freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Порнография: Мужчины обладают женщинами — Маркиз де Сад (начало)

Дисклэймер: под катом жуткие описания реальных насильственных преступлений.

Originally posted by a_dworkin_ru at Порнография: Мужчины обладают женщинами — Маркиз де Сад (начало)
Перевод главы "The Marquis de Sade (1740-1814)" из книги "Pornography: Men Possessing Women"
Текст взят с сайта Остановить сексуальное насилие.


Донасьен Альфонс Франсуа де Сад известный как маркиз де Сад, окрещенный легионом своих страстных поклонников Божественным Маркизом, — самый известный порнограф в мире. И как таковой он воплощает в себе и определяет мужские сексуальные ценности. В нем насильник и писатель завязались в гордиев узел. В реальной жизни он пытал и насиловал женщин. Он избивал, насиловал, похищал и пытал детей. В своих работах он без конца прославляет жестокость как основу эротики. Траханье, пытки и убийства становятся неразрывным целым, насилие и секс — синонимами.

Его работы и легенда о нем пережили более двух столетий, потому что литераторы, художники и интеллектуалы мужского пола обожают его, а политические мыслители левого крыла считают его пророком свободы. Сент-Бев называет Сада и Байрона наиболее важными источниками вдохновения для оригинальных и великих писателей-мужчин, которые последовали за ними. Бодлер, Флобер, Суинберн, Лотреамон, Достоевский, Кокто и Аполлинер, помимо прочих, обнаружили в Саде то, что Пол Тиллих, другой поклонник порнографии, называл «смелостью быть».

Симона де Бовуар опубликовала длинную апологию де Сада. Камю, который, в отличие от Сада, считал убийства неприемлемыми, романтизировал Сада как того, кто предпринял «великое оскорбление враждебных небес» и был, возможно, «первым теоретиком абсолютного бунта».

Ролан Барт обсасывал малейшие детали преступлений Сада, совершенные в реальной жизни, а не только на бумаге. Сад был предтечей театра жестокости Арто, воли к власти Ницше и грез насильника от Уильяма Берроуза. В 1966 году в Англии двенадцатилетний мальчик и десятилетняя девочка были подвергнуты пыткам и убиты самопровозглашенным учеником Сада. Убийца фотографировал и снимал на пленку свои преступления, а потом просматривал их ради удовольствия. В 1975 году в США организованная преступная группировка продавала коллекционерам порнографии так называемые фильмы «снафф». В этих фильмах женщин на самом деле калечили, разрезали на куски, трахали и убивали. Идеальный синтез по Саду. Журналы и фильмы, изображающие как женщин калечат ради сексуального удовольствия, сейчас являются обычным делом.

Основной переводчик тысяч страниц с бойней от Сада на английский язык, благодаря усилиям которого работы Сада были опубликованы и вышли на массовый рынок в США — Ричард Сивер, очень уважаемая фигура в издательском деле. Сивер, пропагандист сочинений Сада и легенды о нем, вроде бы, написал сценарий для фильма о жизни Сада, который должен был снять Ален Рене.

Культурное влияние Сада проникло на все уровни. Его этика — абсолютное право мужчин насиловать и мучить любой «предмет желания» по своему усмотрению — резонирует во всех сферах жизни.

Сад родился во французской аристократической семье, состоящей в близком родстве с правящим монархом. В ранние годы Сад воспитывался вместе с принцем, который был на четыре года его старше. Когда Саду исполнилось четыре года, его мать оставила двор, и он отправился жить со своей бабушкой. В возрасте пяти лет его отправили жить с его дядей, аббатом де Садом, священником, известным привычкой к чувственным удовольствиям. Его отца, дипломата и офицера, не было рядом в детские годы Сада.

Как заведено, биографы винят во всех недостатках характера Сада его мать: ее личность, поведение, предполагаемую сексуальную закрепощенность, и это несмотря на то, что про нее практически ничего не известно. Что мы точно знаем, но что не принято отмечать, так это то, что Сад был воспитан среди самых могущественных мужчин своего времени. Позднее он писал, как они унижали и контролировали его.

В возрасте пятнадцати лет Сад поступил на военную службу офицером. В этом возрасте он, судя по всему, увлекся азартными играми и посещением борделей. Покупка женщин стала главной страстью его жизни и большинство женщин и девочек, которых он подвергал насилию, были шлюхами или служанками. Сад преуспел в армейской службе и его несколько раз повышали, и каждое повышение приносило ему еще больше денег.

«Левым» интеллектуалам, которые превозносят Сада, хорошо бы вспомнить, что дореволюционная Франция была полна голодающих людей. Феодальная система была жестокой и грубой. Права аристократии на труд и тела бедняков никем не оспаривались, да их и невозможно было оспорить. Классовая тирания была абсолютной. Чтобы выжить, бедные продавали все, что могли, в том числе и себя. Сад хорошо усвоил и умел использовать этику своего класса.

В возрасте двадцати трех лет Сад влюбился в женщину своего круга, Лору де Лори. Сад жаждал брака с ней и был возмущен, когда она начала умолять своего отца не давать своего согласия на этот брак ни при каких обстоятельствах. Сад был в ярости от ее «предательства», причиной которого, возможно, была венерическая болезнь, которой они оба заразились. Сад обвинил ее в инфицировании, и его биографы поверили ему на слово, несмотря на весь его продолжительный и грязный сексуальный опыт. Нет никаких свидетельств, что у Лоры де Лори был другой половой партнер.

В тот же год Сад вступил в договорной брак с Рене-Пелажи де Монтрей, старшей дочерью в очень богатой семье. Спустя шесть месяцев после свадьбы Сад арендовал изолированный дом, в котором он воплощал свои сексуальные желания на женщинах, которых он покупал.

Через пять месяцев после свадьбы Сада двадцатилетняя женщина из рабочего класса, Жанна Тестар, пострадала от его насилия и угроз. Тестар, мастерица по изготовлению вееров, согласилась прислуживать молодому аристократу. Тот увез ее в свой частный дом и запер там в комнате. Сад ясно дал ей понять, что теперь она его пленница. Он подвергал ее словесному насилию и унижениям. В частности, Сад возмущался ее христианской верой. Он сообщил ей, что мастурбировал в алтарную чашу, а также что он взял две облатки, засунул их в женщину и трахнул ее. Тестар говорила Саду, что беременна и не вынесет плохого обращения. Сад отвел Тестар в комнату с множеством кнутов, религиозных символов и порнографических изображений. Он хотел, чтобы Тестар выпорола его, а потом он хотел избить ее. Она отказалась. Он взял два распятия, разбил одно из них и мастурбировал на второе. Он потребовал, чтобы она уничтожила распятие, на которое он мастурбировал. Она отказалась. Он угрожал ей двумя пистолетами, которые находились в той комнате, а также шпагой, которая была на нем. Она сломала распятие. Он хотел сделать ей клизму и заставить ее испражниться на распятие. Она отказалась. Он хотел заняться с ней анальным сексом. Она отказалась. Сад угрожал, поносил ее и читал ей лекции всю ночь напролет, в течение суток она не ела и не спала. Прежде чем отпустить ее, он заставил ее подписать пустой лист бумаги и пообещать, что она никому не расскажет о произошедшем. Он хотел, чтобы она согласилась встретиться с ним в воскресенье, чтобы он смог трахнуть ее с облаткой внутри.

После освобождения Тестар обратилась в полицию. Сада арестовали, судя по всему, власти провели расследование и выяснили, что Сад подвергал насилию несчетное количество проституток. Сада наказали, поскольку его развлечения уже стали чрезмерными. Его подвергли двухмесячному заключению в убогой камере в Венсенском замке — кошмарная участь для благородного господина. Он писал письма к властям, умоляя не сообщать его семье о природе его преступлений.

После освобождения из тюрьмы Сад завел несколько романов с актрисами и танцовщицами — в восемнадцатом веке они практически всегда были куртизанками. У него было несколько подобных любовниц, и одновременно он продолжал покупать менее изысканных женщин.

Обращение Сада с проститутками было настолько пугающим, что примерно через год после заточения Тестар полиция предупредила сводниц, что Саду нельзя приводить женщин. Камердинер Сада бродил по улицам в поиске новых жертв, некоторые из которых, по словам соседей Сада, были мужчинами.

В тот же период он нашел время, чтобы оплодотворить жену, которая родила сына.

В 1768 году, утром пасхального воскресенья, Роз Келлер, иммигрантка из Германии тридцати с лишним лет, вдова и прядильщица хлопка, которая уже месяц была без работы, обратилась к Саду за милостыней. Тот предложил ей работу — прибирать в доме. Она согласилось. Он обещал ей хорошее питание и доброе обращение.

Сад отвез Келлер в свой частный дом. Он отвел ее в темную комнату с забитыми окнами и сказал, что принесет ей еды. Он запер ее в комнате. Келлер прождала около часа, после чего Сад отвел ее в другую комнату. Он приказал ей раздеться. Она отказалась. Он разорвал ее одежду, бросил на диван, связал ей руки и ноги веревками. Он избил ее кнутом. Он достал нож и сказал, что убьет ее. По словам Келлер, Сад наносил ей многочисленные порезы ножом, а потом втирал в раны воск. Келлер считала, что умрет, и умоляла Сада не убивать ее без пасхальной исповеди. Когда Сад достаточно изрезал ее, он отвел ее в первую комнату и приказал помыться и втереть бренди в раны. Она это сделала. Он также втирал ей в раны мазь собственного изготовления. Он очень гордился своим изобретением, которое, по его словам, быстро исцеляло раны. Позднее Сад утверждал, что заплатил Келлер за побои кнутом, чтобы протестировать свою мазь. Сад принес Келлер еды. Он отвел ее в обратно в комнату, где он избил ее и запер. Келлер забаррикадировала дверь изнутри. При помощи ножа она смогла снять некоторые доски с окон, при этом она поранилась. Сделав себе веревку из простыни, она выбралась из окна. Камердинер Сада нагнал ее и предложил ей денег за возвращение. Она оттолкнула его и убежала.

Келлер была серьезно ранена, ее одежда была в клочьях. Она бежала, пока не наткнулась на деревенскую женщину, которой она все рассказала. Подошли другие женщины. Они осмотрели ее и отвели не к тому представителю властей, так как местный магистрат отсутствовал. Пришлось звать представителя полиции издалека, чтобы он записал ее показания. Келлер осмотрел врач, и ей предоставили кров.

Теща Сада, мадам де Монтрей, уговорила Роз Келлер отказаться от уголовных обвинения в обмен на крупную сумму денег. Несмотря на этот договор, Сада заключили под стражу почти на восемь месяцев, в этот же период его жена снова забеременела.

Когда он вернулся в свой дом в Лакосте вместе с женой, она уехала в Париж, где, спустя семь месяцев, родился второй сын Сада.

После освобождения Сад начал искать себе новых женщин. Сад то появлялся в жизни Рене-Пелажи, то исчезал из нее. В апреле 1771 года у него родилась дочь. В сентябре 1771 года Сад начал роман с младшей сестрой свой жены, Анной-Проспер.

В июне 1772 года Сад путешествовал в Марсель со своим камердинером, известным как Латур. Во время краткого пребывания Сада в городе, Латур заказал для Сада пятерых проституток. Сад (в различных комбинациях) избивал, трахал и принуждал женщин к анальному сексу, как обычно, он сопровождал это угрозами еще худшего насилия и убийства. Он также заставил своего камердинера заняться анальным сексом с одной из женщин и с ним самим. В Марселе он добавил новую грань в свой репертуар: он заставлял женщин есть конфеты с каким-то препаратом. Женщины не знали, что они едят. Сторонники Сада утверждают, что в конфетах был безобидный афродизиак и что-то, вызывающее метеоризм, который казался Саду очаровательным. Две женщины серьезно заболели, съев конфеты, они испытывали сильнейшую боль в животе, их рвало кровью и черной слизью. Женщины считали, что их отравили, и не приходится сомневаться, что если бы они съели больше конфет, как того хотел Сад, они могли умереть. Одна из женщин обратилась в полицию. Расследование действий Сада по отношению к пятерым женщинам — избиения кнутом, анальные изнасилования, попытка отравления — привели к аресту Сада и Латура. Вместе со своей любовницей Анной-Проспер и Латуром Сад бежал в Италию, чтобы избежать тюремного заключения.

Сада и Латура признали виновными в отравлении и содомии (преступлении независимо от применения силы) в их отсутствие. Их приговорили к смертной казни. Поскольку смертный приговор было невозможно привести в исполнение, было проведено символическое сожжение двух мужчин.

Его теща, мадам де Монтрей, столкнувшись с доказательствами его неисправимости, и, вероятно, надеясь разлучить его с младшей дочерью, использовала свое немалое политическое влияние, чтобы добиться тюремного заключения Сада в Италии. В течение последующих четырех месяцев Сад писал письма высокопоставленным чиновникам в Италии и Франции, в которых он жаловался на несправедливость своего тюремного заключения и умолял об освобождении. В конце четвертого месяца он сбежал.

Вскоре после побега Сад несколько раз написал своей теще с просьбой о деньгах. Поскольку денег не последовало, Сад вернулся в Лакост. После его возвращения во Францию был выписан новый ордер на его арест. Он снова сбежал. Несколько недель спустя он снова вернулся в Лакост. Рене-Пелажи подала жалобу на свою мать, возможно, в надежде, что такое давление заставит мадам де Монтрей использовать свое влияние, чтобы добиться снятия обвинений против Сада. Несмотря на жалобу против мадам де Монтрей, был выписан новый ордер на арест Сада. Он скрылся, потом в очередной раз вернулся в Лакост. Рене-Пелажи продолжила попытки добиться ареста своей матери. Ее усилия были вознаграждены, когда высокопоставленные чиновники пообещали, что в парламенте будет представлена просьба об отмене приговора Саду. Затем это привело к отмене королевского приказа о тюремном заключении без суда, который также был выдан против Сада.

Предчувствуя скорый конец своим юридическим проблемам, Сад возобновил активный поиск новых удовольствий. По его запросу сводница по имени Нанон нашла ему пятерых девочек пятнадцати лет, которых доставили в Лакост, где они подверглись жестокому насилию со стороны Сада. Жена Сада принимала участие в его новых сексуальных забавах. Она была главной защитницей насилия Сада над девочками, и это несмотря на то, что по словам одной из них, Рене-Пелажи сама была «главной жертвой его ярости, которую можно объяснить только безумием». Родители троих девочек выдвинули обвинения против Сада, который отказался отпустить своих пленниц к их семьям.

Одна из девочек получила ужасные травмы. Ее отправили к дяде Сада, чтобы помешать ей дать показания. Рене-Пелажи делала все возможное, чтобы не допустить врача к лечению девочки, поскольку ее травмы могли стать основной для обвинений Сада и ее самой. Мадам де Монтрей, возможно, из желания защитить дочь, присоединилась к Рене-Пелажи и Саду и попыталась убедить родителей девочек отказаться от своих жалоб. Все это время Сад держал девочек в Лакосте против их воли. Их могли отпустить к родителям только в обмен на отказ от обвинений в похищении.

Сад привозил и других женщин и девочек в Лакост. В саду Сада были найдены человеческие кости: он заявил, что его любовница закопала их там в качестве шутки. Сводница Нанон забеременела от Сада. Мадам де Монтрей добилась, чтобы был выписан приказ об ее аресте и тюремном заключении без суда. Нанон оказалась в тюрьме, ее новорожденная дочь умерла в Лакосте вскоре после рождения, потому что у кормилицы пропало молоко. Саду снова грозил арест. Он снова бежал в Италию.

Пятнадцатилетней девочке с наиболее тяжелыми травмами, которую отправили к дяде Сада, за девять месяцев так и не стало лучше. Наконец, ее отвезли в больницу, где семья Сада держала ее подальше от всех, чтобы она никому не разболтала о том, что с ней случилось. К тому времени аббат пришел к выводу, что место Сада в тюрьме.

В течение года Сад путешествовал по Италии. Он жаловался на одиночество. Одна из девочек, которых до сих пор держали в Лакосте, умерла. Другой удалось сбежать, и она обратилась в полицию. Вопреки советам Рене-Пелажи, Сад вернулся в Лакост. Ему достали еще больше женщин. Сад продолжал тратить деньги на женщин, пока Рене-Пелажи жила чуть ли не впроголодь. Он нанимал служанок, а потом запирал их в доме и заставлял подчиняться ему. Отец одной из служанок попытался застрелить Сада. Дочь подписала заявление в защиту Сада. Власти приказали женщине вернуться к своему отцу. Она так и не вернулась.

Была предпринята новая попытка арестовать Сада. Он спрятался. Узнав от мадам де Монтрей, что его мать при смерти в Париже, он отправился туда. Она умерла, не дождавшись его, но в Париже Сад был арестован. Мадам де Монтрей сообщила полиции о его местонахождении. Его отправили в Венсен, где он находился в заключении почти шесть лет. В 1784 году его перевели в Бастилию. В 1789 французский народ был на грани революции. Сад соорудил самодельный громкоговоритель и призывал людей осадить Бастилию из своей камеры. Его перевели в Шарентон, приют для умалишенных. В 1789 году, 14 июля, Бастилия была взята штурмом. В 1790 году Сада освободили из Шарентона вместе с остальными заключенными старого режима.

Во время своего заключения в Венсене и Бастилии Сад написал огромное количество книг, которые и сделали его знаменитым (хотя его литературная карьера началась не в тюрьме, ранее он писал и даже иногда продюсировал и ставил театральные пьесы). После освобождения мужа, Рене-Пелажи, которую Сад осыпал постоянными упреками и обвинениями во время своего заключения, оставила его и получила официальный развод. Ярость Сада по этому поводу была неуемной. Он считал, что отдал ей лучшие годы своей жизни, которые были омрачены лишь несправедливыми уголовными преследованиями. В особенности он обвинял Рене-Пелажи в утрате манускриптов, которые были уничтожены во время взятия Бастилии. Он заявлял, что она должна была спасти их, как он того требовал, а возможно она сама их и сожгла. В последующие годы он постарался воссоздать свою утраченную работу.

После освобождения он впервые встретил свою взрослую дочь. Он возненавидел ее с первого взгляда. В начале 1791 года Сад начал жить с Мари Констанцией Ренелль, которой он посвятил «Жюстину», и с которой, по версии его биографов, у него были искренние, любящие и преданные отношения. Сад был уже не молод. В тюрьме он сильно растолстел, а Французская революция лишила его прежней власти аристократа. Нужда, это знаменитая мать изобретательности, на несколько месяцев породила гражданина Сада.

Почти четыре года Сад балансировал на политическом канате. Он играл роль жертвы злоупотреблений старого режима, который не был верен старому дворянству и полностью поддерживал новое общество. Он говорил политически корректные речи, переименовывал улицы в угоду революционной идеологии и старался спасти свою собственность от притязаний революции и Рене-Пелажи. Его биографы описывают удивительный гуманизм Сада эпоху Террора, когда он был в комитете, судившем Монтреев: он мог бы свести с ними счеты и добиться их казни, но он этого не сделал. Хотя, скорее всего, умело выживающий Сад прекрасно понимал, что если их осудят, то его собственная связь с этим семейством может стать угрозой. В эпоху Террора осуждение Монтреев с наибольшей вероятностью привело бы к его собственной казни.

Революционный лидер Жан-Поль Марат узнал, за что именно Сад был в заключении во время старого режима. Он потребовал его казни, но по ошибке был казнен другой человек с той же фамилией. Марат, хотя и узнал о своей ошибке, не успел ее исправить: он был убит Шарлоттой Кордей.

В конце 1793 года Сад был заключен в тюрьму. Обвинения гласили, что в 1791 году он вызвался добровольно служить королю. Сад настаивал, что он считал, что режим, которому он хотел служить, был верен революции. Он оставался в заключении и в июле 1794 года был приговорен к смерти. Управление тюрьмами было настолько запущено, что Сада не нашли для исполнения приговора. Его не казнили. Позднее в том же месяце казнили Робеспьера, и эпоха террора закончилась. Два месяца спустя Сада освободили.

В 1800 году к власти пришел Наполеон. В марте 1801 года Сад был снова арестован, на этот раз за написание непристойной литературы («Жюстины», опубликованной в 1791 году, и ее новой версии 1797 года, и «Жульетты», опубликованной в 1797 году). За исключением тюремного заключения за антиреволюционную деятельность в 1793 году, до сих пор (Саду было уже шестьдесят) все его аресты во Франции были связаны с жестокими насильственными преступлениями. Теперь Сада арестовали за административное нарушение. Он отказывался от авторства «Жюстины» или «Жульетты», особенно он подчеркивал, что «Жюстина» — это просто грязь. В течение двух лет он был заключен в Сент-Пелажи, в этот период он подвергал сексуальному насилию других заключенных. Из-за чинимого им насилия в Сент-Пелажи, а также в силу новой практики, когда заключение преступников и душевнобольных начали разделять, его перевели Бисетр, приют для умалишенных. Он пробыл там еще сорок четыре дня, затем, по ходатайству его сыновей, Сада перевели в Шарентон, где содержание было значительно лучше, в особенности для него, поскольку семья платила приюту немалые деньги за его комнату и питание.

Мари-Констанс Ренелль позволили жить в Шарентоне вместе с ним. Саду также разрешили ставить дорогостоящие театральные представления, которые были открыты для публики.

Было предпринято несколько попыток перевести Сада обратно в тюрьму, так как врачи считали его преступником, а не сумасшедшим. Однако Сад был полезен руководству Шарентона, особенно в качестве руководителя театральных постановок. Сад оставался в Шарентоне до своей смерти в 1814 году, ему тогда было семьдесят четыре года. В последний год или два своей жизни, продолжая сожительствовать с Ренелль, он завел роман с Мадлен Леклер. Предположительно, ей было на тот момент четырнадцать лет — фактически ее мать продала ему девочку.

В своем дневнике он отмечал, что хотел и получал от Мадлен то абсолютное подчинение, к которому он стремился и которое он ценил всю свою жизнь.
Tags: 20 век, non-fiction, Америка, США, английский язык, изнасилование, классика феминизма, насилие, реальное преступление, русский язык, феминистка, фемкритика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments