Oryx-and-Crake (oryx_and_crake) wrote in fem_books,
Oryx-and-Crake
oryx_and_crake
fem_books

Categories:

Дженнифер Иган(Jennifer Egan) Время смеется последним/A Visit from the Goon Squad. Цитадель/TheKeep

Перепост из журнала belatwork c разрешения автора

Дженнифер Иган. Время смеется последним (A Visit from the Goon Squad)

В нашей глухой деревне Андреевке трудно уследить за новинками англо-американской литературы. Выручают советы знающих людей из соседней деревни побольше, которые читают больше и лучше меня. Вот и этого автора мне посоветовала несравненная Евгения К. из города С. Разговор, собственно был о переводческом сообществе в городе Севастополе и среди прочего Женя рассказала мне, что в Севастополе живет замечательный переводчик Наталья Калошина, которая перевела много чего, а особо замечательно - книги американки Дженнифер Иган, о которой я раньше даже не знал. Поднатужившись, вспомнил фантаста Грега Игана, который оказался не родственник, а вовсе даже австралиец.

Дженнифер Иган успела написать четыре романа и сборник рассказов. Решил начать с последнего романа, за который она получила целую Пулитцеровскую премию за худлит. Я по серости своей думал, что Пулитцера дают только журналистам. Теперь знаю, что не только. Последний роман называется... Вот тут уже у нас проблемы, потому что название перевести невозможно до чтения романа, и все еще очень трудно - после. В оригинале он называется "A Visit from the Goon Squad". Я читал оригинал, поглядывая в перевод Натальи Калошиной. В переводе роман вышел под названием "Время смеется последним".

Опирается заглавие на поговорку, придуманную одним из персонажей романа - "Time's a Goon". Goon -- бандит, хулиган, громила. Такой поговорки в английском языке на самом деле нет, гуглится только цитата из романа, однако смысл ее понятен: "Время неумолимо", "Что с нами делает время!" и так далее. "Время смеется последним" -- это типичное "маркетинговое" заглавие, в данном случае, хотя бы относительно верно отражающее смысл оригинала.

Неумолимость времени, действительно, главная тема романа, который построен как цепь новелл с переходящими персонажами. Автор сама сомневалась, какой жанр выставить для книги - роман или сборник рассказов. Оставила все-таки роман, и я думаю, что это правильно. Подумаешь, нет линейного сквозного сюжета, кого это сейчас волнует. Развитие личности и характеров есть - значит, роман.

Произведение Иган много обсуждали в литературных кругах Англии и Америки (Иган - американка, но доучивалась в английском Кембридже по стипендии Турона, поддерживающей англо-вмериканско культурные связи). Больше полусотни рецензий и столько же интервью размещено только на официальной странице автора. Из них можно узнать много интересного о замысле автора и его восприятии (перцепции) критиками и читателями.

Поскольку это не стопиццотпервая рецензия, а отзыв читателя, скажу от себя. Уже в середине книги я понял, что это "большая книга" и вот в каком смысле. Это не "высокобровая литература", но вполне роман идей. Это не массовая литература, но почти все истории в книге - весьма занимательны. Нелинейная композиция не утомляет, достаточно сквозных персонажей и их пересечений. Композиция вообще получилась почти идеальная. Все важные темы не рассказаны, а показаны. Главный герой - Бенни Салазар, латино-индейский метис - чоло, который поднялся к высотам музыкального бизнеса и снобизму буржуазных предместий американских мегаполисов и свалился с него в совершенно новую эпоху, воороуженный лишь старой страстью -- любовью и пониманием музыки. В последней главе описывается концерт артиста, которого он продвигает. Концерт происходит в Нью-Йорке примерно в 2030 году на месте башен-близнецов. В этом описании есть очень хорошая метафора, применимая к самому роману. Старинный приятель Бенни Салазара по юношеской панк-группе - Скотти Хаусманн, опустившийся на самое социальное дно горда Нью-Йорка, сочиняет песни, которые отлично воспринимаются детьми, но их родители, которые слушают песни вместе в детьми слышат в них свое, много чего, о чем дети даже не задумываются. Мне кажется - это и есть рецепт великой книги. У Дженнифер Иган все получилось.

Любители найдут в книге целую кучу приемчиков, которые скрепляют текст метатекстом. Например, одна из песен героя книги Скотти Хаусмана называется так, как одна из глав романа. Другая глава целиком оформлена в виде интервью с восходящей кинозвездой, которое пошло настолько криво, что публиковать отчет пришлось уже в тюремной газете, куда угодил интервьюер. Еще одна глава - это PowerPoint презентация. И все в этом роде. Идейное, социальное, этическое, все, что нам нравится в большом романе, пронизывает текст насквозь, но такой тонкой нитью, что совсем не бросается в глаза и нисколько не раздражает.

Дженнифер Иган увидела в настоящем еще одну версию дивного нового мира (Brave New World) и поделилась с ней. Мне было очень интересно и тревожно, хотя крымская действительность, как обычно, превзошла все литературные ожидания. Глава (новелла) “Продать генерала” - просто шедевр.

Несколько слов о переводе. Перевод Натальи Калошиной - отличный. Все, что я напишу дальше, не отменяет этого главного утверждения.

В последней футуристической главе описывается универсальное персональное устройство недалекого будущего. Роман писался в конце нулевых годов, когда планшеты уже были, но Иган все же предпочла не называть это устройство никаким производным от слова pad. Возможно, для этого была очень фрейдовская причина.После выхода в 2010 году биографии Джобса, написанной Айзексоном, общеизвестным стал факт ее романа со Стивом Джобсом в 1983 году, когда он уже был Джобс, а она - всего лишь студентка старших курсов Университета Пенсильвания. Тем не менее, Джобс был безумно влюблен и лично доставил в ее спальню новенький Макинтош (видимо, самый первый, Macintosh 128, представленный публике в январе 1984 года), к безумной зависти соседок по общаге.

Отношения с Дженнифер заставили Джобса всерьез задуматься о выборе между его работой и хоть сколько-нибудь человеческими отношениями. Что он выбрал, мы знаем, но и на Дженнифер Иган этот выбор тоже повилиял. Например, она не назвала футуристическое устройство x-pad, где х - что угодно, или i-something. Она назвала его handset. Так сначала называли трубку телефонного аппарата, помните такие - с витым шнурком, потом по инерции и мобильные телефоны и даже пульты дистанционного управления для телевизоров и пульты для игровых приставок. Это создало проблемы переводчику. В переводе устройство названо просто телефоном и способ его использования в тексте контрастирует с этим устаревшим названием, но таков был выбор переводчика.

Второе отдаленное последствие романа с Джобсом заключается, например, в том, что Дженнифер Иган написала свой последний роман от руки, поэтому когда она читала в рецензиях, что ее роман - это роман для интернетовской эпохи, ей было смешно.

Гораздо менее известным фактом из жизни Дженнифер Иган было то, что она занималась социальными проектами в Бруклине и в том числе выступала против проекта реконструкции нескольких районов Бруклина, который назывался Atlantic Yards. Борьба с проектами, которые “уродуют традиционный облик” и т.д и т.п., как правило, безрезультатна, все равно эти проекты строят. Мне показалось интересным то, что центром проекта, против которого выступала Дженнифер Иган, была (стала) новая спортивная арена, которую построили с помощью владельца команды Бруклин Нетс… правильно, Михаила Прохорова. Баскетболисты уже играют на новой арене, а хоккейная команда New York Islanders переезжают туда в 2015. В интервью Уолл Стрит Джорнал в 2010 году Иган призналась, что единственным результатом их борьбы стала огромная задержка во времени, а также то, что из-за упущенных возможностей не было построено здание оригинальной архитектуры - а просто бетонная коробка. Кто был в Barcley Center в Бруклине, дайте мне знать, так ли это.

Зачем я вам это пересказал, не знаю, социальный активизм писателей, вероятно, влияет на то, что они пишут, но явно не напрямую. Чтобы судить определенно, надо прочитать другие сочинения Дженнифер Иган, что я и собираюсь сделать в ближайшем будущем.


Роман же “Время смеется последним” (A Visit from the Goon Squad) рекомендую к обязательному прочтению и получению почти гарантированного удовольствия.

Дженнифер Иган. Цитадель (The Keep)

В одном из похвальных высказываний об авторе, что публикуют на обложке, Дженнифер Иган сравнивают с Генри Джеймсом. Я с этим сразу же согласился и еще вот что подумал. Романы Иган -- это современная актуальная литература, не тронутая тленом постмодернизма, или отряхнувшая его прах в пользу недопонятых, недоосвоенных, забытых или даже осмеянных форм классического романа на переходе к эпохе модернизма в литературе. Я бы даже назвал это неоклассицизмом-неомодернизмом, в смысле возврата от постмодернистской игры к литературе прямого высказывания, но обогащенной всеми литературными приемами, открытыми модернизмом. Вот, например, в романе "Цитадель" рассказчик время от времени меняется, но не по прихоти автора, а совершенно мотивированно основным сюжетом, просто вместо классической смены временных планов повествования с авторским описанием перехода от одного к другому, нарратив расщепляется на два потока событий, причем герой второго потока оказывается рассказчиком первого, потом оба плана трагически совмещаются в третьем потоке. Всюду любовь и смерть, призраки времен прошедших и недавних, преследующие героев. Довольно рано (роман 2006 года) описана болезненная зависимость главного героя первого нарратива от бессмысленных социальных коммуникаций, от сотового телефона, от потребности все время быть в контакте, пусть и бессмысленным. Это еще не было социальных сетей, в которых теперь увязли все.

Вообще ситуация Замка в романе - это довольно традиционное притчевое моделирование современной робинзонады, отрыв от социума и необходимость заново формировать и утверждать свою идентичность в лабораторной герметической ситуации. Герою первого нарратива это удается, несмотря на все физические и психологичекие мучения, но награду получить он не успевает, герой второго нарратива, сочинивший первый, получает свою награду в виде невозможной любви, но поздно, он тоже в Замке, только в тюремном, героине треьего нарратива удается вырваться хотя бы ненадолго из Замка своей неудавшейся жизни только для того, чтобы убедиться, что первый Замок существует именно таким, каким описал его герой второго нарратива.

Вообще в романе все герои - неудачники, которым приходится все время довольно сильно барахтаться, чтобы хотя бы удержаться на плаву, поэтому успех, любовь и счастье показываются им только краешком и тут же тонут в черной воде круглого пруда на месте старой башни в Замке.

Перевод Натальи Калошиной безупречен. Прозрачен настолько, что сквозь него видна вся глубина оригинала. Как раз тот случай, когда переводчик конгениален автору. Для переводчика-любителя вроде меня в переводе много поучительного в технике литературного ремесла.

Осталось еще два романа Дженифер Иган прочитать и в 2017 году выходит новый.

Очень рекомендую.
Subscribe

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Валерия Маррене-Моржковская

    Валерия Маррене-Моржковская (1832 – 1903) — польская писательница, публицистка, переводчица, литературная критикесса и феминистка…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment