Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Ирландия: Энн Хартиган

Дублинская поэтесса Энн Хартиган [Anne Le Marquand Hartigan] мало известна нашей аудитории. Первый и последний раз я увидела её стихотворения в журнале "Работница" в конце восьмидесятых, то есть, прямо скажем, в детстве. Родилась поэтесса в 1937 году в семье французского происхождения, училась живописи в Англии, а выйдя замуж, уехала с мужем на ферму, занималась крестьянским трудом, родила и воспитывала шестерых детей. Через двадцать лет вышел её первый сборник. Назывался он, как и подборка в журнале, "Длинный язык". Согласно кельтскому преданию, поэтами рождаются, и узнать человека - мужчину или женщину, чьё предначертание - поэзия, легко: у них исключительно длинные языки.



И так мне стихи Хартиган запали в душу, что первый свой запрос в интернете я сделала такой:

Если правду говорят
Старики между собой,
Что язык мой - страшный яд,
Смертоносный и слепой...

Не помня ни фамилии поэтессы, ни переводчицы (кстати, кто она? быть может, у кого-нибудь из сообщниц завалялся дома тот номер "Работницы"), я регулярно раскапывала интернет - и раскопала. Спасибо неравнодушным людям на форуме: http://club-choir.turetsky.info/viewtopic.php?p=19047



Кислятина

О жёсткое яблоко знания!
Ты жизнь помогло мне узнать;
Я вижу все кочки заранее -
Ах, кабы ослепнуть опять!

Разумный живет осторожно,
Обжегшись, подует он впредь.
Лишь глупым дурачиться можно.
Ах,кабы опять поглупеть!

О яблоко здравого смысла,
Ты мне угрожаешь бедой;
Тебя надкусила я - кисло!
Ах, если б остаться балдой!

Разрыв

Двоится в доме всё,
Как будто сбита резкость.
И стены враскосяк,
И запахи как будто подменили.
Мужчина по призванью своему -
Ангел-хранитель:
То он вьётся над тобой,
А то хранит (на самой дальней полке).
Ненавижу!
Сижу, прижав колени к подбородку,
Худая, невесомая, пустая,
Как наволочка только что из стирки,
Без пятнышка.
Мне снова десять лет,
И хочется расти,
Но часовая стрелка
Откручивается всё дальше вспять.
Семь с половиной. Шесть.
Я уменьшаюсь,
Стягиваюсь в точку.
Взрыв.
Я вывернута наизнанку,
Наружу потрохами.
Он мясо на кусочки покрошил,
Сказал: "О`кей, хорошая грудинка".
Меня могла бы съесть моя собака
Иль кошки,
До которых ты охотник.
Но нет! Предпочитаю,
Чтоб честная моя собака
Меня сожрала - с нею мы как сёстры.
Едят же тело Божье,
И дети матерей своих едят.
Я штопаю сама себя.
Иголка лечит, хоть и колет больно.
Изодранная кукла, чиню сама себя,
Заплатки ставлю.
Иголка дёргается, как шальная.
А, ты поёшь, разорванная кукла?
А сможешь петь, когда тебя подвесят?
Попробуй, спой, качаясь взад-вперёд:
"Динь-дон, динь-дон, динь-дон".

Длинный язык

Если правду говорят
Старики между собой,
Что язык мой - страшный яд,
Смертоносный и слепой,

Что умею я слова
Так заквашивать во рту,
Чтоб вокруг от колдовства
Делалось невмоготу,

Так верёвкою бадью
Закрутить в колодце, чтоб
В море правящий ладью
Молодой моряк утоп, -

Иль на добрые дела
Обращать коварство чар, -
Что за сила мне дала
Этот дважды гиблый дар?

Что я ела - мясо змей
Иль Лосося Мудрых Слов?
Или я пила у фей
Млеко бешеных коров?

Вправду ль я умею так,
Чтоб от тайного словца
Ноги сами у гуляк
Расплясались без конца?

Чтобы мой Ужасный Крик
В жилах кровь оледенял,
С ног валя и в тот же миг
Убивая наповал?

Чем уйму печаль мою?
В том ли вящая вина,
Что по-женски я пою?
Или я рыдать должна?!
Tags: reading the world, Ирландия, мифология, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments