Дея Тинор (deyatinor) wrote in fem_books,
Дея Тинор
deyatinor
fem_books

Categories:

Т.А. Кузминская, "Моя жизнь дома и в Ясной Поляне"

Продолжаю знакомить сообщество с обзорами книг от Ирины Трубачёвой.
Татьяна Кузминская интересна как прототип (по словам Л.Н. Толстого) Наташи Ростовой.
В посте ниже я удалила рассуждения авторки о внешности "реальной" Наташи, их можно прочитать в оригинальном посте, ссылка ниже.

Originally posted by irinatrubacheva at Реальная Наташа Ростова

Пришлось читать эту книгу с экрана компьютера, потому что ни в бумажном виде, ни в формате для электронной книги ее нет. Кое-где продаются букинистические издания 1973 года выпуска. Ну не свинство ли? При такой славе Льва Толстого и его "Войны и мира" более 40 лет не переиздавать воспоминания настоящей Наташи Ростовой?! Как будто это может быть интересно только каким-то узким специалистам и фанатичным исследователям писателя.

На фото Таня справа, слева Софья, будущая жена Л.Н. Толстого.

В общем, расскажу, о чем я узнала из этих мемуаров и что прояснила для себя.
Девушку эту зовут Татьяна Берс-Кузминская. Она родная сестра Софьи Берс, которая затем стала Софьей Толстой.
Когда Таня была подростком, к ним в дом начал захаживать Лев Толстой. Таня была слишком мала для того, чтобы взрослый мужчина обратил на нее внимание, а вот две ее старших сестры были в нужном возрасте. Сначала все думали, что Лев ухаживает за старшей Лизой (и Лиза тоже), а потом он вдруг признался в любви Соне и женился на ней. Правда, в день свадьбы чуть не отказался, мотивируя тем, что он ее не достоин, и доведя невесту до слез (первый звоночек). На тот момент Льву Толстому было 34 года, а Соне 18.

Таня за всем этим наблюдала, что-то записывала, что-то запоминала. Сама же она увлекалась ровесниками или мальчиками чуть постарше (все совершенно невинно, все тусовки - на глазах у родителей). В молодежной компании она любила петь, танцевать и ставить домашние спектакли. Как-то на полном серьезе устроила с друзьями представление - обженила свою куклу Мими. В тот же день, держа куклу в руках, она поцеловалась с 17-летним другом своим - Сашей Кузминским (запомним эту фамилию), и оба они испугались своих чувств. Решили, что через 4 года, когда он выучится, а она подрастет, они поженятся, а пока подождут.

Характер Тани был действительно тот самый. Искренняя, порывистая, в основном пребывающая в восторженном состоянии, любящая всех вокруг, подвижная, она танцевала как Наташа тогда в избе русский танец, и все смотрели на нее с восхищением. И Лев Толстой смотрел. Он был женат на ее сестре, поэтому старался смотреть по-отечески и по-братски. Так ли это было - неизвестно, но Таня его обожала безо всякой задней мысли, и рассказывала все-все-все, а он запииисывал.
Таня была прекрасной наездницей и обожала охоту. Тут она как раз в образе охотницы.

Вот не было для нее радости круче, чем гнать зайца, попутно восхищаясь природой в окресностях Ясной Поляны, где, кстати, поселился Лев Толстой с ее сестрой, и куда Таня всегда стремилась. Ее друг Кузминский периодически появлялся в их доме, но времени впереди было много и он не торопил события, занимался учебой и своими делами.

А в это время появился ее кузен Анатоль, тот самый, который потом в романе стал Курагиным. Он вел себя совершенно иначе. И в нынешнее время он совершенно точно добился бы своего. Но тогда слишком уж много глаз следило за Таней и ее честью. Он подкатывал к ней в театре, он садился близко-близко, он брал ее за руку, он говорил ей комплименты. Он вел себя очень нагло, но так, как будто имел на это право. Это пугало Таню и одновременно притягивало ее к нему. Кстати, возвращаясь к сериалам по "Войне и миру", и сравнивая бондарчуковский и последний английский, еще раз убеждаюсь, что в английском точнее передан дух всей этой в целом молодежной истории. И отношения Курагина с Наташей в том числе. Вот как он ее соблазнял в гардеробе (в английском сериале) - вот так оно и было. Ну, примерно))

В общем, у Тани с ее реальным Анатолем ни до какого побега не дошло. Единственное, что у них произошло - это случай на охоте. Они такие все скакали на лошадях, и Лев Толстой в том числе, и ее почти жених Кузминский, и вдруг у Наташи-Тани ослабла подпруга, и Анатоль, который был рядом, вызвался помочь и увлек ее куда-то в чащу. Там он чего-то ей поправлял, а потом и поцеловал страстно, не забывая признаваться в любви. И ужасно смущенные они потом вернулись к общей компании. Все все поняли, а Лев Толстой осерчал и практически выставил Анатоля из Ясной Поляны. Хотя, казалось бы, ему какое дело? Таню он тоже отчитал, наставляя "не попускать себя" и не играть во взрослую.

Возможно, Лев Толстой так еще осерчал, потому что прочил Таню в жены своему брату Сергею. Тот ужасно влюбился в Таню и много всего ей наобещал, забыв сообщить, что у него есть гражданская жена и трое детей. Но что гражданская жена в те годы? Вроде как небольшое препятствие. Но. Гражданская жена была цыганкой, больной, влюбленной и очень покорной, и было трое детей, которых очень жалко. И еще была мать жены - старая цыганка, которая постоянно проклинала его и грозилась навести на него порчу, а также ославить его на весь свет, чего мужчина почему-то очень боялся. В общем, какой-то это был неразрубаемый узел. Так что свадьба с Таней была отложена на год (как у Болконского), а потом Таня случайно узнала правду, которую знали все, кроме нее.
После этого она, вся измучившись и постоянно советуясь со своим "духовным отцом" Львом, наконец, отказала Сергею в письме. А потом, находясь в состоянии аффекта, взяла и выпила яду. Именно в тот момент к ним в дом зашел Кузминский, и она практически упала ему в руки. Ей дали противоядие, но яд успел обжечь внутренности.

Выздоравливала она очень тяжело и медленно. А ее психологическое состояние выправлялось еще пару лет. Восторженная солнечная девочка впала в депрессию, что производило на окружающих вдвойне тягостный эффект.
Кстати, Таня сама, мне кажется, похожа на цыганку, и страсти в ней кипели роковые, несмотря на юный возраст. Или как раз усиливаясь юным возрастом.

Отогревалась и оживала Таня в Ясной Поляне, у сестры и зятя. Сестра к тому времени родила уже троих детей и была измучена хозяйством, состоянием здоровья, бытом, переписыванием "Войны и Мира" и ссорами с мужем, которому поначалу была так покорна. Но пока у нее еще была молодость и не до конца растраченный инстинкт материнства, энергии хватало на многое. Таню сестра с мужем берегли, откармливали и отпаивали кумысом.
Постепенно Таня оживала, и как-то даже спела на семейном вечере, где присутствовал поэт Фет с женой. Фет тут же сочинил стихи, которые посвятил ей, и они стали знамениты:
Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали
Лучи у наших ног в гостиной без огней.
Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,
Как и сердца у нас за песнию твоей.
Ты пела до зари, в слезах изнемогая,
Что ты одна - любовь, что нет любви иной,
И так хотелось жить, чтоб только, дорогая,
Тебя любить, обнять и плакать над тобой.
Таня считала Фета слишком самовлюбленным и не уделяющим достаточно внимания суетившейся вокруг него жене.
А еще ее очень полюбили друзья Толстого Дьяковы, и она у них подолгу жила. Таню обожал глава семейства, его больная жена и их дочь-подросток. Они проводили вместе месяцы, живя на лоне природы, и прямо-таки не могли расстаться. Потом жене стало совсем плохо, и она вдруг попросила Таню выйти замуж за ее мужа после ее смерти. Да и сам муж как-то сказал, что если бы не был женат, то женился бы на Танечке, не раздумывая. Жена умерла и Таня поехала вместе с Дьяковым и его дочерью за границу в качестве моральной поддержки.
А когда вернулась, поняла, что надо уже решать, за кого выходить замуж - за Дьякова или за Кузминского, который терпеливо ждал ее все эти годы.

Толстой был за Дьякова, вся семья Тани тоже, но она поступила по-своему. Вышла за молодого и не такого богатого Кузминского. Выбрала человека, который знал все ее увлечения и уже простил ей многое. Он, конечно, ревновал ее и к бывшим возлюбленным, и ко Льву Толстому, но Таня заявила, что от общения с Толстым и от поездок в Ясную Поляну, где ей так хорошо, не откажется никогда. И ему пришлось, скрепя сердце и скрипя зубам, согласиться. Но он всегда страшно раздражался, когда кто-нибудь говорил о его жене как о Наташе Ростовой, и сворачивал разговор.

Выйдя замуж, Таня не отказалась от светской жизни. Она любила бывать в обществе, наряжаться, принимать гостей. О своей семейной жизни она почти ничего не пишет, известно только, что у нее было 8 детей, двое из которых умерли в 5 лет. (Меня всегда убивают эти скупые цифры! 8 детей! Понятно, что там няньки и гувернантки были, но все равно! И обязательно кто-то из детей умирал) В финале жизни она переселилась в Ясную Поляну и там жила до самой смерти.
Мне очень нравится, как она выглядит в старости.

Аристократическая... даже не скажешь старуха. Дама. А пудель какой!)


Красивая женщина. И воспоминания очень ценные.
Tags: 20 век, Россия, мемуаристика
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments