freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Жорж Санд "Лелия"

Есть такой литературный типаж - байронический герой. Как правило, это красавец-аристократ, надменный и загадочный, но тонко чувствующий (в глубине души, где-то очень глубоко...). Он познал жизнь, разочаровался в людях и "свете", смотрит на мир со скепсисом и ставит себя выше общественных условностей. Характерные его приметы: бледность лица, холодная ироническая улыбка, высокий лоб, омраченный печальными думами. Ну и конечно, он чрезвычайно привлекателен для противоположного пола. Но он одинок среди толпы, в любви и браке он разочарован, как и во всем другом. В русской литературе этот типаж представлен, например, Онегиным и Печориным.
Так вот, заглавная героиня этого романа, Лелия - как раз такой байронический герой, только женского пола. Единственный известный мне случай, когда женщина представлена в такой роли.
"Слова ее холодны <...>, взгляд ее мрачен, душа словно из бронзы; поступки ее высоки, и печаль ее полна глубины и величия."
И образ, созданный Жорж Санд, глубже и серьезнее похожих мужских персонажей.
Честно говоря, те же Онегин и Печорин никогда не вызывали у меня особого участия. С жиру бесятся, ей-богу. У них были все возможности, которые только могли быть у человека тех времен, но им всё было скучно, всё надоело.
У Лелии гораздо больше причин для разочарования и недовольства. Конечно, она богатая и знатная красавица (без богатства изобразить свободную и независимую героиню в те времена, пожалуй, было сложно). Конечно, мужчины сходят по ней с ума, хотя она далеко не юная девушка - возраст не указан, однако можно предположить, что в начале романа ей около 35. Лелия - не обычная femme fatale. У нее есть веские причины отвергать любовь и брак - те формы, в которых они существуют в ее время, категорически не устраивают ее. Лелия никогда не была замужем, детей у нее нет. У нее был возлюбленный, с которым она прожила три года, но вне брака (скандально для первой половины 19-го века!). После этого романа она разочаровалась в любви, и больше не связывала себя с мужчинами. В любви она согласна только на равенство, но это недостижимо.
Удивительно, но Жорж Санд устами своей героини озвучивает ту же идею, что и феминистки второй волны - любовь без равенства невозможна:
"Ужели отеческий взгляд опекал человечество в тот день, когда оно вздумало расколоться надвое и один пол очутился под властью другого? Разве не дикое вожделение сделало женщину рабой и собственностью мужчины? Какие инстинкты чистой любви, какие представления о самозабвенной верности могли воспротивиться этому смертельному удару? Что же еще, кроме силы, может связывать теперь того, у кого есть право требовать, с тем, у кого нет права отказать?
Какие работы и какие мысли могут у них быть общими или, во всяком случае, одинаково им приятными? Какой обмен чувств, какое понимание друг друга возможно между господином и рабой? Даже когда мужчина с величайшей деликатностью пользуется своими правами, он и тогда относится к своей подруге жизни, как учитель к девочке-ученице. Но по замыслу самой природы отношения взрослого и ребенка ограничены и лишь временны. Мужчина не может стать товарищем детских игр, а дитя не может приобщиться к труду взрослого. К тому же настает время, когда уроки учителя перестают удовлетворять ученицу, ибо для нее наступает возраст эмансипации и она, так же как взрослые, предъявляет на все свои права. В любви двух полов не может быть настоящего единства, ибо женщина играет в ней роль ребенка, и час эмансипации для нее так никогда и не настает. Какое же это преступление перед природой — обречь половину человечества на вечное детство! Бремя первого греха, по иудейской легенде, тяготеет над головою женщины, отсюда все ее рабство. Но не ей ли было обещано, что она раздавит голову змия. Когда же это обещание будет исполнено?"


У главной героини есть сестра, Пульхерия, и она, в отличие от "аскетки" Лелии, куртизанка. Однако это противопоставление - отнюдь не банальная дихотомия Мадонна/Шлюха. Обе женщины сознательно отказались от якобы наилучшей, самой почетной, роли жены и матери. Но какие могут быть альтернативы? Лелия - ничья любовница, Пульхерия - "любовница всех".
Пульхерия (как куртизанка она живет под именем Цинцолина) прекрасно отдает себе отчет о всех минусах своего положения:
"Общество устроено так, что многие не имеют другого средства к существованию, как заниматься ремеслом, которое оно само узаконило и оно же заклеймило позорным словом — порок. Знаешь ты, из какой стали надо отлить несчастную женщину, чтобы у нее хватило сил жить этим ремеслом? Сколько оскорблений сыплется на ее голову в уплату за слабости, которые она подглядела, и за скотское вожделение, которое она насытила? Под какой горой несправедливостей и позора ей приходится спать, ходить, быть любовницей, куртизанкой и матерью — три женских участи, которых ни одной женщине не избежать, как бы она себя ни продавала, на рынке ли проституток или с помощью брачного контракта. О сестра моя! Насколько же существа, обесчещенные публично и несправедливо, вправе презирать толпу, которая сначала вымажет их грязью своей любви, а потом начинает их проклинать! "
Но всё же такая жизнь ей нравится больше, чем узы брака или даже постоянной связи с одним "покровителем".

В отличие от байронических героев-мужчин Лелия всё же не отказывается от идеи найти свое место в жизни и изменить общество, в котором она живет. Жорж Санд нашла для своей героини, пожалуй, единственный возможный по тем временам карьерный путь - религию. В итоге Лелия принимает постриг и очень скоро становится аббатиссой. Она сама говорит, что это практичное решение, никак не связанное с религиозной экзальтацией, ее брак с церковью - это "брак по расчету". В этой роли Лелия мечтает заняться образованием девочек и женщин, и ей даже удается начать воплощать свои планы.
Однако финал неутешительный... Ей не дадут реализовать свои замыслы в полной мере.


Книга в свое время была скандальной.
Роман вызвал резкие нападки критики, которая обвиняла Жорж Санд в подрыве общественных устоев, в развращении мыслей и чувств читателей. Капо де Фейид в газете «Эрой литерер» (22 августа 1833 года) назвал «Лелию» непристойной и опасной книгой, вызывающей отвращение и ужас. Ему вторили Дезессар в газете «Франс литерер», Л.Гозлан — в «Фигаро», «Лелия» сделала Жорж Санд одиозной фигурой в глазах клерикалов.
Tags: 19 век, Европа, Франция, взрослая героиня, классика, критика общественного устройства, проституция, религия, русский язык, сестры, феминистка, французский язык
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Community