tin_tina (tin_tina) wrote in fem_books,
tin_tina
tin_tina
fem_books

Categories:

Докия Гуменна - Жажда

Докія Гуменна, Жадоба

В предисловии к этой книге авторка написала:

«В этом сборнике читатель найдет четыре рассказа, объединенные одной идеей. Правда, эта идея — женская эмансипация — была новостью в прошлом веке. Равенство женщины и мужчины сегодня свершившийся факт.

Но только формально. В невидимых фундаментах, в недоступных для чужих глаз внутренних помещениях, в тончайших душевных вибрациях, лишенных имени, — происходит борьба. Патриархальный строй нашего времени не так легко уступает свои привилегии. Ведь так понятно кочевнику Азии, что он, властелин, покупает и продает женщину словно вещь. Ведь так удобно интеллектуалу Европы — развивать свои таланты, когда бесчисленные мелочи ежедневной бытовой толчеи считаются неотъемлемой частью «естественных функций» женщины! Но вот купленные рабыни, хорошие хозяйки, даже и музы — и те сегодня стремятся развивать свою неповторимую личность. Они и разбивают старый ковчег. Ступенька за ступенькой поднимаются они вверх, возвращая отобранное когда-то у женщины  высокое положение, узел за узлом распутывают они сети, связывающие женщину в патриархальной системе. И этот процесс идет всеми путями, в бесчисленных вариантах, развивается».

Внимательные участницы сообщества, возможно, помнят воспоминания украинской писательницы ХХ века, Докии Гуменной, озаглавленные «Дар Эвдотеи». А, возможно, даже и узнают некоторые эпизоды, перешедшие из увиденного ею в представляемый сборник. Таким почти автобиографическим является первый рассказ,  «Кайтарма». Но вот на меня более сильное впечатление произвел второй рассказ, «Ніяз і Ґюллер» — «Нияз и Гюллер».

Необходимо объяснить читательницам, что во время написания «Жажды», в конце 30-х годов, Докия Гуменна была «неприкасаемой парией», ее уже давно не печатали, она перебивалась случайными заработками. Пытаясь хоть как-то проложить своим произведениям дорогу в мир, она смягчала отдельные эпизоды, которые иначе уж слишком страшно звучали бы.

[Spoiler (click to open)]

«И Гюллер вбежала прямиком в ой, а следом за ней и тот, кого она не надеялась увидеть. Нияз!

Конечно, он! Вот он вынул еще с вечера наточенный нож, вот Гюллер кровью смоет стыд и позор, причиненный ею роду.

Гюллер была сильной. Если так, если это Нияз, из-за которого ее продали, — она не подчинится! Она выбьет из его рук этот нож! И они — любимые брат и сестра — глухо борются в тьме. Наконец Гюллер вырывается и бросается к матери.

— Почему ты здесь, Гюллер? — испуганно вскрикивает мать, проснувшись.

— Откуда ты, Нияз? Что вы тут делаете? — обеспокоено вскочил из постели отец. — Почему ты бьешь ее?

Нияз, пытаясь вытащить на середину ой припавшую к матери Гюллер, хрипло кричит, глаза у него светятся зеленым фосфором:

— Она опозорила наш род! Она — развратница! Я должен ее убить!

Мать обомлела. Она простирает руки над телом сжавшейся в комок Гюллер, но уже не пытается защитить ее своим телом. Она только скорбно зарыдала, будто это уже не живая Гюллер, а мертвец. Но ведь Гюллер еще дрожит, еще сердце в ней всхлипывает, она еще надеется на помилование. Ее глаза умоляюще и с ужасом смотрят на владыку-отца.

Но у отца не шевельнулся ни один мускул. Достойно и равнодушно, даже не повышая тона, он холодно приказывает:

— Кончай скорее!

И матери, сурово:

— Тише! Не мешай.

Вот и конец тебе, Гюллер!

Но Гюллер просит сказать одно слово перед смертью. Нияз, разреши сказать только одно слово!

— Отец! — закричала она. — Ты погубил меня! Зачем отдал меня деду, старшему, чем ты? Нияз, и ты такой же несчастный, как и я. На, убивай!

Вскрикнула, подбежала к Ниязу и подставила грудь.

И Нияз...»

Этот ужасный эпизод, это «убийство ради чести», о котором мы не так редко слышим и в наше время, — а ведь почти сто лет прошло! — к счастью, оказывается только кошмарным сном героя, в действительности же (т.е. в художественной действительности рассказа) Нияз забирает свою несчастную сестру и вместе с ней сбегает в город. Писательница вообще жалеет своих героинь, пытаясь найти для них хоть какой-то выход из часто безысходных обстоятельств.

К сожалению, «Жажде» это не помогло, Докия смогла напечатать этот сборник только в 1959 году, в эмиграции, за собственный счет, — чтобы собрать средства на издание практически всех своих произведений, она работала на фабрике. Уже в наше время кое-что переиздали, но крайне мало, мизерную часть огромного литературного наследия этой замечательной писательницы. И отнюдь не по причине непопулярности у читателей, — буквально каждая ее книга становилась событием, все они читались, обсуждались, вызывая часто горячие споры (как, например, написанная в жанре феминистической истории «Благослови, мать!»)

Читающие по-украински могут найти «Жажду» — «Жадобу» — вот здесь

Tags: 20 век, Европа, Украина, рассказ, убийства чести, украинский язык
Subscribe

  • Женщина в книжном магазине

    А вы любите библиотеки, книжные магазины, букинистические лавки? Образ книжницы, хранительницы литературных сокровищ широко распространён в…

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments