Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Индия: Кришна Собти

Кришна Собти [कृष्णा सोबती, Krishna Sobti] родилась в городе Гуджрат (ныне территория Пакистана) в 1925 году. В период разделения Индии её большая семья переселилась с условно мусульманских земель на условно индусские. В одной из статей о Собти встретилась фраза: "угли Разделения тлеют по-прежнему", и это не высокопарное преувеличение, свойственное восточному красноречию. Первый роман недавней выпускницы университета, "Дочь памяти", был посвящён родине - той родине, на которую уже невозможно возвратиться.



Рену, молодая героиня "Дочери памяти", растёт и взрослеет в начале XIX столетия, мир вокруг неё стремительно меняется, и прежние деревенские устои изображаются с ностальгическим лиризмом - почти золотой век. Такой жанр имеет собственное название: aanchalik, провинциальная лирика. Но, что характерно, Кришна Собти не осталась в рамках регионалистской прозы, и даже наоборот - как особенную черту её произведений называют удивительное разнообразие миров, слоёв общества, диалектов и языков. Крестьяне у неё разговаривают как крестьяне, интеллигенция свободно пользуется многочисленными иностранными заимствованиями, а если уж в объектив попали торговцы из Раджастхана, то всеми речевыми красками заиграет индийский базар: и яркими, радужными, и сочно-грязными:

Благословенная, как вода семи рек священных, чёрная, как сковородка закопчённая, мамаша у меня. А смотри, какую меня беленькую родила! Она говорит, я вся в одного богатого, известного в наших местах человека, в тахсильдара [сборщика налогов] нашего округа. Сама подумай, Старшая, от кого было мне унаследовать такие тонкие и чистые чувства, как у тебя? Я совсем другая. И, ясное дело, мужу моему, твоего мужа младшему брату, не понять, какой огонь меня жжёт и сжигает. Сардари... его только и хватает, что на раз в неделю. Ну, на два. А я вся изжаждалась, изголодалась, корчусь, как рыба без воды.

Было у старого Гурудаса три сына. Старший, умный, женился по сговору на добродетельной девушке. Младший, любимый, - по любви на красавице. А средний был и так, и сяк, а женился по страсти на развратнице и дочери развратницы... Пусть Митро и переименовали в Сумитрованти, чтобы имена всех женщин дома изящно рифмовались, но "умище-то куда девать"? И Средняя невестка начинает терроризировать семью, бранясь, заводя ссоры и сетуя на свою сексуальную неудовлетворённость...

Похождения бедовой женщины и попытки её усмирить, вполне, впрочем, безуспешные, составляют тело повести. А душа... Кто ты, чёртова Митро? Одержимая демонами, как убеждён свёкор?  Разгневанная обличительница ханжей? Просто "взбалмошная бабёнка", как, по мнению переводчицы, может охарактеризовать её западная аудитория? Жертва своей матери-сутенёрши? Или беспризорная Шакти, шатающаяся в поисках гармонии? Кстати, Кришна Собти пишет в направлении "беспощадный реализм". Бывает реализм критический, бывает, например, магический, а бывает - беспощадный.
Tags: 20 век, Индия, материнство, повесть, реализм, русский язык, сексуальность
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments