Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Гайана: Полин Мелвилл

Что мы знаем о Гайане? Небольшая постколониальная страна на севере Южной Америки. Что-то из детства: «Белый ягуар — вождь араваков», «Три билета до Эдвенчер» - кстати, терминология пригодилась, спасибо! Да в «Пригоршне праха» незадачливый Тони в джунглях читал Диккенса полоумному плантатору. Опасные, видать, места. Канаимы всякие водятся. Вы знаете, кто такое канаима? В 1948 году в Британской Гвиане родилась Полин Мелвилл [Pauline Melville], которая многое нам объяснит...

           

Её мать, англичанка, была вторым ребёнком из десяти в семье рабочего лесопилки. Она служила на канадской железной дороге. Отец работал на сахарном заводе. В числе его предков значились южноамериканские индейцы, выходцы из Африки и шотландцы- колонисты. Познакомилась эта своеобразная пара на Кубе, во время отдыха. У них родились три дочери. Когда Полин, старшей, было лет шесть, семейство переехало в Лондон.

Отец будущей писательницы страдал туберкулёзом, систематически лечился в санатории. Это надо было скрывать. Туберкулёз считался позором, болезнью низов общества. Сама Полин долгое время состояла на учёте как носительница заболевания. В начале 60-х она оставила школу ради своей мечты — театра: и сцену подметала, и должность помрежа исполняла, и пьесы читала вслух. Первой ролью в кино стала малолетняя проститутка в экранизации «Улисса». С 1970 по 1974 год актриса училась в университете на так называемом сэндвич-курсе, психология плюс математика, активно участвовала в политической деятельности, ездила с театральными труппами по фабрикам и заводам. А впервые полетела на родину в 1980 году, когда там произошло громкое политическое убийство. Как вспоминает сама Мелвилл, тогда она ощущала себя стопроцентной британкой, но Южная Америка сделалась для неё родным домом. Пришлось поработать и на Ямайке в театральном училище, и в Гренаде. С увлечением артистка искала свои корни и родственников, которые приняли её с уважением и заботой, путешествовала, сочиняла первые рассказы. Именно тогда она узнала, что Мелвиллы, у которых останавливался Ивлин Во, когда путешествовал по Гвиане, - её предки. Кстати, прозаик отзывался о них в самых уничижительных и грубых выражениях, обозвал дикарями, а ведь эти дикари ему, по сути дела, жизнь спасли.



В 70-е Полин Мелвилл снялась в таких фильмах, как «Долгая Страстная пятница», «Мона Лиза», в 80-е участвовала в рок-кабаре Sadista Sisters, а кто смотрит «Чёрную змеюку» с Роуэном Аткинсоном, вспомнит её комическую роль в «Рождественских песнопениях» - миссис Скретчит (на фото). А однажды актриса забыла запереть дверь, и ночью к ней ворвался грабитель. Отчаянно отбиваясь, она вдруг подумала, каково быть им — молодым, озлобленным, нарушающим закон... В книгах Мелвилл зауряднейшие люди проживают судьбы, достойные пера Байрона и Шелли, если не Гомера. Столь озадачивающий синтез романтизма с реализмом начинала я читать не без скрипа. В большой степени тому способствовал затянутый пролог; как так, размышляла я, одновременно подражать Маркесу, Тутуоле и Олдосу Хаксли... И тут как растаращило! Как попёрло!


Простите за жаргон, но только так могу выразить свои впечатления. В дебюте Мелвилл столкнулись мифологическое, родоплеменное мышление америндов и ироничный снобизм британской классики. Пресловутый автор «Возвращения в Брайдсхед», кстати, появляется на заднем плане, но этому светилу не затмить Брата-солнце и Сестру-луну, скинувшую юбку, чтобы уйти за братом на небо... А когда схлынуло это напряжение, эта невыносимая боль, что нам осталось? Могилка на заднем дворе и титульный лист с надписью «Ивлин Во в зеркале постколониального дискурса». Когда меня проняло? Когда Шиби-дин, великий охотник и горький пьяница, поджёг хижину, где спали трое его детей? Или когда брат-солнце разомкнул объятия с сестрой-луной и ухмыльнулся: «Главное, никакой тёщи!» Или когда крестьянин на заработках признался филологессе в любви, и оба притворились, что ничего не слыхали? Или когда Болтунишка... Но мне трудно думать о Болтунишке. Непременно буду перечитывать «Ventriloqust's Tale» и познакомлюсь с другими произведениями Мелвилл.
Tags: 20 век, reading the world, Южная Америка, английский язык, инцест, колониализм, мифология, первобытные люди, постмодернизм, роман
Subscribe

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Четверг, стихотворение: Екатерина Воронцова-Дашкова

    Послание к слову "так" О! слово твердое, почтенное от века, Когда ты во устах честнóго человека! Мой дух стремится днесь воспеть тебе хвалу, Во…

  • Стина Джексон, "Серебряная дорога"

    Как видно по обложке, нам обещают сразу всё и ещё немного. Должна признать, что для дебюта это действительно сильная вещь. Добротный скандинавский…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments