Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Рассказ Габриэлы Воман

Прекрасный отпуск

Это был прекрасный отпуск, впервые за всё время, что я с Асмусом. Залив не изменился, но теперь нравился мне. Я не вылезала из воды — давно я не испытывала такого наслаждения — и ни на секунду не забывала, что могу дышать полной грудью и предаваться покою, полному покою. С кузинами не цапалась, даже наоборот. Перед кафе «Роза» мирно сидели дедушка с бабушкой, и меня ничуть не раздражало, что они беспрерывно зовут нас пить чай с медовыми посыпушками, — «Роза» славится и тем, и другим. Асмус не приставал к Люцу. Люц запускал своё радио на полную катушку, и Асмус даже насвистывал под музыку. Само собой, Люц опять ни разу не выкупался, но Асмус просто не обращал на это внимания, благодаря чему создалась обстановка, о которой я всегда мечтала. Может быть, Асмус щадил меня или стал уравновешеннее? Какое глубокое заблуждение! Просто Асмуса не было с нами этим летом.

Вместо него был Хайнц Пфицнер. Случай свёл нас в одной гостинице. Уже через неделю мы перешли на «ты», и я стала называть его Нельсоном — он так хотел. Он просто держался с моими домашними, и те отпускали нас одних на дальние прогулки. В их великодушии не было ни капли жертвенности, поэтому впервые совесть моя была чиста, и я радовалась этой настоящей свободе. К тому же я была довольна, что откопала для своей семьи такого милого человека, пусть только на время. Нельсон часто звал с нами Люца. Люц соглашался, ведь он, как все, любил Нельсона. Например, Люц ходил с нами на прогулку в птичий заповедник. Нельсон знает, о чём говорить с мальчишками, и легко находит с ними общий язык. Люца не узнать. Для него вообще-то ничего не существует, кроме его шлягеров и двух disk-jockeys. Теперь у него появился Нельсон. И Люцу хорошо, и всем нам. Нельсон источает покой, вот в чём дело. За этот отпуск я отдохну, потому что любить Нельсона — тоже отдых.

Я коротко стригу ногти и, глядя на свои руки, вспоминаю Асмуса. Разумеется, я часто думаю об Асмусе, и от этого мне становится ещё спокойнее. Асмуса нет, и некому ругать меня за изуродованные ногти. И за шлёпанье босиком по холодной воде тоже некому. Рассматривая свои красные замерзшие ноги, я представляю себе, в какое неистовство они привели бы Асмуса, если бы он их увидел. К моей причёске тоже некому придираться. Купаясь в заливе, я каждый раз мочу волосы. Следующим летом Асмус опять будет командовать, и мне придётся с ним считаться, оттого я сейчас, пожалуй, слегка перебарщиваю. Во всём заметно отсутствие Асмуса, и его чересчур громкий голос, нарушая тишину гостиницы, кричит на меня только в моём воображении, только в моём воображении.

Нельсон такой внимательный. Позавчера он постриг моих кузин. Дедушке подбрил пушок на морщинистой шее. С бабушкой терпеливо беседовал и жизни муравьёв — она и в этот раз притащила с собой целый чемодан литературы про животных, это её хобби. Нельсон для всех стал своим человеком. Боясь выйти из равновесия, я стараюсь заглушить даже собственную радость по поводу всеобщей гармонии. Моя программа — быть такой же спокойной, как Нельсон. Невозмутимо выслушивать дурацкие разглагольствования о зависимости погоды от лунных фаз — излюбленная теория дедушки. Улыбаться в ответ на утверждение, будто П. Хубер, исследовавший в 1810 году поселения наших муравьёв, не был французом — так хочется моей бабушке. От Люца с кузинами тоже на стену полезешь, как это бывает с Асмусом.

Но случается, я вдруг ни с того ни с сего пугаюсь; не оборачивайся, говорю я себе, Асмус стоит сзади. Я жду, затаив дыхание. Тогда кто-нибудь из моих кричит мне: «Что с тобой? Ты прямо на ходу спишь». И они смеются между собой, но Нельсон не смеётся. «Вы только посмотрите, у неё глаза закрыты!» Асмус тоже с ними не смеётся. Он не любит шуток. Теперь они кричат: «Эй, Асмус, обрати внимание на свою жену, а ну-ка давай разбуди её!» Я не открываю глаз, не разжимаю век. Спокойно, спокойно, ласково шепчет мне Нельсон, моя выдумка.
Tags: 20 век, Германия, домашнее насилие, рассказ
Subscribe

  • Леда Космидес

    Леда Космидес – американская психологиня, которая вместе со своим мужем, антропологом Джоном Туби, стояла у истоков новой области –…

  • Старейшины у водопада

    Урсула Ле Гуин The Elders at the Falls In 1958 a dam was completed below the great falls of the Columbia River at Celilo, where for thousands of…

  • Эмили Дин "Все умерли и я завела собаку"

    Спойлеров можно не опасаться, так как весь сюжет кратко описан в заглавии.))) Эмили Дин – английская писательница, журналистка и радиоведущая.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments