Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Анна Козлова, "F20"

Анна Козлова, "F20"
Издательство Рипол-классик, 2016
ISBN: 978-5-386-09608-3



Издательская аннотация: Юля - с виду обычная девочка, каких тысячи в спальных районах: плывет по течению, никем не мечтает стать, но верит, что мир ей должен.
Она живет с диагнозом F20 с рождения.
Ей точно так же, как другим детям, хочется мечтать, нравиться мальчикам, учиться и получать от жизни приятные подарки. Только вот F20 мешает, заставляя постоянно бороться за право быть полноценной.
Что такое F20? То, чего не увидишь и не почувствуешь, пока близкий человек не изменится необратимо...
Роман Анны Козловой с небывалой для современной литературы остротой и иронией ставит вопрос о том, как людям с психическими расстройствами жить в обществе и при этом не быть изгоями.


Собственно, аннотация меня и раззадорила. Вот эта фраза: Она живет с диагнозом F20 с рождения. Я много повидала, но чтобы новорождённому младенцу поставили шизофрению - такого не может быть, потому что не может быть никогда. И действительно, Анютику, старшей сестре протагонистки, диагностировали пресловутую приступообразно-прогредиентную форму в десятилетнем возрасте, а Юле удалось дотянуть до подросткового периода. Трудно отделаться от желания послать лечащим врачам сестричек ноту протеста: "F20" не несёт на себе отпечатка шизофренического мышления, и героини выглядят - а возможно, и являются - обычными нервными, неуравновешенными девочками в критической семейной ситуации. Да вдобавок они взаимно индуцируют одна другую. Интересны наблюдения психиатрического стационара "изнутри", его особая субкультура, народные приметы, поговорки и обычаи, которых не меньше, чем в тюрьме. В целом, впрочем, здоровый человек пишет о здоровых людях. Глубоко деформированных, страдающих, но здоровых. Это миру вокруг них впору ставить диагноз группы F.

Многие дети в нашем заповеднике ходили в детский сад, но нас туда папа отдавать запретил. Его отношения с мамой вообще были крайне лаконичными. Он или что-то давал, или забирал.
Как и многим мужчинам, ему почему-то казалось, что счастье женщины состоит из ограниченных и очень простых вещей типа тех, что изображаются в рекламе. Вот — дом, вот кухня с красивыми сковородками, вот дети, вот кокер-спаниель, а вот и платья в шкафу, духи на столике, крем в ванной. Разве же это не счастье? За то, что именно он всё это угадал и маме преподнес, папа хотел если не безумной любви, то хотя бы благодарности. Но не получал и её. Единственным, что он получал, были слёзы, скандалы и разрушительное поведение. Это папу расстраивало. Это угрожало его рациональности, он начал подозревать, что просто выбрал не ту женщину.
Папа уезжал на работу рано утром. Мы с Анютиком, голодные, в трусах и майках, врывались в родительскую спальню и прыгали по маме, пытаясь ее растормошить. Это была задача не из легких. Мама лежала в кровати на спине, а из глаз у нее катились слёзы, она даже не делала попыток вытереть их. Кокер по кличке Долли поскуливал, сидя на полу перед кроватью, а потом перемещался в коридор, где к моменту, когда мама все-таки находила в себе силы подняться, всегда была лужа. А иногда и куча.


Upd от уважаемой babusyatanya - прочесть журнальный вариант можно по ссылке: http://magazines.russ.ru/druzhba/2016/10/f20.html
Tags: 2016, 21 век, Россия, болезнь, подростки, роман, русский язык, семейная сага, сестры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments