Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Япония: Наоми Суэнага

Наоми Суэнага родилась в Фукуоке в 1962 году. Ещё студенткой дизайнерского училища она выступала на сцене. Восемь лет проработав ассистенткой художника комиксов "манга", Наоми снова начала выступать с эстрады с песнями энка. Этот жанр появился после войны и с музыковедческой точки зрения представляет собой любопытный гибрид: звукоряд традиционный японский, а гармонии от европейской музыки. Аудитория энка - в основном старшее поколение. Тематика разнообразная, любовно-романсовая и трагическая в специфично японском духе. Темой песни энка может стать разлука, одиночество и даже суицид. При этом антураж концерта праздничный, певицы выступают в нарядных кимоно, часто с изысканными старинными причёсками, но с западным макияжем. Фотография ниже многим покажется вызывающей, однако именно в таком гриме Наоми Суэнага каждый вечер выходила на сцену в кабаре:



Свои вокальные данные певица оценивает как весьма скромные; настоящую известность ей принёс "разговорный жанр", общение с публикой между певческими номерами. И однажды восхищённое "вам роман надо писать" оказалось не простым выражением интереса к забавному рассказу.

Первая книга Наоми Суэнага называется "Стоиеновая певичка" и повествует... о стоиеновой певичке и повествует. Сага о том, как Ринка Кадзуки в поте лица добывала гонорары. И оплата полотенцами, и переодевание в собачьей конуре, и песенка чемодана на колёсиках, вмещающего сценический костюм - не выдуманы. Незатейливо, с иронией представительница низовой поп-культуры рассказывает о своей жизни, и этот безыскусный рассказ "томов премногих тяжелей":

Существует неписаное правило, обязывающее певца отстёгивать оркестрантам примерно четверть от своих чаевых. На самом же деле мы обычно мухлюем и откупаемся от них какой-нибудь символической суммой. Но если оркестранты заметят, что из-за пазухи у тебя выглядывает Юкити Фукудзава, всё, пиши пропало. «Певице такой-то три раза подносили по десятитысячной купюре, а она, сквалыга, сунула нам какие-то жалкие три тысячи!» Этот факт навсегда запечатлеется в их сознании и превратится в легенду. Ты станешь притчей во языцех и будешь трястись от страха при мысли о том, что они унесут с собою в могилу память о твоей скаредности.

День нашей с тобой разлуки на бутылке я написала.
В тоске покусываю мизинец,
а слёзы струятся из глаз.


Я пою, строю зрителям глазки, а в это время в моей голове со скоростью, которой мог бы позавидовать самый мощный компьютер, происходит сложный мыслительный процесс.
Я стараюсь сообразить, под каким углом следует поднять руку, чтобы из-за длинного рукава моего кимоно музыкантам не было видно злополучной десятитысячной купюры. Для того чтобы этот «мёртвый угол» получился, необходимо как можно дальше отвести в сторону локоть руки, в которой держишь микрофон. Если кто-то из гостей потянулся за деньгами, для меня это знак, что нужно не мешкая спускаться в зал. Продолжая петь, я направляюсь к его столику. Гость роется в портфеле в поисках портмоне, извлекает из него бумажку и протягивает мне, зажав между палочками для еды. Вот тут самый раз изобразить «мёртвый угол».

Сакэ воспоминаний…
От него только хмелеешь…


Независимо от того, какой куплет ты исполняешь, пусть даже самый душещипательный, — как только гость потянулся к кошельку, нужно как можно быстрее подойти к нему, расставив руки в стороны на манер белки-летяги. Если окажется, что это — тысячеиеновая бумажка, можно не суетиться и с гордым видом на глазах у всех сунуть её за пояс.

Наоми Суэнага пишет для всех, кто любит "кухню" искусства, его изнанку, хочет знать, как делается развлечение и каких трудов и унижений оно стоит развлекающим. Её увлекательную книгу можно прочесть по ссылке: http://www.litlib.net/bk/20018/read/

Всё-таки песня — это монстр. Без всяких преувеличений.
Если взять всю историю человечества, наберётся, должно быть, не один десяток миллионов людей, пострадавших от чудовища по имени «песня». Скольких оно заставило голодать, сделало несчастными, довело до смерти! А ведь эта опасная, гибельная стихия присутствует в нашей повседневной жизни наравне с водой или воздухом! Если бы она имела форму, доступную человеческому зрению, правительство давно бы уже, наверное, запретило людям петь.
Что такое пение? Всего лишь колебание голосовых связок. Почему же оно так чарует? И почему люди так благоговеют перед теми, кто умеет исторгать эти звуки, мало чем отличающиеся от обычной речи?
Вразумительного ответа на эти вопросы я не знаю. Можно объяснить, почему тебе нравится что-либо, но дать объяснение прекрасному невозможно. Поэтому я и пою.
Tags: 20 век, 21 век, Япония, мир искусства, музыка, русский язык, судьба женщины, японский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments