Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Иран: Паринуш Сание

— Подумать только! Безобиден? Ты меня пугаешь! Какие странные вещи ты говоришь [о муже]!
— Что такого, тётя?
— Послушай, детка. Аллах ещё не сотворил безобидного мужчину. Либо он затеял что-то дурное и старается занять тебя, чтобы ты не лезла в его жизнь, либо так влюблён, что не может тебе ни в чём отказать, но это мало похоже на правду, и даже если б было так, подобная любовь долго не живёт.


Паринуш Сание [پرینوش صنیعی] - одна из самых популярных иранских писательниц 21 века. У неё две научные степени: по психологии и по социологии, и много лет (как сама говорит до и после Исламской революции) она работала научной консультанткой в Министерстве труда. Из интервью: "Я работала с очень многими людьми и поняла по опыту, что сотрудничать именно с женщинами лучше, плодотворнее. Мне кажется, мы живём в очень странное время... когда выросло целое поколение женщин, у которых по-прежнему нет даже самых необходимых прав, а область ответственности расширилась многократно". О такой женщине Сание написала свой первый роман, незатейливо озаглавленный "Моя судьба" (в русском переводе "Книга судьбы").



Ни литературных красот особых, ни шокирующих ужасов - сидит себе моя старшая современница в преклонном возрасте пятидесяти трёх лет от роду и рассказывает, как сложилась её жизнь. Нет, девочек не закапывали заживо - только лишь отказывались вызывать им врача, когда они болели. Нет, под дулом ружья замуж не выдавали, били только кулаками и об стену. Школу борделем не считали, разве что его преддверием. А уж невинная переписка со студентом вызвала такие же чувства, как мог бы вызвать циничный стриптиз на могилах предков с последующим этих могил оплеванием... Поражают воображение две вещи: сколько сил и способностей было у Масумэ в начале пути и на что они в конечном итоге оказались истрачены. Эта женщина могла бы столько сделать производительного, творческого - но надо было сначала воевать с косной, ожесточённой родительской семьёй, потом налаживать отношения с мужем и со всей коммунистической-идеалистической-жертвенной чушью, которой забита его бедная голова, потом выживать, выплывать, передавать передачки в тюрьму, тянуть детей, зарабатывать на пропитание. Из последних сил, и когда сил уже не остаётся, надо, надо, надо. Потому что никто больше этим заниматься не будет. В какой-то момент я свою маму узнала в Масумэ... Рано или поздно судьба-мачеха улыбнётся, подарит неожиданную радость - но хватит ли сил и желания этот подарок принять?

– Была у меня в классе девочка по имени Маназ, – сказала я. – У нее было любимое изречение, она написала его каллиграфическим почерком и повесила лист на стену: Всё, чего я желала, я получала, когда переставала желать.
Tags: 20 век, 21 век, reading the world, Иран, история женскими глазами, революция, религия, русский язык, судьба женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments