freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Флоренс Раш «Многоликий реакционизм патриархата» (1990)

Originally posted by contrary_kind at Флоренс Раш «Многоликий реакционизм патриархата» (1990)

Дозволишь женщинам стать равными себе - и в тот же миг они станут твоими господами.
— Катон Цензор, римский политик, 195 год до н.э.


Вторая волна женского освободительного движения зародилась не так давно, 22 года назад. Немалую часть этого движения сформировали женщины левого крыла - когда они с болью обнаружили, что их товарищи-мужчины пренебрегли борьбой за права женщин как слишком незначительной по сравнению с "более важными вопросами" классизма, расизма, капитализма и империализма. Мужской менталитет не смог - или не захотел - принять утверждение, что женщины как социальная группа страдают от дискриминации, изнасилований и побоев вне зависимости от того, проживают ли они в золочёных клетках пригорода или в городских трущобах. После множества мучительно-ожесточённых стычек эти женщины пришли к пониманию того, что мужчины - неважно, будь то марксисты или милитаристы-реакционеры - не склонны отказываться от своих мужских привилегий. Поэтому они пошли своей дорогой и создали радикальное крыло женского освободительного движения.

Когда сидячие забастовки, уличные перформансы, антивоенные демонстрации и студенческие бунты задохнулись в новой консервативной, не способствующей уже протестам атмосфере, революционеры 1960-х и начала 1970-х променяли Карла Маркса, Мао и Че Гевару на учения восточных гуру, тренинги основателя "ЭСТ" Вернера Эрхарта, "Американский союз защиты гражданских свобод" и "Движение за развитие человеческого потенциала". Они ушли от коллективной свободы к свободе духа, ушли от групповых акций к самоутверждению, ушли от защиты прав угнетенных к индивидуальным правам нацистов и порнографов, от радикальных изменений к косметическим реформам. Радикалы 60-х стали либералами 70-х и 80-х, подрывая, в процессе своих метаморфоз, работу женского движения.

Термин "освобождение женщин", прежде общепринятый, в силу своей недвусмысленности вышел из моды. Впрочем, синхронно возникшая "сексуальная революция" стала удобным, хоть и неверным, синонимом к "феминистской революции" - она позволила многим вольным мыслителям с комфортом симулировать толерантность к феминизму, не лишаясь при этом законного наследия мужских секспривилегий. Они могли поддержать контроль рождаемости и аборты, ведь это облегчало им сексуальный доступ к женщинам без ответственности за нежелательную беременность. Они могли, с удовольствием и чистой совестью, читать журналы Playboy и Penthouse, такие про-женские и феминистичные, и по-прежнему считать женщин доступными секс-игрушками. А некоторые из них, те, кому захотелось урвать от женского движения, такого сенсационного, свою долю общественного внимания, приспособили матчасть феминизма к мужским нуждам. С "Загадки женственности" [книга 1963 года] сняли кальку в виде "Загадки мужественности" [фильм 1984], положение женщин как "секс-объектов" приравняли к положению мужчин-"объектов успешности", а удушающую гендерную социализацию, предписывающую женщинам быть пассивными и зависимыми, к социализации мужчин, предписывающей быть сильными, смелыми, властными и независимыми. "Подобно тому, как женщины стремились освободиться от ограничений гендерных ролей, так и мужчины хотели разорвать оковы мачизма" (Джозеф Плек и Джек Сойер, 1974). Из ребра женского освободительного движения сотворили освободительное мужское.

Проводились мужские митинги, были организованы мужские группы роста сознания. Публиковались книги и статьи, вещающие о том, что эмоциональная жизнь мужчин скудна. Быть господином такая обуза. Мужчины больше не желали напрягаться, конкурируя между собой, не желали соответствовать ожидаемому маскулинному имиджу успешности, силы и сексуальной активности. Уоррен Фаррелл, первый организатор и основатель мужского движения, так писал в своей книге "Мужчина освобожденный": "Это единственная революция (женская), в ходе которой те, кого называют угнетенными, влюбляются в своих угнетателей и заводят с ними детей <...> Следовательно, становится возможным извлечь пользу из роста потенциала одной личности для роста другой" (1975, стр. 5). Это вызвало глубокий отклик в душах многих женщин. Ведь он подарил им надежду на то, что эти новые чувствительные мужчины понимают тяготы положения женщин и желают расти и меняться, принявши и усвоивши заветы феминизма.

На первый поверхностный взгляд воззвания освободителей мужчин выглядели весьма заманчиво, но ближайшее рассмотрение и житейский опыт вскрыли эгоистичность их повестки и показали, что целью их обезоруживающей стратегии являлось устранение угрозы мужской гегемонии, исходящей от нашего движения. Освободители мужчин проигнорировали тот факт, что союзы женщин с "феминистами" всегда, как бы женщины в эти отношения ни вкладывались, приводили к эксплуатации женщин - на работе, дома, в семье, в постели. Это упущение логически проистекало из ложного представления о женской эмансипации как об источнике благ для мужчин. Финансово независимая женщина, заявлял Фаррелл, разделит с мужчиной его бремя добытчика, не станет больше использовать мужчину как "объект охраны" и позволит ему больше времени проводить с детьми. Женщина, которая сама управляет своей жизнью, не будет испытывать потребности контролировать своего мужа, а в случае развода она избавит его от алиментных обязательств и расходов на содержание детей. И, что самое важное, поскольку мужчины, которые по традиции "заигрывают" с женщинами первыми, заявили о том, что их "хрупкое эго" страдает от "эмоциональной боли" после отказа, сексуально свободные женщины сами будут просить мужчин о сексе, ну а мужчины получат возможность их отвергать. Но, предостерегает Фаррелл, "Не стоит ожидать, что мужчины примут участие в этих изменениях, пока движение за освобождение женщин не станет освободительным движением для обоих полов, только оно обеспечит достаточное количество профитов для мужчин, чтобы сделать перемены стоящими усилий" (Уоррен Фаррелл, 1975, стр. 161).

Так о каких же переменах толкует Уоррен Фаррелл? Фаррелл и его последователи ухитрились не заметить того, что работающие женщины всегда разделяли бремя добытчика, а уж при современном стандарте семейного бюджета из двух зарплат разделяют его и подавно. Они проигнорировали тот факт, что мужчины всегда распоряжались женскими доходами и женским трудом - как в интересах женской безопасности, так и совсем наоборот; что это мужчины всегда имели огромную потребность контролировать женщин - любых, и зависимых финансово, и независимых; что они редко проводили свободное время с детьми, редко сталкивались с алиментными обязательствами; что как правило это мужчины, традиционно доминирующие, унижали и отбраковывали женщин - и далеко не только в сексуальном плане. Фарреллову платформу двуполого освободительного движения продвинул ещё дальше манифест "Мужского Центра Беркли": он провозгласил, что только "освобождение человечества" является единственной высшей целью, потому что "все освободительные движения одинаково важны, нет никакой иерархии в угнетении" (Джозеф Плек и Джек Сойер, 1974, стр. 174). Очевидно, эти мужчины не имели ни малейшего представления о том, что же такое женское движение. Если бы они удосужились изучить этот вопрос, они могли бы узнать, что женское движение никогда не пыталось подкупить мужчин или выторговать их поддержку в обмен на уступки. Если бы они потрудились исследовать историю сексизма, они могли бы узнать, что между мужским и женским всегда существовала иерархия угнетения, и что даже самые порабощенные, самые закабалённые из мужчин всегда держали своих женщин в состоянии подчинения.

Концепция освобождения мужчин не имеет под собой никакого исторического базиса, поскольку мужчины никогда не угнетались по признаку пола той самой закреплённой веками патриархатной идеологией, которая до сих пор контролирует нашу социальную жизнь и её институты. Поэтому освободители мужчин изобрели свою собственную агенду, которая позволила бы им и дальше пользоваться своими уже существующими привилегиями за счёт уже существующей дискриминации женщин. Их план "освобождения человечества" - подразумевающий скорее поглощение одной партией другой, нежели взаимовыгодный политический альянс - способен лишь сгладить острые углы системы сексизма, на уровне некритичных сбоев. Их политическая программа только укрепляет давно укоренившийся сексистский статус-кво. А когда женщины не покупаются на их посулы, не считают их своими благодетелями и не позволяют сесть на шею своему движению, освободители мужчин не отступают великодушно, нет - они становятся опаснее и злее.

РЕАКЦИЯ №1: ОБРАТНЫЙ СЕКСИЗМ
В пылу своего стремления к женскомужскому единству Уоррен Фаррелл стал активным членом "Национальной организации женщин" и трижды принимал участие в акциях её Нью-Йоркского отделения. Но семена его недовольства феминизмом и грядущего реакционизма были уже посеяны. Пока он блуждал по просторам женского движения, он обнаружил, что:

"Процесс роста самосознания выводит женщин из комфортности менталитета подчинённого, не приводя их при этом к безопасности свободной личности. Таким образом, возникает небезопасный вакуум. Именно в этот период нестабильности некоторые женщины, что я испытал на себе, пытаются принизить мужчин, даже в тех случаях, когда это совсем неоправданно <...> вот каким образом они строят своё самосознание" (Уоррен Фаррелл, 1975, стр. 223).

Как и следовало ожидать, когда усилия Фаррелла себя не оправдали - поскольку женщины не впечатлились жалкими попытками "чувствительных" мужчин в эмоциональное самовыражение и общение и не взрывались благодарными аплодисментами всякий раз, когда папочка заправлял кровать или менял подгузник - Фаррелл пришёл к выводу, что женское движение «принижает» мужчин и стремится к доминированию, а не равенству.

Я не читала последнюю книгу Фаррелла "Почему мужчины такие, какие они есть", но его недавняя статья "Гендер. Популярный писатель предупреждает об обратном сексизме" вполне ясно резюмирует его позицию. "Почему," - вопрошает он, - "чем больше журнал ориентирован на независимых женщин, тем больше в нём нападок на мужчин?" А из просмотра фильма "Роковое влечение" он вынес, что:

"Миллионы женщин идентифицировали себя с героиней Гленн Клоуз, пытавшейся убить мужчину, у которого однажды был с ней секс, только за то, что он не бросил после этого свою семью ради неё. То же самое, что было с "Жаждой смерти": миллионы любителей кино веселились, наблюдая, как Чарльз Бронсон убивал своих грабителей. <...> "Новый сексизм" это новая жажда смерти." (Уоррен Фаррел, 1987)

Фаррелл вновь заявил о своей обеспокоенности "эмоциональной уязвимостью" мужчин и добавил, что отказ в сексе вынуждает их "превращать женщин в секс-объекты" и, как следствие, порождает порнографию, которая и "предлагает мужчинам доступ к женщинам, без отказов". Кроме того, он присоединился к бесчисленным нападкам на книгу Шир Хайт "Женщины и любовь", которая проводила параллель между неудовлетворенностью женщин своей жизнью и присутствием в ней мужчин - поскольку в ней не была представлена "ни одна из категорий женского абьюза над мужчинами". Короче говоря, все эти непокладистые женщины, лелеющие к мужчинам "жажду смерти", вынуждающие их обращаться к порнографии, маргинализирующие их посредством статей в журналах, отказывающиеся признать, что это женщины на самом деле абьюзят мужчин - все они виновны в обратном сексизме.

Открытие Фарреллом «нового сексизма» аккурат совпало с другими, более масштабными атаками растущих как грибы групп "за права мужчин" на женское движение. Сидни Зиллер, основатель "Национальной организации мужчин", ежемесячно писал в колонке "Пентхауса" под названием "За права мужчин" о своём собственном, фирменном "обратном сексизме". Он обнаружил дискриминацию мужчин в брачных спорах и в спорах об опеке над детьми. Он утверждал, что в разбирательствах по делам харрасмента, изнасилований и растления детей мужчины являются жертвами - жертвами ложных обвинений со стороны неадекватных, злых женщин. Он утверждал, что борьба женщин за равную оплату труда и их программы антидискриминационных мер лишают мужчин работы и средств к существованию. "Обратный сексизм" видели теперь не только в отдельных женщинах, нет - теперь сами наши социальные институты, сама наша система правосудия и наше ещё такое неполное, тяжко выстраданное законодательство по защите гражданских прав женщин дискриминировали и угнетали мужчин! В наши дни Фаррела и Зиллера часто публикуют печатные и электронные средства массовой информации, в которых их женоненавистнический обратный сексизм представлен как легитимный, добропорядочный гражданский протест.[1]

РЕАКЦИЯ №2: ГЕНДЕРНАЯ НЕЙТРАЛЬНОСТЬ
Около двух лет назад меня известили о создании комитета мужчин, пострадавших от изнасилований. Целью создания этого комитета было привлечение внимание общественности к проблеме изнасилований мужчин, каковые, как завлялось, происходят гораздо чаще, чем все считали; при этом они ссылались на статистические данные, указывающие на то, что четверть или более от числа всех жертв изнасилований в Нью-Йорке является мужчинами. Комитет выразил надежду, что в нём не будет преобладания одного гендера, что было приглашением вступить для женщин - ведь проблема изнасилований тревожит и женщин, и мужчин. Заявленной целью комитета стала борьба за "гендерно-нейтральное" законодательство.

Так стремилась ли эта группа к равной, в соответствии с законом, защите, или же она сообщала нам, что насильники-мужчины это не вопрос сексизма, потому что женщины тоже насилуют мужчин? Все мы конечно знаем, и мы, и они, что насилуют мужчин не женщины, а мужчины, как гетеро-, так и гомосексуальные. Сей факт, однако, не делает изнасилование мужчин гендерно-нейтральным. Мужчины насилуют других мужчин потому, что феминизируют своих жертв, следуя гетеросексуальным паттернам господства и подчинения. Если мужчина обращается с другим мужчиной как с женщиной, оскорбляет и унижает его как женщину, то, очевидно, это насилие уходит своими корнями в сексизм. Если бы геи смогли принять эту мысль, у них, несомненно, было бы много общего с феминистками, но поскольку большинство из них выбирает гетеросексуальный шаблон для выражения своей сексуальности, их проблемы вряд ли гендерно нейтральны. Идея гендерной нейтральности основана на утверждении, что оба пола, и мужской, и женский, угнетены равноправно, а любые попытки призвать мужчин и мужские институты власти к ответственности за преступления против женщин - неактуальны и неприемлемы.

Эта концепция стала эффективным инструментом, с помощью которого постарались доказать, что женщины так же виновны, как и мужчины, приписывая им мужские преступления. Эксперты и профессионалы своего дела сообщили нам, что женщины - тоже насильники и педофилы, что они точно так же избивают и домогаются мужчин, производят и потребляют порнографию. Сообщили, что женщины - точно так же как мужчины - сексуально объективируют, что у женщин есть стриптизёры, есть журнал Playgirl (который на самом деле покупают в основном геи), есть свои "качки" и "жеребцы". А на тот случай, если кто-то вдруг призадумается о том, почему только женщины заперты в ловушке требуемой от них вечной молодости... Что ж, раз уж пошла такая пьянка: мужчины тоже делают подтяжки лица и пластику живота, пользуются косметикой и антивозрастными кремами, сидят на диетах и страдают анорексией.

Действительно, какие-то доли процента от общего числа женщин насилуют детей и харрасят мужчин, но я могу со всей ответственностью заявить: если бы это женщины были насильниками, педофилами и извращенцами, проблемы сексуального насилия почти не существовало бы. Если б только женщины производили и потребляли порнографию, этому бизнесу пришёл бы конец. И если бы только мужчины поддерживали косметическую и пластическую индустрию, обе они обанкротились бы. Что касается редко используемых терминов "качок" и "жеребец": такие определения женщины как "пизда", "блядь", "шлюха" употреблялись и употребляются в нашей культуре с библейских времён и по сей день. Идеографический словарь Уэбстера до сих пор определяет мужчину как "человека", "мужа", "возлюбленного", "хозяина", а женщину - как "жену", "брачное ярмо", "шлюшку", "сожительницу" и "любовницу", продолжая представлять женщин в качестве социально неполноценных секс-объектов, что гендерно-нейтральным никак не является.

РЕАКЦИЯ №3: ЭРА ПОСТФЕМИНИЗМА
Существует миф о том, что в нашу постфеминистскую эпоху женщины уже достигли всех своих желанных целей и завоевали авторитет в обществе. Женщины - рассказывают нам - уже конкурируют с мужчинами на равных в вопросах достижения статуса, власти и материальных ресурсов, а те, прежние, условия, которые подавляли весь их человеческий потенциал, более не существуют. Я не стану перечислять все эти условия, которые по-прежнему не позволяют достичь равного статуса с мужчинами и продолжают препятствовать нашему полноценному развитию. Зачем же это делать, когда можно просто взять и предположить: "Если женщины не воспользовались этими возможностями, которые сегодня для них открыты, то это их собственная вина". Такое предположение стало излюбленной темой поп-психологов, эскпертов ток-шоу, активистов "Движения за развитие человеческого потенциала", программ индивидуальной и групповой терапии и книг по "саморазвитию", написанных женщинами и для женщин.

Эти широко рекламируемые и повсюду расхваливаемые книги становились бестселлерами. Прикрываясь поддержкой женской автономии, они продвигали идею "это твоя вина" и с успехом убеждали нас в женской неполноценности. Авторки этих книг, называвшие себя сёстрами по несчастью, феминистками, открыли нам в своём исследовании о "брачном дефиците" [псевдонаучная сенсация 80-х, оказавшаяся газетной уткой], что основной причиной женского недовольства является их собственная неспособность заполучить и удержать мужчину. И хотя, говорили они, наша мужская шовинистическая культура производит временами очень проблемных мужчин, тем не менее, эмоционально здоровая женщина всегда может внести коррективы в эти установленные по умолчанию параметры мужского стандарта. Любые попытки облегчить страдания женщины с помощью внешних, социальных мер тут бессильны. Её единственное спасение - отыскать в себе и вырвать из себя свои собственные невротические, саморазрушительные наклонности.

Женщины, написавшие эти книги, были в основном психотерапевтами, и им удалось скомкать огромную проблему мужского шовинизма до более приемлемого масштаба - до такого, чтобы эту проблему можно было запихнуть в рамки женской, и без того уже в себе неуверенной, психики. Неподалёку от моего дома есть книжный магазин, в котором я нашла несчётное количество книг, которые сообщали женщинам, что с ними что-то не так, и объясняли им, что это они должны преодолеть свои эмоциональные расстройства, которые мешают им получить и удержать партнёра. Прошлое десятилетие подарило нам: книгу "Комплекс Золушки" с её нервического склада женщинами, которые отталкивали мужчин своей навязчивостью, несамостоятельностью и страхом перед независимостью; книгу "Горе от её ума" и её слишком самостоятельных, страдающих манией величия карьеристок, слишком требовательных и привередливых, чтобы найти подходящего мужчину; и, наконец, книгу "Женщины, которые любят слишком сильно", представившую широкий ассортимент наркотически зависимых от любовных переживаний женщин, которые связывались с мужчинами-абьюзерами из своих мазохистских соображений. Эти книги (а также их многочисленные аналоги, такие как "Мужчины, которые ненавидят женщин, и женщины, которые любят их", "Как завести роман со своим мужем, пока этого не сделала другая", "Как выйти замуж за мужчину, которого выбрали вы", "Женщины, Мужчины, Любовь. Женщины, Мужчины, Разрыв") проигнорировали тот факт, что реальная проблема, с которой сталкиваются женщины сегодня, это не отсутствие партнера мужского пола, это та устойчиво господствующая в социуме система, которая отбрасывает одиноких женщин к бедности и клеймит их как социально и экономически задолжавших. Как очень верно заметила журналистка Эллен Гудман, "Меня беспокоят эти «оказывающие психологическую помощь» профессионалы, которые берут любую проблему общества и превращают её в частную. Меня также беспокоят непрофессионалы, способные перекрутить любую болезнь общества так, что она начинает выглядеть как нервное расстройство. Я волнуюсь обо всех нас, о тех, кто в каждом испуге находит «фобию»" (Эллен Гудман, 1981, стр. 13).

Последняя новинка в этом жанре - "Быть женщиной. Выразите свою женственность и найдите любовь" доктора Тони Грант. Доктор Грант, клинический психолог и консультантка её собственного ток-шоу "Программа Тони Грант" на национальном радио, сместила фокус проблемы с женской психики прямиком на вредоносное влияние женского движения. Как она выразилась, на "величайшую ложь женского движения". И в чём же заключается эта великая ложь? В том, что женщины-специалисты "всё могут", что "развитие и образование" это преимущества, и что есть достоинство в "претенциозной" идее женского "нереализованного потенциала". Согласно картине мира Грант, всё это мифы, которые породили заблудших амазонок, с упоением гнобящих мужчин и доминирующих над ними. Сила женщины, продолжает она, должна быть разбавлена теми качествами, которые выражены в архетипах матери, девы и блудницы. "Мать" это забота и воспитание, "Дева" это добродетель и нравственность, ну а "Блудница" для сексуального обольщения. Она советует: "Цельная женщина должна ассимилировать в себе все эти аспекты женственности, чтобы почувствовать себя женщиной настоящей" (Тони Грант, 1988). А мужчины, между тем, хороши такими, какие они есть, в отношениях с женщинами они от какой-либо ответственности освобождены. Для меня совершенно очевидно, что любая женщина, которая примет на веру эти двойные стандарты и попытается соединить в себе эти абсолютно несовместимые аспекты, станет неуравновешенной, сломленной, расщеплённой шизофренической личностью. Вышеупомянутые книги по самосовершенствованию и саморазвитию проделали славный путь: от идеи держать женщин босыми и беременными к идее сделать их невротичными и несчастными. И книга Тони Грант с её попытками вернуть нас в тёмные века покорного принятия социальной стигмы неполноценности среди них самая губительная.

РЕАКЦИЯ №4: ВРАЖДЕБНОСТЬ К СИЛЕ И АМБИЦИОЗНОСТИ ЖЕНЩИН
Враждебность к женскому движению со стороны представителей правого крыла дело привычное и неудивительное. Она логично вытекает из традиционного представления о женщинах как о существах неполноценных и является результатом высказываемого и ныне утверждения, что подчинение - предопределённое сразу и Богом, и биологией - это судьба женщины. Это откровенная, беззастенчивая мизогиния, она очевидна, предсказуема, и мы можем ей сопротивляться. Но реакционизм либералов, которые пришли предлагая поддержку, под видом друзей, обманчивее и гораздо коварнее, и нанесённый ими урон огромен. Многие женщины не смогли сопротивляться посулам заботы и равноправных отношений с обаятельным отзывчивым мужчиной. Другие были сражены мыслью о том, что мужчины, носители тяжкого клейма мужского статуса, тоже страдают, а некоторые поверили в то, что мужчины и женщины угнетены и дискриминированы равноправно. Миф о равных возможностях так называемой постфеминистской эпохи особенно вреден для молодых женщин, которых заставили поверить в то, что они, якобы рождённые в свободном обществе, сами виноваты в том, что случается с ними в этом реальном, недоброжелательном к их полу мире. При этом каждый день СМИ бомбардируют нас заявлениями экспертов ток-шоу, репортёров, рекламщиков, поп-психологов и социологов; все они говорят о нас как об устаревшем, выходящем из моды тренде. И тем не менее, мы существуем, и мы продолжаем наше дело.

Во многих городах этой страны можно найти очаги феминистской активности: это центры для жертв изнасилования, инцеста, педофилии, насилия в семье. Женщины кооперируются, решая проблемы, связанные с контролем рождаемости, абортами, подростковыми беременностями, уходом за детьми, половым воспитанием, порнографией, средствами массовой информации, законодательством, женской бедностью и женским здоровьем. Они борются с дискриминацией в отношении лесбиянок, в отношении женщин в спорте, сражаются на рабочих местах, в судах, в тюрьмах, в школах и в университетах. То, что средства массовой информации решили продвигать либеральную реакцию, не означает, что мы потерпели поражение, то, что они предпочитают игнорировать феминистский активизм, не означает, что мы были уничтожены. И мы должны разоблачить эту реакцию как реакцию сопротивления силе и решимости женщин; позитивный взгляд на ситуацию необходим нашим неуничтоженным жизням.

Согласно "Тезаурусу английских слов и фраз" (1962, ред. Р. Датча), синонимами к backlash (реакционизму, реакции) являются counteraction (противодействие) и recoil (обратная отдача, откат, отступление). Аналогами использования в речи counteraction являются "враждебные интересы", "закон действия и противодействия", "антипатия", "антагонизм", "самозащита", "нейтрализация", "уничтожение", "репрессии" и "подавление". Среди синонимов к recoil не только "отпрянуть в ужасе", "увернуться", "отшатнуться", но и "реакция" и "ответный удар". "Современный путеводитель по синонимам" (1968, С. Хайякава, стр. 152) сообщает нам: recoil может означать, что "субъект мирился с ситуацией так долго, как мог, но затем прекратил, под влиянием <...> гнева". Именно так и произошло: субъект (либералы) примирялся с ситуацией (женским движением), но только до того момента, когда решимость женщин, шедшая вразрез с его повесткой (которая должна была нас обессилить), вызвала его гнев. "Словарь английского языка" (1973, Дж. Стерн и Л. Урданг) сообщает: recoil может означать "отлететь прочь под воздействием внешней силы". Так и было: реакционный откат спровоцировали бескопромиссность, сила и влияние женского движения. И да, почему бы нам не скомбинировать из этих определений свои собственные? Например:

а) Либеральная реакция: враждебность, возникшая в результате фрустрации либералов, напрасно пытавшихся свести на нет силу и влияние некой радикальной группы либо движения.

б) Реакционизм: поведение представителей мужского движения, тайно и явно вредящих женскому движению, представительницы которого отказываются считать их союзниками.

в) Активизм: желчные нападки на женское движение, вызванные неспособностью прогрессистов покончить со стремлением женщин к коренным изменениям в обществе.

Жизнеспособность женского движения это результат постоянного, продолжающегося из века в век, бунтарства женщин. Их стремление к свободе подарило нам историю, подарило осознание себя полноценными, полноправными людьми и надежду на справедливое будущее. Наши история, самосознание и надежда объединяют нас и дают нам новые силы. Само многообразие тех личин, которые носит патриархальная реакция, отражает тот факт, что феминизм не умер, его невозможно игнорировать, он работает, он имеет устойчивое влияние, и поэтому в конце концов, так или иначе, мы победим.

Примечания:
[1] Я бы не стала ставить "Мужчин против порнографии" или "Сообщество новых мужчин Северо-Востока" (NEMEN) в один ряд с Фарреллом и ему подобными. Эти группы, как и, возможно, некоторые другие, поддерживали женщин, способствовали их борьбе и сами старались решать свои проблемы, не ища выгод или уступок.


Литература:
Dutch, Robert A., ed. (1962). Roget's thesaurus, Rev. ed. New York: St. Martin's Press/"Тезаурус английских слов и фраз", 1962, ред. Роберта Датча, исправленное издание, издательство St. Martin's Press, Нью-Йорк.

Farrell, Warren. (1975). The liberated man. New York: Bantam Books/"Мужчина освобождённый", Уоррен Фаррен, 1975, издательство Bantam Books, Нью-Йорк.

Farrell, Warren. "Gender." Los Angeles Times. (November, 1987)/"Гендер", ноябрь 1987, статья в Los Angeles Times.

Goodman, Ellen, (1981). At large. New York: Fawcett Crest/"На свободе", 1981, Эллен Гудман, издательство Fawcett Crest, Нью-Йорк.

Grant, Toni. (1988). Being a woman. New York: Random House/"Быть женщиной", 1988, Тони Грант, издательство Random House, Нью-Йорк.

Hayakawa, S. (1968). Modern guide to synonyms. New York: Funk and Wagnall/"Современный путеводитель по синонимам", 1968, С. Хайякава, издательство Funk and Wagnall, Нью-Йорк.

Pleck, Joseph H. and Jack Sawyer, eds. (1974). Men and masculinity. Englewood Cliffs, New Jersey: Prentice-Hall/"Мужчины и маскулинность", 1974, Джозеф Плек и Джек Сойер, издательство Prentice-Hall, Энглвуд Клифс, Нью-Джерси.

Stern, Jess and Lawrence Urdang, eds. (1973). The Random House dictionary of English/"Словарь английского языка", 1973, ред. Джесс Стерн и Лоуренс Урданг, издательство Random House.


(Источник)
Tags: 20 век, Америка, США, английский язык, история феминизма, критика общественного устройства, публицистика, русский язык, статья, феминизм, феминистка, фемкритика
Subscribe

  • Гарриет Бичер-Стоу о двойных стандартах

    Ведь ты знаешь этих мужчин,-- какие они скучные создания! Они читают всякие книги -- все равно, что бы в них ни было написано, а нам не позволяют,…

  • Люси Спрэг Митчелл

    С тех пор, как я начала много читать дочери, меня стал занимать философский вопрос: вот мы в теории знаем, что такое детская книга, понимаем, как…

  • Кассандра Калин

    Как хорошо ничего не знать! Каждый день открываешь что-нибудь новое. Вот, бывало, поутру замечаешь, как девушки с увлечением рассматривают…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments