freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Ольга Шпарага


Интервью с философом Ольгой Шпарагой.
Отрывок, посвященный ее новой книге:
"— Над чем сейчас работаете?
— Я работаю над книгой, где есть разные сюжеты. Один сюжет о том, какие в обществе могут происходить трансформации с чувством собственного достоинства. На самом деле это чувство не что-то врожденное, мы ему учимся. Понятно, если общество организовано таким образом, что людей регулярно унижают, они будут испытывать нехватку чувства собственного достоинства. В нашей ситуации очень часто это как бы невидимое унижение: повышенный голос родителей и воспитателей в детском саду, зарегламентированное поведение в общественных институтах, сексизм, пренебрежительное отношение руководителей к своим подчиненным и т.д. Соответственно, надо думать о таком устройстве общества, где не будут этого делать.
Американский философ Джон Ролз в своей книге «Теория справедливости» 1971 года связал чувство собственного достоинства со справедливым обществом. То есть не с психологией, а с социальным и политическим взглядом на общество, с устройством институтов. Ролз пишет, что чувство собственного достоинства состоит из двух частей: оно предполагает веру в значимость своего жизненного проекта и волю — для того, чтобы этот проект реализовывать. Получается, если нам говорят постоянно в обществе «вы ничего не можете», «то, что вы делаете, незначимо», «вы не можете, потому что не способны», «мы сделаем это лучше, чем вы» — это удар по такой важной составляющей, как чувство собственного достоинства. В то же время, согласно Ролзу, — это базовое благо справедливого общества, потому что униженные люди циничны, безразличны, они не могут солидаризироваться с другими людьми, и мы получаем атомизированное, разобщенное общество, которое во многом и видим в Беларуси.
— А как чувство собственного достоинства связано с социальными структурами?
— Синоним чувства собственного достоинства — это самоуважение. Но оно невозможно без уважения со стороны других людей, что не значит, что всем без исключения людям должно быть дело друг до друга. Однако у каждого должно быть минимум одно сообщество, а лучше несколько, в котором бы он или она находила поддержку и в котором бы их чувство собственного достоинства не ущемлялось. То есть плюрализм сообществ и ценностей, горизонтальное сотрудничество, как и развитое гражданское общество в целом, — важнейшее условие для поддержания чувства самоуважения. Но это также и ценность социального включения тех, кто в обществе плохо видим или невидим вообще — люди с инвалидностью, ЛГБТ, этнические сообщества и другие. В этом пункте Ролза критикует современная философ Марта Нуссбаум, которая рассматривает разные формы зависимости людей друг от друга и заботу. Она настаивает на том, чтобы в обществе они находили признание. Если этого не будет, не только те, кто нуждается в заботе, но и те, кто ее оказывает, окажутся ущемлены в своем самоуважении. Они полностью будут посвящать себя другим, но это не будет находить в обществе поддержки. Это, например, случай заботы о пожилых людях, чаще всего лежащей на плечах женщин и воспринимающейся как нечто само собой разумеющееся в нашем обществе.
Справедливое общество таково, что любой найдет или сможет создать такое сообщество, где люди будут помогать друг другу укрепляться в чувстве собственного достоинства.
— Поэтому многие отмечают, что легко чувствуют себя за границей, где такая система уважения к другому более развита?
— Конечно. И вся система должна работать на это. Если у нас есть чувство собственного достоинства и уважение других людей, то мы активные члены общества, мы создаем свои жизненные проекты, помогая другим.
Это только один из сюжетов моей книги. В целом книга будет посвящена сообществу-после-Холокоста. В Беларуси, в постсоветском контексте мы много обсуждаем национальное сообщество. После распада Советского Союза возникли национальные государства, и появился вопрос: что значит быть гражданами этих новых образований? Это предполагает определенную культурную идентичность? Идентичность должна быть у всех одинаковая? Или есть разные формы идентичности?
Думаю, важно понимать, что после Второй мировой войны, после трагедии Холокоста ситуация изменилась, и когда мы сегодня причисляем себя к тому или иному сообществу, мы должны думать и о том, что есть и другие сообщества, думать о границах между ними, насколько они проницаемы, думать о формах унижения, поскольку всегда будут люди, которые будут стремиться унижать других людей, считать, что они лучше других (как когда-то думали национал-социалисты, опираясь на расовую теорию).
Современные демократические общества сегодня неоднородны — они состоят из множества групп. И есть те, кто готов бороться за свои права. Вопрос в том, насколько они смогут доказать, что то, за что они борются, важно также и для других групп. Тема запрета абортов в Польше — это касается только женщин? Или вот мы видим, как ЛГБТ-сообщество становится более видимым, в разных странах по-разному, но мы наблюдаем, что и в соседней Украине часть общества становится более терпимой. И тут снова вопрос — это касается только этого, определенного сообщества или общества в целом, украинского и нашего?"
Tags: 21 век, Беларусь, Европа, интервью, русский язык, философия
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments