Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Ливан: Лайла Баалбакки

Лайла Баалбакки [ليلى بعلبكي] родилась на юге Ливана в 1936 году, выросла в Бейруте. Семья была шиитская, очень религиозная, очень традиционная, образованность для женщины в окружении не ценилась. Несмотря на это, Лайле удалось поступить в высшее учебное заведение, Иезуитский университет Бейрута. Бросила учёбу она по уважительной причине: предложили секретарскую работу не где-нибудь, а в парламенте. Впоследствии будущая писательница училась в Европе, и впечатления этого годичного образовательного курса отразились в её первом романе Ana Ahya [Я живу]. Главная героиня, Лина Файяд, вступает в борьбу с отцом, махровым буржуа и филистером, за высшее образование. Её удаётся поступить, она зачитывается Сартром, находит работу, влюбляется, между прочим, в коммуниста... Но феминистические и либеральные взгляды Лины переводятся на язык реальности, тактично пишет рецензент. Или рецензентка. В конечном итоге Лина возвращается домой, к прежней жизни.



Сказать, что "Я живу" произвёл эффект разорвавшейся бомбы, означает промолчать. Был настоящий бум этого романа, девушки мечтали быть похожими на Лину, но пройти по её пути до конца. Дебютантка Баалбакки, которой было всего двадцать два года, стала самой заметной писательницей среди молодёжи. Её критическая статья 1959 года "Мы снимаем маски" сравнивает забитое и зашоренное ливанское новое поколение с её западными ровесниками и ровесницами. Элвис Пресли, напиток "Севен-Ап" как символы свободы и раскованности, - наверное, это сейчас забавно звучит, но завершалась статья призывами к самому настоящему бунту против старших и навязываемых ими религиозных идеалов. Через год вышел второй роман Лайлы Баалбакки, al-Aliha al-mamsukha ["Искалеченные боги"]: о восстании против образа отца, который, даже будучи мёртв, давит на жизнь дочери, искажает её.

В 1963 году молодая романистка решила попробовать себя в жанре рассказа. Первый её сборник, котором было суждено стать последним, роскошно назывался "Космический корабль нежности отправляется на Луну". Я прочла в английском переводе две новеллы из этого сборника: "Кошка" и "Как кобылица мышкой стала". Ощущение неоднозначное: они провокативные, эти новеллы, они вызывающие, они грубо эротичные, они вульгарные, они злые - но по-хорошему злые. Если кому-то попадались русские переводы, пожалуйста, сообщите, буду доставать из-под земли. Так вот, через несколько месяцев Лайлу Баалбакки обвинили в оскорблении общественной нравственности и в непристойности. Полиция нравов (я не домысливаю, так было!) посетила каждый книжный магазин в стране и конфисковала все экземпляры "Космического корабля". Авторку привлекли к суду, в конце концов оправдали, но с тех пор Баалбакки отказалась от литературной деятельности. Сейчас ей уже семьдесят восемь лет, и с 1963 года из-под её пера выходили только газетные статьи и очерки. При этом все три книги Лайлы Баалбакки считаются золотым фондом арабской прозы, и когда я искала, что почитать, списки рекомендованных книг неизменно включали в себя её произведения.
Tags: 20 век, 21 век, арабский язык, арабы, любовь, рассказ, реализм, роман, феминизм, феминистка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments