freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Голда Меир "Моя жизнь"

Замечательная автобиография великой женщины, которой я восхищаюсь.
Удалившись на покой - а удалось ей это только в почтенном возрасте 76 лет - Голда Меир наконец-то нашла время, чтобы написать о своей сложной, насыщенной и, по ее словам, счастливой жизни.
Раннее детство в Российской империи - сначала в Киеве, потом в Пинске, взросление в Милуоки, США, брак, репатриация в Палестину, которая тогда находилась под британским мандатом, работа в киббуце, материнство, а затем - начало ее разноплановой общественной и политической карьеры (хотя сама она это слово не любила). Она не мечтала о карьерных достижениях, славе и власти, главной целью для нее было жить в Стране Израиля и работать на ее благо. Этим она и занималась всю свою жизнь.
Жизнь ее практически никогда не была легкой - ни в Российской империи, ни в США, ни в подмандатной Палестине, ни в независимом Израиле. Ей приходилось терпеть лишения, много трудиться, нести ответственность за серьезные решения, решать сложнейшие проблемы, а нередко и страдать от бессилия что-либо изменить. Личную жизнь пришлось отодвинуть на задний план, свой брак Голда Меир считала неудавшимся, с мужем она разъехалась, хоть и сохраняла хорошие отношения - ему нужна была традиционная жена-домохозяйка, а не общественная деятельница, как Голда.
Очень тяжелым испытанием для нее была Вторая мировая, когда палестинские евреи, увы, очень мало чем могли помочь тем, кого уничтожали в Европе. Они делали всё от них зависящее, но британские власти ограничивали иммиграцию в Палестину, даже несмотря на то, что это был вопрос жизни и смерти.
Голда Меир была первым послом Израиля в СССР. СССР ей не понравился, в якобы бесклассовом советском обществе было слишком большое социальное расслоение.
"Я,  как  и  почти  все,  была очарована  вежливостью, искренностью и  теплотой  простых русских людей,  хотя, разумеется меня  как социалистку поражало то, что я наблюдала в этом  так называемом бесклассовом обществе. Я не верила своим глазам,  когда, проезжая  по московским  улицам, при  сорокаградусном  морозе,  увидела,  как  пожилые  женщины,  с тряпками, намотанными на ногах, роют канавы  и подметают улицы, в то время как другие, в мехах и на высоких каблучках, садятся в огромные сверкающие автомобили."
Кроме того, давящая атмосфера тоталитарного государства и преследования еврейской культуры, которые начались во время ее пребывания в Москве:
"Но  в январе 1949 года стало ясно, что русские евреи дорого заплатят за прием, который они нам оказали, ибо для советского  правительства радость, с которой они нас приветствовали,  означала  "предательство"  коммунистических идеалов. Еврейский театр в  Москве  закрыли.  Еврейскую  газету  "Эйникайт" закрыли. Еврейское издательство "Эмес" закрыли. Что с того, что все они были верны  линии  партии?  Слишком большой  интерес  к  Израилю  и  израильтянам проявило русское еврейство, чтобы это могло понравиться в Кремле. Через пять месяцев  в  России  не  осталось  ни  одной  еврейской  организации  и евреи старались не приближаться к нам больше."
В нелегкое время стала Голда Меир министром труда - после основания государства Израиль в страну хлынул поток репатриантов, как из послевоенной Европы, так и из арабских стран, и Голда Меир занималась их расселением, строительством домов и созданием рабочих мест для них. Эти годы она считала самыми лучшими в своей жизни - тяжкая, но благодарная работа.
Кстати, о назначении ее на эту должность:
"Религиозный блок восстал было  против назначения  женщины министром, но через некоторое время пошел на уступки,  согласившись, что в древнем Израиле Дебора  была  судьей -  что  во  всяком  случае равнялось  министру, если не больше.  Религиозный  блок возражал  против моего  назначения (потому что  я женщина) и в пятидесятые годы, когда я была кандидатом в мэры Тель-Авива - и в этом случае, в отличие от 49 года, победа осталась за  ним."
Затем она заняла должность министра иностранных дел, и на этом посту ей приходилось разрешать сложные ситуации, например, давать объяснения по поводу похищения Эйхманна.
Премьер-министром она стала уже в возрасте за 70, после 2 попыток уйти в отставку. Оказалось, что занять эту должность просто некому, кроме нее, и Голда Меир согласилась. Во время ее премьерского срока разразилась особенно тяжелая для Израиля война Судного дня.

О Голде Меир и феминизме. Она не была феминисткой, или, точнее сказать, феминизм как политическое движение не входил в сферу ее интересов. Определеляющими для ее мировоззрения были сионизм и социализм. Однако она твёрдо была уверена в том, что мужчины и женщины должны быть равны.

"Я  не  поклонница того  феминизма,  который выражает  себя  в  сожжении лифчиков, ненависти  к мужчинам  или в кампаниях  против  материнства,  но я испытывала  глубокое  уважение  к  таким  женщинам,  как  Ада  Маймон,  Беба Идельсон, Рахел Янаит-Бен-Цви,  много  и энергично работавших в рядах партии Поалей Цион  и сумевшим вооружить  десятки городских девушек  теоретическими знаниями и практическими навыками, которые помогли им справляться с сельским трудом  в  новых  палестинских  поселениях.  Доля  этих  девушек в  развитии поселений была  очень  велика. Такой конструктивный  феминизм действительно делает  женщинам  честь  и  значит гораздо  больше,  чем  споры о том,  кому подметать и кому накрывать на стол.
Конечно, о  положении женщин можно сказать многое (многое - даже, может быть, очень многое - уже было  сказано), но я свои  взгляды по этому вопросу могу  сформулировать кратко. Разумеется, следует признавать равенство мужчин и женщин  во  всех отношениях,  но,  и это  справедливо  и  по  отношению  к еврейскому народу, не  надо женщинам стараться  быть  лучше всех для  того, чтобы  чувствовать себя людьми, и не надо думать,  что  для этого им следует поминутно  творить  чудеса.  Однако тут  надо рассказать  анекдот,  когда-то ходивший  по Израилю,  - будто бы Бен-Гурион сказал,  что я -  "единственный мужчина" в его кабинете. Забавно, что он  (или тот, кто выдумал это) считал, что  это  величайший  комплимент, который можно сделать женщине. Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь мужчина почувствовал себя польщенным, если бы я сказала о нем, что он - единственная женщина в правительстве.
Дело в  том, что я всю жизнь прожила и  проработала с мужчинами, но то, что  я  женщина, никогда мне не  мешало. Никогда у меня не возникали чувства неловкости или  комплекс  неполноценности, никогда я не  думала, что мужчины лучше женщин,  или  что родить ребенка - несчастье. Никогда.  И  мужчины  со своей стороны никогда не предоставляли мне каких-нибудь особенных льгот. Но, по-моему, правда  и  то,  что для женщины,  которая  хочет  жить  не  только домашней, но и  общественной жизнью,  все гораздо  труднее, чем для мужчины, ибо  на нее ложится двойное бремя. Исключением являются женщины в  киббуцах, где организация жизни позволяет им и работать, и воспитывать детей.  А жизнь работающей матери без постоянного присутствия и  поддержки отца  ее детей  в три раза труднее жизни любого мужчины."
Хотя вот что она писала о тех годах, когда у нее с небольшой разницей в возрасте родилось двое детей:
"Но не беспросветная бедность и даже не вечный страх, что дети останутся голодными,  были причиной того, что я чувствовала себя  несчастной.  Главным тут было одиночество, непривычное чувство изоляции  и вечное сознание, что я лишена  как раз того, ради чего  и приехала  в Палестину. Вместо того, чтобы активно помогать строить еврейский национальный очаг и продуктивно трудиться ради  него, я оказалась  запертой в крошечной иерусалимской  квартирке, и на то,  чтобы продержаться  как-нибудь на Моррисовы заработки, были  направлены все  мои мысли и  вся энергия."
Нет, она не считала несчастьем материнство как таковое, но жизнь домохозяйки была для нее крайне тягостна.

А вот что она писала о том, как трудно было ей сочетать материнство и активную деятельность вне дома:
"Как правило, внутренняя борьба и порывы отчаяния матери, которая ходит на работу, ни  с чем  несравнимы. Но  внутри этого  правила есть вариации  и оттенки.  Есть матери,  которые  работают  лишь тогда,  когда  вынуждены это делать - муж болен или потерял работу, или семья еще каким-то образом выбита из колеи.  Ее действия для ее  самой оправданы необходимостью - иначе  нечем будет кормить детей. Но есть женщины, которые  не  могут оставаться дома  по другим причинам.  Какое  бы  место в их жизни ни  занимали семья  и дети, их натура,  все их существо требует  большего: они  не  могут  отделить себя от жизни общества.  Они  не  могут  допустить, чтобы их горизонт  ограничивался детьми. Эти женщины не знают покоя.
Теоретически  все ясно. Женщина, которая  занимается своими  детьми,  - надежна,  преданна,  детей  любит  и годится  для этой работы;  дети  вполне присмотрены.  Есть даже  теоретики-педагоги, считающие, что для детей лучше, если матери  не хлопочут  вокруг них  постоянно,  что мать,  отказавшаяся от внешнего  мира  ради  мужа  и  детей,  сделала  это  не  из  чувства  долга, преданности и любви, а по причине своей неспособности, потому что ее душа не может  вместить  многосторонность  жизни  с  ее  страданиями  -  но и  с  ее радостями.  Пусть женщина осталась с детьми и  не занимается ничем другим  - разве это  доказывает, что она более преданная  мать, чем та, что  работает? Если у женщины нет любовников, доказывает ли это, что она больше любит мужа?
Но мать страдает и на  самой своей работе. У  нее всегда есть ощущение, что  ее работа  была бы продуктивнее,  если  бы ее  делал  мужчина  или даже незамужняя  женщина. Дети,  со  своей стороны,  всегда  ее требуют, и  когда здоровы, и,  особенно,  когда больны.  Вечное внутреннее  раздвоение, вечная спешка, вечное чувство невыполненного долга  - сегодня по отношению к семье, завтра по отношению к работе - вот такое бремя ложится на плечи  работающей матери".

Вот уж не думаю, что кто-то из ее коллег-мужчин терзался такими угрызениями совести. Так что даже странно, что она считала споры о том, кому накрывать на стол и кому подметать, бессмысленными, а свою тройную ношу в порядке вещей...
Tags: 20 век, non-fiction, Азия, Ближний Восток, Израиль, евреи, знаменитые женщины, иврит, мемуаристика, мигрантки, политика, русский язык, судьба женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments