Аврелия (a_yurievna) wrote in fem_books,
Аврелия
a_yurievna
fem_books

Categories:

цитата из романа

Я читаю сейчас "Гнев Диониса" Евдокии Нагродской. Не знаю, будет ли время написать нормальный отзыв, когда прочитаю. Но сейчас не могу не поделиться цитатой.

У Жени за эти пять лет уже трое детей, четвертый в проекте.
Музыку она забросила. Она вся в муже и в детях.
Иногда она ворчит, что просто нет времени почитать или поиграть, но, видно, это ее не особенно огорчает.
Муж ее очень любит, но зачем он так много употребляет с ней педагогических приемов? Отчего у него с ней такой покровительственный тон и какое-то снисходительное обращение?
Один раз я напомнила ему наш разговор.
- Вы уж очень вдаетесь в тонкости, дорогая невестка. Вы - человек с призванием, человек труда, а Женя - просто женщина.
- Что вы под этим подразумеваете, Сергей Иванович? Что женщина должна быть хозяйкой и нянькой и больше ничего?
- О, Боже, какой старый вопрос вы поднимаете! Ну, я вам отвечу: да, если у нее нет ни таланта, ни призвания.
- А ее музыка?
- Какое это призвание - она ее совершенно забросила.
- Отчего же вы ее не поощряли? Зачем увезли в деревню?
- Странные вещи вы говорите, Татьяна Александровна! Что же, по-вашему, мне надо нянчить детей, а ей - участвовать в концертах?
- Женя не актриса, не оперная певица, не танцовщица, у которых все занятия вне дома, которые не могут уделять времени для своих детей, хотя и из них некоторые с этим справляются.
Музыкантша, писательница, художница могут быть матерями, если кругом есть известное довольство и им не надо самим стирать пеленки и готовить обед. И, если муж не мешает... Вы знаете, Сергей Иванович, я, например, замечала, что вы отнимаете у Жени больше времени, чем дети, вы даже отнимаете ее у детей.
- Вот как? - говорит он насмешливо.
- Конечно. Когда вы пишете в своем кабинете, она ходит на цыпочках, не смеет дохнуть. Ее забота - чтобы не заплакали дети, чтобы не хлопнула дверью прислуга. До музыки ли ей? Она детей прячет куда-нибудь подальше и сама, как дракон, охраняет дверь вашего священного кабинета.
Ведь если до вас долетит детский плач, вы говорите очень неприятные вещи: что семья отупляет человека, что тому, кто занимается умственной работой, надо иметь угол, отдельный от семьи.
Женя тогда огорчилась вашим словам и заплакала.
Вы, правда, ее поцеловали и утешили - это верно... Но, Сергей Иванович, вы женаты пять лет! А, может быть, через десять вы не потрудитесь ее утешать. Говорить подобные вещи у вас войдет в привычку, а в любящем сердце Жени появится хроническая рана.
- Если я прошу покоя во время занятий, то это еще не значит, что я отнимаю все время у моей жены. Ужасно вы любите садиться на больших лошадей, дорогая невестка.
- Это-то и беда, Сергей Иванович, что мы ездим на крысах и ничего не видим вокруг. Я стою на своем, что все время Жени не так занято детьми, как вами.
- Это забавно.
- Вы, когда не заняты, требуете ее постоянного присутствия. Вы никогда сами ничего не прикажете прислуге, все выговоры вы обращаете прямо к Жене. Стакан чаю она должна налить и принести сама. Принесет прислуга - "Чем ты занята? " Пыль плохо вытерта - "бери тряпку и сейчас вытирай".
Вчера она целый вечер штопала вам носки потому, что вам нравится, когда она этим занимается.
- Так я должен ходить в драных носках. Ну, дамская логика! - говорит он пренебрежительно.
- Ведь носки могла заштопать прислуга, но вы обиделись бы, если бы она отдала эту работу прислуге, "а сама села играть Шопена". Вы бы обязательно прошлись на этот счет, что часто случается.
- Все это очень остроумно, Татьяна Александровна, но что из всего этого следует?
- Хотите, скажу откровенно?
- Пожалуйста.
- Другая женщина, не Женя, изменила бы вам через несколько лет, а Женя этого не сделает, она будет продолжать вас любить и вся уйдет в заботы о кухне, детях и ваших носках.
- Значит, все будет прекрасно.
- Не совсем, Сергей Иванович. Когда ее щечки потеряют свежесть, вы заметите у нее седой волос, одну или две морщинки, вы скажете: "Моя жена только кухарка и нянька, она не способна меня понимать! С ней я опускаюсь и..."
- Доканчивайте, доканчивайте, Татьяна Александровна.
- И возьмете любовницу.
- Великолепную перспективу вы рисуете нам, - говорит он со злостью. - А позвольте вас спросить - все это вы высказывали и моей жене?
- Нет, только вам.
- Благодарю вас и впредь прошу не высказывать. Очень жаль, что моя жена вас так любит. Вы, разводя подобную философию, можете иметь на нее дурное влияние, - говорит он, уходя из комнаты.
О, если бы ты знал все, ты не позволил бы своей жене и видеться со мной. Ты бережешь ее чистоту, потому что эта чистота удобна для тебя. А когда молодость жены твоей увянет, даже эта чистота поставится ей в упрек. Тебе покажется, что тебе нужны эксцентричные женщины, африканские страсти, безумная любовь, и ты пойдешь искать всего этого хотя бы за деньги и будешь обманывать себя, что тебя любят за твой ум, за твою наружность...

Книга, кстати, очень любопытная. Не гениальная, но интересная. Подход к гендерным вопросам, конечно, соответствует времени написания (и вырывается вперед), а вот описание реальности, как в приведенной цитате, до безобразия современно.
Tags: 20 век, Россия
Subscribe

  • Симон и Салихат

    Вот так живёшь-живёшь, и в один прекрасный день выходишь из книжного со стопкой книг, посвящённых Кавказу и Закавказью. Семейное путешествие пока в…

  • Дайте волю человеку

    Дайте волю человеку, я пойду в библиотеку -- писала когда-то в шестидесятые годы Татьяна Бек. А если библиотеки нет, её приходится создавать.…

  • Четверг, стихотворение: Эви Идавати

    Стихотворения из подборки современной индонезийской поэзии в журнале «Иностранная литература» (2021, №5), перевод Виктора Погадаева:…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments