сотворим человека (адам) по образу Нашему по подобию Нашему» (Быт. 1:26). Поскольку дальше в рассказе Бытия говорится, что люди были сотворены «мужчиной и женщиной» (1:27), некоторые пришли к выводу, что Бог, по образу которого мы сотворены, должен быть также мужчиной и женщиной – Отцом и Матерью."

"Апокриф Иоанна рассказывает, как Иоанн, пребывавший после распятия в «великой печали», получил таинственное видение Троицы. Он говорит, что:

"Тотчас, как я подумал об этом, вот – небеса раскрылись, и осветилось все творение, которое под небом, и содрогнулся мир. Я испугался, и вот – я увидел в свете… Это… было видом многообразным… и вид был тремя образами."

На вопрос Иоанна видение отвечает: «Иоанн, Иоанн, почему ты сомневаешься и почему испуган? Разве ты чужд виду этому? Не будь малодушен! Я – пребывающий с вами всегда; Я – Отец, Я – Мать, Я – Сын». Это гностическое описание Бога – как Отца, Матери и Сына – может испугать нас, но по здравом рассуждении мы признаем, что это другая версия Троицы. Греческая терминология, включающая термин среднего рода для Духа (пневма), требует считать третье «Лицо» Троицы бесполым. Но автор Апокрифа имел в виду еврейское слово «дух», руах, женского рода; он пришел к выводу, что женственное «Лицо», соединенное с Отцом и Сыном, должно быть Матерью. Апокриф описывает божественную Мать: ... (Она)... образ незримого, девственного Духа… Она стала утробой всего, ибо она до них всех. Мать-и-Отец [метропатор]
В Евангелии Евреев Иисус говорит о «Моей Матери, Духе». В Евангелии от Фомы он противопоставляет своих земных родителей, Марию и Иосифа, своему божественному Отцу, Отцу Истины, и своей божественной Матери, Святому Духу."


Иным было и видение роли Евы:


"Другие гностические рассказы добавляют игру четырех слов, включающую Еву (Hawāh): вместо того, чтобы соблазнить Адама, она дает ему жизнь и наставляет его:
"После дня покоя София [буквально, «Премудрость»] послала Зою [буквально, «жизнь»], свою дочь, называемую Евой, как наставницу, чтобы она подняла Адама, в котором не было души, чтобы те, кого он породит, стали сосудами света. Когда Ева увидела свое соподобие брошеным, она сжалилась над ним и сказала: «Адам, живи, поднимись с земли!» Тотчас ее слово стало делом, ибо Адам, поднявшись, тотчас открыл свои глаза. Увидев ее, он сказал: «Тебя назовут матерью живых, ибо ты – давшая мне жизнь"."

"Ипостась архонтов" описывает Еву, как духовное начало человечества, поднимающее Адама от чисто материального существования:
"И женщина духовная пришла к [Адаму]. Она говорила с ним, она сказала: «Встань, Адам!» Увидев ее, он сказал: «Ты – давшая мне жизнь! Ты будешь названа матерью живых. Ведь она моя мать, она повитуха, и жена, и роженица». Духовная же пришла к змею-наставнику, и он научил ее, говоря: … «Смертью вы не умрете, ибо он сказал это вам, ревнуя. Более того, ваши глаза откроются, вы станете как боги, зная зло и добро» … И надменный архонт проклял женщину… [и] … змея."


(Гностики считали, что демиург, сотворивший мир, "бог-ревнитель", "бог Израиля", мстительный бог Ветхого Завета - низшее божество, "бог слепых", а не истинный Бог, и ортодоксальное духовенство считали ставленниками всего лишь этого демиурга, а не истинного Бога. Впоследствии эта концепция снова появится - у катаров.)


"Можем ли мы найти какие-либо подлинные, исторические причины, по которым гностические писания были запрещены? Это поднимает гораздо больший вопрос: как и по каким причинам определенные идеи уже к началу третьего века были классифицированы как еретические, а другие как ортодоксальные? Один из ключей к ответу мы сможем найти, если спросим, делали ли христиане-гностики какие- нибудь практические, социальные выводы из своего понимания Бога – и человека – в понятиях, которые включали женственный элемент. И здесь ответ будет да. Епископ Ириней с ужасом отмечает, что женщин особо привлекали еретические группы. Он соглашается, что «даже в нашей области в долине Роны» гностический наставник Марк привлек «многих глупых женщин» из его собственной общины, включая жену одного из дьяконов самого Иринея. Признавая себя неспособным объяснить привлекательность группы Марка, он предлагает только одно объяснение: что сам Марк был дьявольски хитрым соблазнителем, колдуном, составлявшим особые снадобья, чтобы «соблазнить и растлить» свою жертву. Но, описывая технологию соблазнения, Ириней отмечает, что говорит метафорически. Он говорит, что Марк «обращается к ним с такими соблазнительными словами» как его молитва к Милости: «той, которая превыше всего», и к Премудрости и Молчанию, женственному элементу божества. Во-вторых, говорит он, Марк соблазнял женщин, «говоря им пророчествовать» – что было строго запрещено в ортодоксальной церкви. Посвящая женщину, Марк завершал посвящение словами: «Вот, Милость сошла на тебя, открой уста свои и пророчествуй». Затем, как с негодованием описывает епископ, «обманываемая ... отваживается говорить и говорит вздор и все, что случится, пусто и дерзко» и «с тех пор почитает себя пророчицей!» Хуже всего, с точки зрения Иринея, что Марк приглашал женщин действовать как священники и совершать с ним евхаристию: он «подает женщинам сосуды» для совершения евхаристической молитвы и произнесения слов освящения."

"Итак, мы можем увидеть две очень различных модели восприятия пола, происходящие из ортодоксальных и гностических кругов. В простейшей форме, многие христиане-гностики соотносили свое описание Бога и в мужественных, и в женственных понятиях с соответствующим описанием человеческой природы. Чаще всего они ссылались на рассказ о сотворении из первой главы Бытия, который предполагает творение андрогинного человека. Христиане-гностики часто применяли принцип равенства мужчин и женщин для общественной и политической структуры своих общин. Ортодоксальная модель разительно отличается: она описывает Бога исключительно в мужественных понятиях и обычно ссылается на вторую главу Бытия, описывая, как Ева была создана из Адама для его дополнения. Подобно гностическим взглядам, это переносится в социальную практику: к концу второго столетия ортодоксальная община приняла господство мужчин над женщинами как богоустановленный порядок не только в общественной и семейной, но и в церковной жизни. Конечно, были и исключения из этих моделей. Гностики не были единодушны в поддержке женщин – но и ортодоксы не были единодушны в их очернении. Некоторые гностические тексты без сомнений говорят о женском с осуждением. Книга Фомы обращается к мужчинам с предупреждением: «Горе вам, любящие сожительство с женственностью и грязное соитие с ней!» Парафраз Сима, также из Наг-Хаммади, описывает ужас природы, которая «повернула свою мрачную пасть [вагину], она выбросила из нее огненную силу, пребывающую в ней изначально от дела мрака». Согласно Беседе Спасителя, Иисус убеждает Своих учеников «молиться в месте, где нет женщины» и «разрушить дела женственности...»"

Исключением среди ортодоксов был Климент Александрийский, который поддерживал более активное участие женщин в церковной жизни, но его точка зрения не получила широкой популярности.


Расхождения гностиков и ортодоксов, конечно, касались и многих других вопросов. Например, у них был принципиально разный взгляд на гонения и мученическую смерть, опять же, это было связано с тем, что они иначе смотрели на природу Христа и человека. Отличалось понимание зла и греха, даже грехопадение рассматривалось совершенно иначе.
Среди гностиков приветствовался плюрализм мнений, они считали, что к Богу можно прийти через самопознание и саморазвитие, а организованная церковь для этого не слишком нужна или не нужна вовсе.
Пейджелс говорит и о возможном влиянии буддизма на гностиков. Действительно, многие их мистические практики напоминают буддийские - медитация, аскетизм, чтение "мантр". Подобно тому, как каждый буддист может стать Буддой, с точки зрения некоторых гностиков, каждый христианин мог стать Христом.

"Но некоторые христиане-гностики заходили так далеко, что заявляли, что Бога создало человечество – и так из своего внутреннего потенциала открыло для себя откровение истины. Это убеждение может скрываться за ироничным комментарием Евангелия от Филиппа:
"... Бог творит человека, и человек творит Бога. Так в мире люди создают богов и поклоняются своим творениям. Следовало бы богам поклоняться людям, как есть истина!"

Пейджелс также проводит параллели между гностицизмом и современным психоанализом (!). (Тут я вспомнила, что Юрга Иванаускайте также писала о сходстве между буддизмом и психоанализом.)


Пейджелс говорит о том, что выбранный ортодоксами подход оказался очень эффективным, а многие идеи гностиков были совершенно не совместимы с созданием массовой религии.

"Хотя основные темы гностического учения, такие, как открытие божества внутри, были обращены к столь многим, что представляли собой угрозу для ортодоксальной доктрины, религиозные представления и методы гностиков не были пригодны для создания массовой религии. В этом отношении они не могли сравниться с весьма эффективной системой организации вселенской церкви, которая выражала унифицированные религиозные представления, основанные на каноне Нового Завета, предлагала символ веры, требовавшей от верующего исповедовать только самые простые и общие положения, совершала такие простые и глубокие обряды, как крещение и евхаристия. Эту же структуру доктрины, обряда и организации сегодня поддерживают почти все христианские церкви, будь то римо-католическая, православная или протестантские. Едва ли можно вообразить, как без этих элементов христианская вера смогла бы выжить на протяжении двадцати столетий и обрести много миллионов последователей по всему миру. "


В итоге, победила более жесткая, иерархическая, патриархальная структура, в которой не было места разным трактовкам ключевых догм, закрепилось четкое разделение на мирян и духовенство, а от членов церкви не требовалось таких серьезных духовных усилий, чтобы познать себя и Бога через себя, достаточно было лишь признавать догматы и авторитет епископов.

Tags: 20 век, non-fiction, Америка, США, английский язык, впечатления от чтения, религия, русский язык, цитаты
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments