Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Ирак: Назик аль-Малаика

Благодаря постам уважаемой freya_victoria меня затянуло-заволокло в арабскую поэзию, и стала заметна определённая закономерность: приблизительно до середины пятидесятых - только традиционное стихосложение. С внутренней рифмой, со строгим и сложным размером, с редифом (повторяющимся словом). Но с какого-то момента "стало можно", и страницы взрываются верлибром. Вопрос: за кем первенство, чей первый свободный арабский стих?



Знакомьтесь - Назик аль-Малаика. Фамилия означает "ангел". Родилась в 1923 году в Багдаде. Отец - учитель, мать, Умм Низар аль-Малаика - признанная поэтесса, в семье семеро детей, два сына и пять дочерей. Назик - старшая, и первое стихотворение она пишет в десятилетнем возрасте. Отец был в таком ужасе от грамматических ошибок дочери, что взял её образование под свой полный контроль. После окончания педагогического училища "Дом учителей" Назик решила серьёзно заниматься музыкой. Нет, увлечение поэзии никуда не делось, девушка увлечённо читала свои стихи на встречах литературного кружка, но в основном "сидела во внутреннем дворике и часами подбирала на лютне очередную песню Умм Кульсум".

К своим первым опытам аль-Малаика впоследствии относилась с прохладцей, первый сборник "Возлюбленный Ночи" не любила вспоминать, считая насквозь подражательным. Точкой отсчёта она называла поэму "Холера", посвящённую эпидемии, пришедшей в Ирак из Африки. Самое известное произведение аль-Малаика - "Лунное дерево" (1968), довольно психоделического свойства сказка о подростке, которого одолела странная фантазия: изловить Луну сетью...

С приходом к власти партии "Баас" иракскую интеллигенцию охватило чемоданное настроение. Не стала исключением и семья аль-Малаика: в 1970-м они эмигрировали в Кувейт. 1990 год ознаменовался вторжением Саддама Хусейна в Кувейт, и волна беженцев устремилась из разорённой страны в Египет. Каир стал последним пристанищем поэтессы. В старости она страдала болезнью Паркинсона, но продолжала работать, пока была физически в состоянии. В 2007 году правительство Ирака внезапно (тм) вспоминает, что вот есть в эмиграции литературное светило, и предлагает безнадёжно больной Назик аль-Малаика финансовую помощь. Её сын со всей учтивостью отклоняет предложение. Через несколько дней Назик аль-Малаика умирает в возрасте восьмидесяти трёх лет.

Касыда о любви к словам (отрывок)

…Почему мы страшимся слов?
Друзей, что приходят к нам.
От теплых и щедрых букв,
Не прячутся по углам.
Вдруг огорошит каскад,
Слетая с дрожащих губ,
Мыслей водопад,
Жизни зеленый гул.
Все это в нас спало.
Почему ж мы не любим слов?...
Высоко, где не видно основ,
Мы построим гнездо для слов,
Обовьем его плющом из снов
И украсим узором стихов.
Возведем мы балкон из роз,
Где не будет ни скуки, ни слез.
Будет лестницею молва,
И охрана ему слова.
Ну а если молиться нам,
То чему же, как не словам!

Перевод Е. Дьяконова (другие переводы по ссылке: https://www.proza.ru/2012/10/12/1041)

Пять песен, обращённых к боли

1.
Даровавшую нашим ночам жар и печаль,
Подносящую нашим очам питьё бессонницы, —
Мы подобрали её на дороге
Дождливым сереньким утром
И уделили ей каплю
Нашей любви и жалости,
И приютили её в уголке нашего сердца.
С тех пор она бредёт вслед за нами
По всему великому миру.
О, зачем в то унылое утро
Мы уделили ей каплю
Нашей любви и жалости —
Ей, даровавшей нашим ночам жар и печаль,
Подносящей нашим очам питьё бессонницы?

2.
Как нам забыть о боли,
Как нам забыть её?
Иногда нам кажется — мы доели её,
Кажется — мы испили её до дна,
Но слабый шорох её шагов
Вновь и вновь настигает нас.
Её мучительное тело — последнее,
На что мы глядим, засыпая;
Её тягостное лицо — первое,
На что мы глядим, просыпаясь.
Мы повсюду таскаем её с собой.
Мы позволяем ей возводить плотины
Между нашей любовью и лунным светом,
Между агонией нашей души
И студёной водой ручья,
Между тем, что мы видим, и нашим взором;
Она раскидывает сети тоски
В сердцах наших песен.
В конце концов когда-нибудь
Её унесут в пустыню потоки с гор —
Пусть спит на колючих кактусах.
Тогда забытье снизойдёт на долину нашу.
Мы забудем о боли, мы забудем её.

3.
Откуда приходит к нам боль,
Откуда приходит она?
Она была сестрою нашим старым мечтам
И музой нашим рифмам
С незапамятных лет.
Вчера мы привезли её к озеру
И столкнули в глубокую воду —
Мы думали, что покончили с ней,
Что больше не будем плакать,
И тогда наши возлюбленные
Прислали нам розу с хмельным ароматом,
И мы любовались её алыми лепестками,
Но она задрожала и растаяла,
Обагрив наши пальцы
Напевами, полными слёз.
Она была сестрою нашим мечтам
И музой нашим рифмам
С незапамятных лет.
О боль, мы любим тебя.
Мы жаждем,
И ты возвращаешь нас к жизни,
Дав нам испить из чаши бессонницы.

4.
Победим ли мы боль?
Отодвинем её назавтра?
Отвлечём её погремушкой
Или древней легендой на забытый мотив?
Кто она?
Дитя с вопрошающим взглядом,
Умолкшее от колыбельной песни.
Кто, как не это дитя,
Заплачет перед лицом нашего горя
И прибежит, взывая к нашей любви?
Это дитя —
Наиневиннейший из угнетателей —
Кто оно нам:
Ненавистный друг или любимый враг?
О дитя, не прогневайся
От таких речей!
Ты роешь каналы для наших слёз,
Ты бередишь наши раны.
Мы давно простили тебя
И зло, тобой принесённое.

5.
Мы венчали тебя, как богиню, на заре,
Мы пали ниц перед твоим серебряным алтарём,
О наша любовь, о боль!
Мы воскурили тебе благовония из чистого масла,
Мы принесли тебе жертву и пели гимны
на мелодии Вавилона.
Мы воздвигли тебе храм с ароматными стенами,
Мы окропили его маслом, и молодым вином,
и пылающими слезами.
Мы жгли в твою честь ночные костры
Из жмыха, пальмовых листьев и нашей печали, —
жгли костры до рассвета.
Мы воспели тебя и воззвали к тебе,
Мы поднесли тебе пьяные финики, хлеб и вино,
и лучезарные розы.
Мы молились твоим очам, мы собирали по капле
Жемчужины тёплых и щедрых слёз, —
И сделали чётки.
О ты, чья рука не оскудевала,
Источник мудрых слёз и светлых дум,
струящийся бесконечно,
Мы навеки сокрыли тебя в наших мечтах,
В каждой ноте наших унылых песен,
о наша любовь, о боль.

Перевод Н. Мальцевой
Tags: 20 век, Азия, Ближний Восток, Ирак, арабский язык, арабы, модернизм, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments