Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Гренландия: Малиарак Вебек

Малиарак Вебек [Mâliâraq Vebæk] родилась в 1917 году во Фредриксдале. По метрикам её имя Мария Атали Клейст - гренландских имён тогда в документах не указывали. Отец и дед Марии были пасторами. Отец, кроме того увлекался политикой, несколько раз выигрывал выборы и заседал в местном самоуправлении. Школу-интернат Мария Клейст закончила лучше всех в параллели - особо отмечается, что даже лучше, чем ученики школы-интерната для мальчиков - и поэтому была рекомендована для дальнейшего образования в Дании. Там она получила профессию учительницы в семинариуме (как я поняла, семинариум есть нечто среднее между педучилищем и педагогическим университетом) и в 1939 году возвратилась на родину.

Там она познакомилась с будущим мужем - археологом К. Л. Вебеком, который приехал раскапывать поседения викингов и из-за войны вынужден был остаться в Гренландии. Они поженились в 1945 году, уехали в Данию, но возвращались на Зелёную Землю много раз: проводили научные исследования, собирали фольклор и диалекты. Малиарак Вебек взяла на себя тяжёлый труд переводчицы с гренландского на датский и с датского на гренландский. Собственную литературную деятельность она начала в пятидесятые годы, работая для Гренландского радио, где читались некоторые её очерки и рассказы. Первый роман на гренландском языке - "История Катрины" - также создан Малиарак Вебек.



Девятнадцатилетняя Катрина летит в Копенгаген к мужчине, который её любит. Он улетел, чтобы получить у постылой жены развод, а над ребёнком - опеку, они с Катриной обязательно обвенчаются и будут счастливы до конца дней. Наивная, неискушённая девушка подвергается всем столичным опасностям: здесь и алкоголь, и наркотики, и дурная компания, и сутенёры. Невольно Брехт вспоминается: "занесло её в город, в гущу гнилья, точно между дровами зажало"... Но падение и гибель Катрины все воспринимают как обычное дело. Лошади кушают овёс и сено, осенью бывает листопад, женщина топится в море... Почему?

Потому что она такая-сякая эскимоска. Эскимосы поголовно алкоголики, женщины у них гулящие, работать способны единицы, а уж мыслить - это по нулям. В своём интереснейшем интервью Генриетта Бертельсен, одна из ассимилированных инуитских детей, попавших в приёмные семьи в Данию, рассказывает: Разница в отношении к спиртному у датчанина и гренландца проявляется лишь в том, что мои земляки не таятся, когда напиваются допьяна - особенно если погода к тому располагает. Точно так же не скрываются и любовные связи. На Севере сама обстановка к пуританству не располагает, там все у всех на виду, скрывать бесполезно. Гренландцы коллективисты, датчане индивидуалисты. Гренландцы часов не наблюдают, в Дании даже пятиминутное опоздание может вызвать негодование. Поэтому более-менее человеческое отношение инуиты найдут разве что у хиппи в Христиании, для остальных они палка в отлаженном крутящемся колесе цивилизации. Гренландка Луиза адаптировалась, теперь она не пускает к себе пьяного земляка: разве можно, у меня же дети! А потом собирает цветы на его похороны. Малышка дочь пожимает плечами: он живой тебе был не нужен, зачем ему теперь твои букеты? И действительно, зачем? Мертвым- могила, а как помочь живым? Силком тащить в атомный век или насильно удерживать в каменном? На долгом веку Малиарак Вебек, умершая в 2012-ом, девяноста пяти лет от роду, повидала разные решения, но до сих пор вопросы остаются открытыми.

А пока девятнадцатилетняя девушка летит в Копенгаген к мужчине, который её любит. Который - она думает - её любит...
Tags: Дания, датский язык, инуиты, проституция, развод, русский язык, самоубийство, судьба женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments