?

Log in

No account? Create an account

fem_books


Книги, рекомендуемые феминистками


Previous Entry Share Flag Next Entry
О феминистском фэнтези
2014
svarti wrote in fem_books
У меня был текст о том, как одна русскоязычная авторка могла бы развить идею феминистского фэнтези, но у неё не получилось. Просмотрела некоторые "жанровые" произведения - там есть неплохая база, но повествование быстро скатывается в патриархальную штамповку.

Я восстановлю. Из принципа

Заметки о Снежанне В.

Мою подборку в апрельском номере «Нового мира» за 2016 год завершает цитата с либрусека: «- Прошу удалить книгу: “Целительница нечисти”. Причины:
Она заброшена и не будет законченна, а читатели читающие ее на что-то наедятся», — etc. Не надейтесь, отвечает авторке уставший от её причитаний мужчина-библиотекарь, я восстановлю. Из принципа.
Я сохранила ошибки и опечатки, чтобы подчеркнуть, что литература часто похожа на лотерею, и даже откровенно слабые авторы могут задержаться на гребне волны у малоизученных островов дольше, чем казалось на первый взгляд. Снежанна В. — молодая русскоязычная украинская писательница. Её однажды издавали на бумаге, но это, как известно, не признак качества. Рецензентка на сайте электронной библиотеки возмущается: «Писала золотая рыбка из аквариума, ибо только у них память на события последних пяти минут. Иначе не объяснить, как аФтору удается на одной странице изложить три разные версии жизни одного из персонажей:
- лошадей оставьте, их сын пристроит;
- живу одна, дети выросли и разъехались (сын с лошадками уже уехал?);
- два года назад переехали сюда с двухлетними детьми (пацанчик четырёхлетний шустрый оказался).
От такого наплевательского отношения к читателю мне тоже захотелось наплевать на этот плохо структурированный бред».
«Особенно понравилась, — пишет читательница на другом сайте, — чудесная фраза "поднялась занавесь"...» Я не знаю, почему двадцатидвухлетняя — а теперь уже почти двадцатипятилетняя — девушка пишет как подросток (особенно показателен её дневник): возможно, особенности взрослого мира вынудили её застыть на определённой отметке. «Целительница нечисти» создана ещё до войны — собственно, мой текст «Литература. Роман в пяти частях», где эта книга упоминается, написан в начале 2013, поэтому истоки травмы надо искать не там, где «надо бы» на первый предубеждённый взгляд.
Этот роман, а точнее, повесть, чудовищен. Авторка собрала множество жанровых штампов: имитация средневековья с торчащими повсюду, как плохо забитые гвозди, приметами современности, наивная дикарка-протагонистка со сверхспособностями, идеальный (радикальные феминистки употребили бы мем «нетакой») всепрощающий герой, демонический противник, стерва-соперница, школа волшебников, напоминающая Хогвартс. Но если вчитаться, понимаешь, что девушка не сумела довести до ума неплохой феминистский сюжет.
Он кажется таким, поскольку между строк прорывается переживание настоящей травмы. Добродетель угнетённой — возможность исцелять нечисть, небезопасную для человека. Классические бредни о «внезапно открывшемся» происхождении героини из погибшего древнего рода я бы убрала вместе с безупречным рыцарем, которого бы заменила на обычного парня. Абьюзивные отношения и изнасилования (позже якобы для блага девушки стираемые из памяти героини мужчинами-магами — характерный патриархатный жест вынужденного отказа от женской частной и, шире, коллективной памяти) обостряют её эмпатию, заставляя узнавать в «нечисти» экзистенциальных Других, страдающих от действий привилегированной группы и демонизированных ею. Оставила бы животное-помощника. Внутреннюю мизогинию студенток, которые окружают героиню, авторка передала хорошо — романный мир вообще мизогиничен: пережившая насилие женщина объявляется «грязной» и, как обычно, «виновата сама».
Книга обрывается на странной сцене. Героиня избавляется от сына своего насильника, шантажом заставившего её с ним спать (но он, принадлежа к влиятельной семье, всё равно несёт для неё угрозу), выходит замуж за безупречного героя, понимает, что беременна, и едет с группой на «волшебную практику». Некий зверь, оказавшийся неопасным, уводит её в лес. Сопровождающее героиню ручное животное с шипами говорит, что последовать за ними не может — там что-то не то. Девушка решается пойти одна, почему-то уверенная в правильности своих действий.
Что может быть в чаще — либертарная коммуна или объединение лесбийских сепаратисток, наверно. Поэтому усвоившее жестокую «человеческую» мораль существо останавливается у черты. А дальше повествование потечёт под другим углом. Да, кстати, героиню зовут София (значит, феминистское сообщество в таких условиях — микромодель кеномы), но если переписывать шедевр, то имя лучше поменять.
Для фэнтези нужен особый склад ума — чтобы получилось как у Дженнифер Мари Бриссет или Лорен Бьюкес, а не как обычно. Некоторым помогла бы хотя и фрагментарная, но вера в несбыточное, а я скептик: даже в студенческие времена воспринимала руны и Таро как средства для медитации, не более, и посмеивалась над девушками, которые пачками закупали пособия по грошовой ведьмовщине; обнаружив одно, выяснила, что это неправленая перепечатка бредней XIX века про жабий язык и другие способы приворота; «порчу они наведут», прости господи.


  • 1
Написание текста (особенно сказки) -- старый испытанный способ рассказать в первую очередь самой себе (а если получится -- то и другим) о том, что тебя беспокоит, но явно не формулируется. Не даром существует целое направление нарративной психотерапии. Видимо этот роман (как и многие другие на него похожие) был такой неосознанной попыткой самолечения.

Ну, и стал примером того, что бывает, когда основная мотивация — это терапия, а не стремление создать художественный текст.

Да, оно так чаще всего и бывает. Но что в этом страшного? Хороших текстов в ноосфере достаточно. :))

Во всяком случае, сюжет выглядит более чем реалистичным. Даже с учётом животного-помощника и магов, стирающих память...

Edited at 2016-07-09 02:06 pm (UTC)

  • 1