Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Четверг - стихотворение: Кэрол Энн Даффи

Миссис Мидас

Был конец сентября. Я выплеснула недопитое вино и решила
заняться причёской, пока варятся овощи. Кухня,
насытясь собственным чадом, отдыхала. Пар выбеливал
стёкла двух окон. Я распахнула одно,
другое вытерла пальцами, как лоб в испарине, —
и вот он стоит под грушей, ухватившись за ветку.

Сад был огромный и плохо просматривался:
земная мгла пила и сосала небесный свет,
но ветка в его пальцах была золотая. А потом он сорвал
с дерева плод — осенний сорт, —
и груша засияла у него на ладони, как электрическая лампочка.
Я подумала — не зажигает ли он китайские фонарики на дереве?

Он вошёл в дом. И бронзовые ручки вспыхнули золотом.
Дёрнул жалюзи, и знаете, мне вспомнилась
мисс Мак-Реди и её золотая скатерть самобранка.
А он сидел в кресле, словно король на сверкающем троне.
Странный, дикий, пустой взгляд... — Ради Бога, — сказала я, —
что всё это значит? — Он расхохотался в ответ.

Я накрыла на стол. Подала сперва кукурузу.
И он тут же стал плеваться золотыми зубами.
Вертел в руке свою и мою ложку, ножи и вилки.
Спросил вина. Я налила дрожащей рукой
ароматное, сухое, белое, итальянское, вижу,
он хватает стакан — и чудо! это уже кубок, золотая чаша — и пьёт.

И тут я закричала. Он упал на колени.
Когда мы немного успокоились, я допила своё вино
и стала слушать его рассказ. Я посадила его
в дальний угол, чтобы он ко мне не прикасался.
Кошку я заперла в чулане. Телефон убрала.
О причёске я уже не вспоминала. Я не верила своим ушам.

Как ему такое пришло в голову? Желания у всех есть, это понятно,
но разве они сбываются? Хотя у него... И что такое золото?
Им не наешься. Ровный, мягкий блеск. Жажды не утолишь.
Он попытался зажечь сигарету, я завороженно следила,
как голубое пламя лизало оранжево-жёлтый стебелёк.
— Теперь тебе проще простого бросить курить, — сказала я.

Спали отдельно. Больше того, я со страху загородила стулом
дверь. Он был внизу и превращал большую комнату
в гробницу Тутанхамона. Какими страстными мы были когда-то,
как нетерпеливо срывали друг с друга одежды — так распаковывают
подарки и домашние бутерброды. Но теперь от медовых его
лобзаний я могла превратиться в произведение искусства.

Да и вообще — как можно жить
с золотым сердцем? Ночью мне снилось,
что я от него понесла и явилось на свет дитя благородного металла,
язычок как драгоценная защёлка у американского замка,
глазки точно мужи в янтаре. Молоко мечты
перегорело в грудях. Я проснулась от лучей льющегося солнца.

Он стал собираться. На просеке
у нас домик-фургон. Я увезла его туда
под покровом темноты. Он сидел на заднем сиденье.
Потом я возвратилась домой, женщина, ставшая женою глупца,
который жаждал золота. Припарковала машину
подальше от дома и шла пешком.

Ну, а потом — ясно что. Золотая форель
в водорослях... Зайчик в ветвях лиственницы —
золотой лимон, который ошибся деревом... Потом следы,
сверкающие на тропинке к реке.
Когда-то он был таким хрупким, его одолевали фантазии,
говорил, что в лесу слышит музыку Пана.

И сегодня меня больше всего мучит не то, что я идиотка. И не жадность.
Беда в том, что я никому не нужна. Эгоизм, конечно.
Я распродала всё, что было. Осталась ни с чем.
Я думаю о нём, едва только забрезжит свет и на ночь глядя.
Как-то увидела вазу с золотистыми яблоками и обмерла. Я потеряла всё,
но и теперь я ощущаю его руки, его тёплые ладони, его прикосновения.


Перевод А. Шараповой
Tags: 20 век, Великобритания, Шотландия, английский язык, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments