Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Израиль: Сара Шило

Сара Шило [שרה שילה], в девичестве Бабель, родилась в Иерусалиме в 1958 году. Мать - еврейка иракского происхождения, отец - сирийского. Большая семья не знала финансовых затруднений: родители владели сетью предприятий общественного питания. Переезд в более богатый район открыл детям национальную напряжённость; повсеместно считалось, что восточные евреи менее умны и способны, чем западные. У самой Сары не ладилось с учёбой. Позднее она узнала у себя всю симптоматику СДВГ и могла только посетовать, что во времена её детства ни болезни, ни лечения не существовало, а неусидчивость и невнимательность списывались на сефардское происхождение.



Вышла замуж будущая писательница довольно рано, и с мужем, Авнером Шило, обосновалась в городе Маалот-Таршиха. Родилось пятеро детей. При этом Сара Шило много работала в детских учреждениях, основала кукольный театр, где занималась режиссурой, сочиняла детские пьесы, и с гордостью говорит о себе, что больничные у неё были только краткие - по беременности и родам. И вот однажды ей попался в руки роман Давида Гроссмана "Будь моим ножом", любовная переписка скромного букиниста Яира и странной особы по имени Мириам. Несколько дней читательница ходила под глубочайшим впечатлением, а затем решилась написать Гроссману письмо, поверить свою мечту - о собственной книге. Поддерживающий, дельный ответ прозаика изменил жизнь Сары. Она уволилась с работы и каждый день в четыре утра стала выходить из дома с блокнотом.

Так родился роман "Гномы нам на помощь не придут". За этот громкий дебют Саре Шило вручили престижную премию Сапир. После вручения премии лауреаты обычно произносят речь. Спич Сары Шило был следующий: "Да что я за писательница? Не писательница я совсем. Я за всю жизнь одну только книгу прочитала..." Не знаю, право, что это за книга, но, судя по качеству прозы, одним Гроссманом тут дело не ограничилось. Наверняка был ещё таинственный каббалистический свиток, где объясняется, как создавать прекрасную прозу, умную, эмоционально напряжённую. Положительных отзывов на "Гномов" по-русски до обидного мало, так что я сейчас буду исправлять эту ситуацию. Роман захватывает с первой же сцены: северный городок, обстрел, а под обстрелом вдова качается на качелях и распевает во всё горло:
- Эй, Симона-мона из Димуона! Симона-мона из Димуона!

Это её зовут так - Симона. Сумасшедшая? Обезумевшая от горя? Последовательно, саркастично Сара Шило демонстрирует преимущества психотической картины мира перед условно здравой. С точки зрения здоровых людей Симона горькая вдовица, спящая в одной постели со старшим сыном (полоумная! извращенка!) и уверяющая младших в том, что старший - их папа (ну точно полоумная). А Симона прекрасно осознаёт все несообразности своего поведения, но не может не протестовать против своей абсурдной доли. Признать себя вдовой для неё означает сдаться, утратить идентичность, потерять право на счастье.

Когда ты с мужем, ты только с ним одним и живешь. Но как только шива кончается, у тебя в доме сразу целая толпа поселяется. Ну и зачем же они все к тебе приходят? Да только чтобы проверить тебя, вот зачем. Хорошо ли ты себя ведешь? И ведь не ленятся, вовсю стараются, ни на минуту тебя в покое не оставляют. Сидят, ушки на макушке, слезы твои пересчитывают. Вынюхивают, выглядывают. Не засмеялась ли ты часом, не дай Бог? Не надушилась ли одеколоном? Не накрасила ли губы? Как будто хотят, чтобы ты вместе с ним померла. Он мертвый? В земле лежит? Вот и ты давай по земле мертвая ходи.
И упаси Господи, если на тебя мужчина какой поглядит. Даже секунды две, не больше. Прямо на месте его и порешат. Чтобы честь твою не замарал.
Когда они видят, что тебе плохо, им тоже тяжело становится. И сердце у них сразу чернеет. Ну и что же они делают, чтобы им полегчало? Да жалость тебе свою на голову выливают, вот что. А жалость эта ихняя — она точно вода в ведре после мытья полов. Черная вся. И вот, выплеснут они на тебя эту жалость свою — и сердце у них сразу такое чистое становится пречистое, ну прям блестеть начинает. Вот, думают, какие мы хорошие, добрые. А ты стоишь себе, до ниточки промокшая, и вся от этой ихней воды в грязи.
Ну а если тебе даже от этой мокрой жалости убежать и удается, тебя еще одна опасность подстерегает: во вдовий сахар вляпаться.
Я вот как вдовою стала, сразу себе сказала: к вдовам не суйся, не вырвешься. Но куда там, они уже тут как тут. Вдовы-то ведь наши, для них это прям как настоящий праздник, когда в поселке новая вдова появляется. А как же! У нас ведь теперь с ними судьба общая. Одной формы и цвета, как говорится, она у нас теперь. И хотят они от тебя только одного: чтобы ты к ним ходить начала. Чтобы сидела ты с ними и слушала, как они тебя своей вдовьей науке обучать будут.


Прочесть можно здесь: http://www.e-reading.club/bookreader.php/1040757/Shilo_-_Gnomy_k_nam_na_pomosch_ne_pridut.html
Tags: 21 век, Азия, Израиль, война, дети, евреи, иврит, материнство, роман, русский язык, смерть
Subscribe

  • Элеанор Рош (Eleanor Rosch)

    "Элеанор Рош Хайдер в течение 25 лет явля­лась влиятельной фигурой в когнитивной психологии. В начале своей карьеры она осуществила ряд…

  • Виржини Депант "Кинг-Конг-Теория"

    Небольшая книжечка (120 стр), сборник эссэ 18+. Очень отрадные рассуждения об угнетении женщин. Некоторые темы шокирующие: опыт изнасилования,…

  • Леда Космидес

    Леда Космидес – американская психологиня, которая вместе со своим мужем, антропологом Джоном Туби, стояла у истоков новой области –…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments